Игорь губерман фото


Губерман Игорь родился в городе Харькове 07.07.1936 года. Прожил он там всего восемь дней от рождения. И, как говорит сам поэт, «поехал покорять Москву». Мама Игоря окончила консерваторию, отец – экономист. В школе сразу приняли во второй класс, так как уже читал и писал. В 1958 году Игорь окончил МИИТ, и ему вручили диплом инженера-электрика.

Трудовая и литературная деятельность

По специальности работал в течение нескольких лет. Первый трудовой опыт получил в Башкирии, где работал в качестве машиниста электровоза в течение года. Параллельно трудился над научно-популярными книгами. Как-то удавалось сочетать в то время работу с литературной деятельностью, вспоминает Игорь Губерман. Книги:

  • «Третий триумвират» — о методах и средствах кибернетики в биологии (1965).
  • «Чудеса и трагедии черного ящика» — об исследовании и возможностях мозга (1968).
  • «Освобожденное время» – о руководителе организации «Народная воля» (1975).
  • «Бехтерев. Страницы жизни» — о русском психологе и неврологе В. Бехтереве (1976).

Губерман Игорь Миронович написал сценарии к нескольким документальным фильмам, регулярно публиковал очерки и статьи в периодических изданиях. В пятидесятых годах знакомится с А. Гинзбургом и другими свободомыслящими людьми. Многим из них он очень благодарен, говорит Игорь Губерман, биография могла бы быть совершенно иной. Все больше проявляет себя как поэт-диссидент, пишет сатирические стихи о проблемах страны советов.

Арест и ссылка

Активно участвует в издании подпольного журнала «Евреи в СССР» и публикует там свои произведения. Драматическим моментом его жизни стал арест, по сфабрикованному обвинению. Губерман говорит, что это было предопределено, так как в течение года за ним неотступно следовала черная машина.

Отказался дать показания против редактора и его осудили на 5 лет. Отсидел срок он полностью – с 1979 года по 1984. Это «своеобразное времяпрепровождение» добавило ему жизненного опыта, вспоминает Игорь Губерман. «Биография не сложится» и жизнь может подкинуть любой сюрприз. Самое главное, сохранять бодрость духа и быть честным перед собой. В лагере всегда вел дневники, в 1980 году написал «Прогулки вокруг барака», в основу книги легли дневниковые записи (опубликована в 1988 году).

Эмиграция в Израиль


Вернувшись из заключения, долгое время не мог получить прописку в городе и устроиться работать. Спустя год, когда к власти пришел Горбачев, появилась какая-то надежда, что в стране начались изменения. К сожалению, надежды не оправдались. Семья эмигрировала в Израиль. Собственно, решение уехать было принято давно, но помешал отъезду арест Губермана. Поэтому процесс переезда затянулся на долгие годы.

Переехал в Израиль в 1987 году, как рядовой репатриант. Никакого «особого» интереса к себе, как к известной личности, не заметил. Но, оказалось, что в Израиле у него много читателей. Поэтому творческие встречи с читателями и концерты начались очень быстро.

Всегда разными способами зарабатывал на пропитание, вспоминает Игорь Губерман, биография трудовой деятельности широкая – был и инженером, и прорабом, и слесарем. Когда приехал в Израиль, то был готов ко всему и не ожидал, что сможет прокормить свою семью литературным трудом.

Творчество Губермана

Губерман Игорь Миронович активно занимается литературной деятельностью. А также пишет свои знаменитые четверостишия. Они отличаются юмором и лаконичностью. Частенько в четверостишиях употребляется ненормативная лексика. Он считает ее естественной частью свободного и великого языка.

И это нормально, считает Игорь Губерман, биография многих известных личностей да и лучшие произведения русской литературы не один раз подтверждали, что это вполне естественно. Вот сейчас свободная лексика вернулась в современный литературный язык.

Легендарные «гарики»


Свои четверостишия называет «гариками». Когда-то он называл их «дацзыбао» (пропагандистские листовки во время революции в Китае). В семидесятые годы, когда вышли две его книги, перед арестом Губермана, их все называли «еврейские дацзыбао». Но Губерман говорит, что это глупо и неправильно. Решил, что лучше всего называть их «гариками», так как его дома называли не Игорем, а Гариком.

Он не видит в этом ничего странного или предосудительного. Считает, что это очень органично, так как сейчас многие называют четверостишия своим именем и появилось великое множество «мишиков», «ириков», «мариков». В своих «гариках» Губерман частенько высмеивает российскую действительность. Четверостиший уже более четырех тысяч, несколько изданий пережил сборник «Гарики на каждый день». Игорь Губерман опубликовал и другие сборники стихов:

  • «Гарики (Дацзыбао)» (1988).
  • «Гарики на каждый день» (1992, в двух томах).
  • «Календарь 2000» (1999).
  • «Гарики из Атлантиды» (2009).
  • «Гарики за много лет» (2010).
  • «Гарики из Иерусалима» (2011).

Игорь Губерман — автор романа «Штрихи к портрету» (1994). Выступает с чтением стихов, рассказов и воспоминаний в США, России, и других странах. Ведущий ряда программ на русском языке на израильском телевидении. Произведения Губермана переведены на английский, итальянский, немецкий и другие языки.


Супруга Губермана Татьяна по образованию филолог. Ко всему, что пишет ее супруг, относится спокойно. Она прекрасно понимает, что образ героя в стихах и автор – это разные вещи. В его семье даже самые «колючие» стихи все воспринимают нормально. Игорь Миронович говорит, что его стихи пытались перевести на другие языки, но из этого ничего не выходит. «Видимо, реалии нашей жизни выразить другим языком довольно трудно», — шутит Губерман.

Источник: FB.ru

Игорь Губерман

Игорь Губерман

Игорь Миронович Губерман (евр. יְהוּדָה בֵן מֵאִיר גוּברמן). Родился 7 июля 1936 года в Харькове. Советский и израильский поэт, прозаик. Известен четверостишиями под названием «гарики».

Игорь Губерман родился 7 июля 1936 года в Харькове.

Отец — Мирон Давыдович Губерман.

Мать — Эмилия Абрамовна Губерман.

Старший брат — Давид Миронович Губерман, академик РАЕН, работал директором Научно-производственного центра «Кольская сверхглубокая», был одним из авторов проекта бурения сверхглубоких скважин.


После школы поступил в Московский институт инженеров железнодорожного транспорта (МИИТ), который окончил в 1958 году, получив диплом инженера-электрика. Несколько лет работал по специальности, параллельно занимаясь литературой.

В конце 1950-х познакомился с А. Гинзбургом, издававшим один из первых самиздатских журналов «Синтаксис», а также с рядом других философов, деятелей литературы, изобразительного искусства. Писал научно-популярные книги, но все активнее проявлял себя как поэт-диссидент. В своём «неофициальном» творчестве использовал псевдонимы, например И. Миронов, Абрам Хайям.

Арест и уголовный срок Игоря Губермана

В 1979 году Губерман был арестован по сфальсифицированному обвинению о покупке краденых икон и приговорён к пяти годам лишения свободы. Не желая лишнего политического процесса, власти судили Губермана как уголовника по статье за спекуляцию. Кроме того, одному чиновнику приглянулась его коллекция икон.

Сам Губерман о своем уголовном деле рассказывал: «В то время огромное количество людей сажали по уголовной статье. Помню, меня вызвали в КГБ и предложили посадить главного редактора журнала «Евреи в СССР», с которым я тогда сотрудничал, или сесть самому. Выбора у меня не было. Тут же нашли уголовников, которые показали, что я купил у них пять заведомо краденых икон. А так как при обыске у меня их не нашли, что в общем-то понятно, меня судили еще и за сбыт краденого. В общем, мне светило максимум полтора года. Но следовательница мне призналась, что отсижу я полных пять лет, потому что директору музея в Дмитрове очень понравилась моя коллекция икон. А конфисковать ее могли только, дав мне такой большой срок».


У него конфисковали большую коллекцию живописи, которую он собирал 12 лет: масляные картины, темперные. Кроме того — иконы, скульптуры, большое количество книг.

Попал в исправительно-трудовой лагерь, где вёл дневники. Он вспоминал, что в камере писал на клочках бумаги, которые хранили его сокамерники в сапогах и туфлях. Потом смог передать на свободу через заместителя начальника по режиму Волоколамской тюрьмы. «В тюрьме я встретил разных людей, но ко мне относились очень хорошо. Вообще, к дуракам в России очень хорошо относятся! Кстати, у меня даже кличка была — Профессор. Так она за мной по этапу и тянулась. Потому что я за всех желающих отгадывал кроссворды. А за это мне на прогулочном дворике перекидывали через стену табак», — вспоминал он.

Затем, уже в период ссылки, на базе этих дневников была написана книга «Прогулки вокруг барака» — написана в 1980 году, опубликована в 1988-м.

Игорь Губерман во время ареста

Игорь Губерман во время ареста

В 1984 году поэт вернулся из Сибири. Долго не мог прописаться в городе и устроиться на работу. Он рассказывал: «Меня не прописывали в Москве. А вот жену с детьми сразу, меня только год спустя прописал у себя Давид Самойлов — в Пярну. Там же я снял с себя судимость. Милиция исправно приходила и проверяла, где я».


В 1988 году Губерман эмигрировал из СССР в Израиль, живёт в Иерусалиме. Часто приезжает в Россию, выступая на поэтических вечерах.

В Израиле он вновь стал коллекционировать и собрал довольно неплохую коллекцию живописи.

Игорь Губерман 2

Широкую известность и популярность получили его «гарики» — афористичных, сатирических четверостиший. Изначально он называл свои стихи дацзыбао (во времена культурной революции в Китае так назывались большие лозунги). Но в 1978 году друзья издали его книжку в Израиле, назвав «Еврейские дацзыбао». Тогда он решил поменять название своих четверостиший. О том, как появилось это название, он говорил: «Вместе со мной. Меня зовут Игорь, но дома всегда звали Гариком. Бабушка произносила мое имя замечательно: «Гаринька, каждое твое слово лишнее!»».

Вся история нам говорит,
что Господь неустанно творит.
Каждый век появляется гнида
Неизвестного ранее вида.

Является сторонником неформальной лексики: «Ведь без нее литература российская просто невозможна!».


«Меня как непотопляемого оптимиста трудно расстроить. Старость навевает грусть. Правда, я и на эту тему умудряюсь шутить: «В органах слабость, за коликой спазм, старость — не радость, маразм — не оргазм»», — говорил Губерман.

Игорь Губерман — Гарики

Личная жизнь Игоря Губермана:

Женат. Супруга — Татьяна Губерман (в девичестве Либединская), дочь писателей Юрия Либединского и Лидии Либединской. Как говорил Губерман, всю жизнь он был счастлив в браке. «Не знаю, как жена, но выбора у нее просто нет. По совету одного своего приятеля, я при заполнении анкеты в графе «семейное положение» пишу — безвыходное», — шутил он.

В браке родилось двое детей: дочь Татьяна Игоревна Губерман и сын Эмиль Игоревич Губерман.

Дочь — воспитательница в детском саду, раньше занималась кибернетическими машинами. Сын — программист-процессорщик.

У Губермана три внучки и внук.

Игорь Губерман и жена Татьяна

Игорь Губерман и жена Татьяна

Игорь Губерман и жена Татьяна 2

Библиография Игоря Губермана:


1965 — Третий триумвират
1969 — Чудеса и трагедии чёрного ящика
1974 — Третий триумвират
1977 — Бехтерев: страницы жизни
1978 — Игорь Гарик. «Еврейские Да-Цзы-Бао»
1980 — Еврейские дацзыбао
1982 — Бумеранг
1988 — Прогулки вокруг барака
1988 — «Гарики (Дацзыбао)»
1992 — Гарики на каждый день
1994 — Второй иерусалимский дневник
1994 — Иерусалимские гарики
1994 — Штрихи к портрету
1998 — Гарики из Иерусалима
2002-2010 — Антология Сатиры и Юмора России XX века. Т.17
2003 — Окунь А., Губерман И. Книга о вкусной и здоровой жизни
2004 — Гарики предпоследние. Гарики из Атлантиды
2006 — Второй иерусалимский дневник
2006 — Вечерний звон
2009 — Губерман И., Окунь А. Путеводитель по стране сионских мудрецов
2009 — Книга странствий
2009 — Заметки с дороги
2009 — Пожилые записки
2010 — В любви все возрасты проворны
2010 — Гарики за много лет
2010 — Искусство стареть
2013 — Восьмой дневник
2013 — Иерусалимские дневники
2014 — Дар легкомыслия печальный
2015 — Девятый дневник
2016 — Ботаника любви
2016 — Гарики и проза
2016 — Еврейские мелодии


Гарики Игоря Губермана:

• Предпочитая быть романтиком
Во время тягостных решений,
Всегда завязывал я бантиком
Концы любовных отношений.

• Давай, Господь, решим согласно,
Определив друг другу роль:
Ты любишь грешников? Прекрасно.
А грешниц мне любить позволь.

• Был холост — снились одалиски,
Вакханки, шлюхи, гейши, киски;
Теперь со мной живет жена,
А ночью снится тишина.

• Теперь я понимаю очень ясно,
и чувствую, и вижу очень зримо:
неважно, что мгновение прекрасно,
а важно, что оно неповторимо.

• За то люблю я разгильдяев,
блаженных духом, как тюлень,
что нет меж ними негодяев
и делать пакости им лень.

• В наш век искусственного меха
и нефтью пахнущей икры
нет ничего дороже смеха,
любви, печали и игры.

• Текут рекой за ратью рать,
чтобы уткнуться в землю лицами;
как это глупо — умирать
за чей-то гонор и амбиции.

• В цветном разноголосом хороводе,
в мелькании различий и примет
есть люди, от которых свет исходит,
и люди, поглощающие свет.

• Я рад, что вновь сижу с тобой,
сейчас бутылку мы откроем,
мы объявили пьянству бой,
но надо выпить перед боем.

• Слой человека в нас чуть-чуть
наслоен зыбко и тревожно,
легко в скотину нас вернуть,
поднять обратно очень сложно.

• Идея найдена не мной,
но это ценное напутствие:
чтоб жить в согласии с женой,
я спорю с ней в ее отсутствие.

• Опыт не улучшил никого;
те, кого улучшил, врут безбожно;
опыт — это знание того,
что уже исправить невозможно.

• Поездил я по разным странам,
печаль моя, как мир, стара:
какой подлец везде над краном
повесил зеркало с утра?

• Тоскливей ничего на свете нету,
чем вечером, дыша холодной тьмой,
тоскливо закуривши сигарету,
подумать, что не хочется домой.

• На собственном горбу и на чужом
я вынянчил понятие простое:
бессмысленно идти на танк с ножом,
но если очень хочется, то стоит.

• Жить, покоем дорожа, —
пресно, тускло, простоквашно;
чтоб душа была свежа,
надо делать то, что страшно.

• Вчера я бежал запломбировать зуб,
и смех меня брал на бегу:
всю жизнь я таскаю мой будущий труп
и рьяно его берегу.

• Слежу со жгучим интересом
за многолетним давним боем.
Во мне воюют ангел с бесом,
а я сочувствую обоим.

• Не в силах жить я коллективно:
по воле тягостного рока
мне с идиотами — противно,
а среди умных — одиноко.

• Весьма порой мешает мне заснуть
волнующая, как ни поверни,
открывшаяся мне внезапно суть
какой-нибудь немыслимой херни.

• С Богом я общаюсь без нытья
и не причиняя беспокойства;
глупо на устройство бытия
жаловаться автору устройства.

• Вся наша склонность к оптимизму —
от неспособности представить,
какого рода завтра клизму
судьба решила нам поставить.

• Отменной верности супруг,
Усердный брачных уз невольник —
Такой семейный чертит круг,
Что бабе снится треугольник.

• Я женских слов люблю родник
И женских мыслей хороводы,
Поскольку мы умны от книг,
А бабы — прямо от природы.

• Красоток я любил не очень
И не по скудности деньжат:
Красоток даже среди ночи
Волнует, как они лежат.

• С неуклонностью упрямой
Все на свете своевременно;
Чем невинней дружба с дамой,
тем быстрей она беременна.

• Есть дамы: каменны, как мрамор,
И холодны, как зеркала,
Но чуть смягчившись, эти дамы
В дальнейшем липнут, как смола.

• Наступила в душе моей фаза
Упрощения жизненной драмы:
Я у дамы боюсь не отказа,
А боюсь я согласия дамы.

• Душой и телом охладев,
Я погасил мою жаровню:
Еще смотрю на нежных дев,
А для чего — уже не помню.

• Кто ищет истину, держись
У парадокса на краю;
Вот женщины: дают нам жизнь,
А после жить нам не дают.

• Бабы одеваются сейчас,
Помня, что слыхали от подружек:
Цель наряда женщины — показ,
Что и без него она не хуже.

• На собственном горбу и на чужом
я вынянчил понятие простое:
бессмысленно идти на танк с ножом,
но если очень хочется, то стоит.

• В цветном разноголосом хороводе,
в мелькании различий и примет
есть люди, от которых свет исходит,
и люди, поглощающие свет.

• За радости любовных ощущений
однажды острой болью заплатив,
мы так боимся новых увлечений,
что носим на душе презерватив.

• Жить, покоем дорожа, —
пресно, тускло, простоквашно;
чтоб душа была свежа,
надо делать то, что страшно.

• Вчера я бежал запломбировать зуб,
и смех меня брал на бегу:
всю жизнь я таскаю мой будущий труп
и рьяно его берегу.

• В наш век искусственного меха
и нефтью пахнущей икры
нет ничего дороже смеха,
любви, печали и игры.

• Вся наша склонность к оптимизму —
от неспособности представить,
какого рода завтра клизму
судьба решила нам поставить.

• Есть личности — святая простота
играет их поступки, как по нотам,
наивность — превосходная черта,
присущая творцам и идиотам.

• Текут рекой за ратью рать,
чтобы уткнуться в землю лицами;
как это глупо — умирать
за чей-то гонор и амбиции.

• Всего слабей усваивают люди,
взаимным обучаясь отношениям,
что слишком залезать в чужие судьбы
возможно лишь по личным приглашениям.

• Слой человека в нас чуть-чуть
наслоен зыбко и тревожно,
легко в скотину нас вернуть,
поднять обратно очень сложно.

• Мы сохранили всю дремучесть
былых российских поколений,
но к ним прибавили пахучесть
своих духовных выделений.

• Увы, но я не деликатен
и вечно с наглостью циничной
интересуюсь формой пятен
на нимбах святости различной.

• Ворует власть, ворует челядь,
вор любит вора укорять;
в Россию можно смело верить,
но ей опасно доверять.

• Поездил я по разным странам,
печаль моя, как мир, стара:
какой подлец везде над краном
повесил зеркало с утра?

• Мужик тугим узлом совьется,
но, если пламя в нем клокочет,
всегда от женщины добьется
того, что женщина захочет.

• Мне моя брезгливость дорога,
мной руководящая давно:
даже чтобы плюнуть во врага,
я не набираю в рот говно.

• Живя в загадочной отчизне
из ночи в день десятки лет,
мы пьем за русский образ жизни,
где образ есть, а жизни нет.

• Любил я книги, выпивку и женщин
И большего у бога не просил.
Теперь азарт мой возрастом уменьшен,
Теперь уже на книги нету сил.

• За то люблю я разгильдяев,
блаженных духом, как тюлень,
что нет меж ними негодяев
и делать пакости им лень.

• Вожди России свой народ
во имя чести и морали
опять зовут идти вперед,
а где перед, опять соврали.

• Вся история нам говорит,
что Господь неустанно творит:
каждый год появляется гнида
неизвестного ранее вида.

• Нам непонятность ненавистна
в рулетке радостей и бед.
Мы даже в смерти ищем смысла,
хотя его и в жизни нет.

• Когда, глотая кровь и зубы,
мне доведется покачнуться,
я вас прошу, глаза и губы,
не подвести и улыбнуться.

Источник: stuki-druki.com

Игорь Губерман — биография

Игорь Губерман появился на свет 7 июля 1936 года в Харькове. в семье отца Мирона Давыдовича, и матери — Эмилии Абрамовны. В семье также есть старший брат Давид, который стал академиком РАЕН.

После школы Игорь поступил в железнодорожный институт). В 1958 году окончил МИИТ. После окончания института работал по специальности инженера-электрика, одновременно занимаясь литературой.

Литература

Первые его статьи были научно-популярными и… откровенно скучными. Одно было хорошо — печатались они вместе с фотографией автора, чем Губерман отчаянно гордился. Гордость прошла, когда однажды его маленькая дочка, увидев в мусорном баке статью отца с фотоснимком, дернула мать: «Смотри, вон папа на помойке валяется!»

Позже оказалось, что талант у него не только прозаический, но и поэтический. Правда, стишки Игоря Губермана были в основном политическими, поэтому автору приходилось брать псевдонимы, чтобы не оказаться в опале.

Знаменитые «гарики» появились значительно позднее. Первые Игорь Миронович написал в начале 1960-х, когда его супруга Татьяна, беременная первым ребенком, лежала дома на сохранении. Чтобы развеселить любимую, Губерман сочинял глупые четверостишия, писал их от руки на бумаге и прикреплял листочки над Таниной кроватью.

Чуть позже решился показать несколько особенно искрометных друзьям. Один из них, драматург Алексей Файко, услышав очередной «гарик», воскликнул: «Да ты Абрам Хайям!» Это прозвище надолго прикрепилось к Губерману в дружеском кругу.

А ведь было время, когда опусы Игоря Мироновича воспринимали как бесполезные творческие потуги. Он помнил, как впервые принес свои наброски поэту Михаилу Светлову. Тот долго их изучал, а потом, вздохнув, спросил: «И чего вам не нравится работать инженером?» Это был провал…

Сам себя Игорь Губерман характеризовал как поэт-диссидент. Да, он знал, как опасно было в те годы заявлять о своем мнении, но молодость часто граничит с безрассудством. Отец Игоря Мироновича однажды как бы невзначай подсунул невестке деньги: «Гарика непременно посадят, и гораздо раньше, чем он думает. Пусть у тебя будут деньги на первое время». Чувствовал скорую расправу и сам Губерман.

Незадолго до ареста в 1979 году его поставили перед выбором: или он дает показания против главного редактора журнала «Евреи в СССР», в котором работал, или садится в тюрьму сам. Выбрал последнее. Обвинение было откровенно сфальсифицированным: «покупка краденых икон». Дали пять лет.

В исправительно-трудовом лагере Губерман вел дневники. На их основе позже составил книгу «Прогулки вокруг барака», которую опубликовал в 1988 году после выхода на свободу.

«Скука, тоска и омерзение — вот, что я испытал там», — рассказывал он о своем заключении. Хотя в тюремной среде Губерман быстро стал своим. Много шутил, рассказывал истории, помогал решать кроссворды, за что получил кличку Профессор. После лагеря его отправили в ссылку в Сибирь. Вскоре к нему приехала семья.

В Москву Губерман вернулся в 1984 году. Он не то что работу не мог получить — ему даже прописку давать не хотели. Выручил друг — поэт Давид Самойлов, прописавший Губермана у себя.

Бывший заключенный, да еще и еврей, — бельмо на глазу у власти. И хотя Игорь Миронович давно привык к предвзятому отношению, некоторые вещи удивляли даже его. Поэт помнил, как перед свадьбой поехал в командировку и умудрился потерять паспорт. Документ требовалось выправить быстро. Решив задобрить паспортистку, Губерман купил ей коробку конфет — миниатюрную, так как большими деньгами похвастаться не мог. Женщина его незначительный презент восприняла по-своему.

Документ новый выдала, но в графе «национальность», намекая на прижимистость просящего, крупными буквами вывела: «Еврей!» Уже в то время он задумывался об эмиграции. Израиль манил… Игорь Миронович мысленно собирал вещи, прикидывал, что точно следует взять с собой. Не мог не вспомнить про дружеский презент, который считал своим талисманом, — огромный «моржовий х.. .р». Однажды вечером, попивая чай с женой, спросил у нее: «Как думаешь, мне разрешат его в Израиль вывезти?» На что Татьяна многозначительно ответила: «Ты сначала свой вывези!»

В итоге все сложилось как нельзя лучше. Губерман хотел покинуть Советский Союз так же сильно, как советские власти мечтали избавиться от него. В 1988 году супругов вызвали в ОВИР и посоветовали: будет целесообразным выезд семьи в Израиль.

На новом месте все пришлось начинать с нуля. В Иерусалиме Губерман трудился то строителем, то инженером, то слесарем. Брался за любую работу, чтобы прокормить семью. Лишь спустя время он понял: в Израиле его любят и ценят не меньше, чем в СССР. Первые «гарики» в виде книги были выпущены именно в этой стране еще в 1978 году почитателями его таланта.

Начались гастроли, творческие и поэтические вечера. «Гариков» с каждым годом становилось все больше: на сегодняшний день их уже несколько тысяч! На каждый случай у Игоря Мироновича свое искрометное четверостишие. И в каждом из них, помимо юмора, еще и пронзительная житейская мудрость. Взять хотя бы строки:

В стихах Губермана можно встретить и крепкое словцо, но у него оно звучит не вульгарно — скорее, актуально и всегда к месту. А сам поэт признается: «Я считаю ненормативную лексику неотъемлемой частью великого и могучего!»

Личная жизнь

Игорь Губерман женат один и на всю жизнь. Супруга — Татьяна Либединская), дочь писателей Юрия Либединского и Лидии Либединской. Как он говорил, всю жизнь он был счастлив в браке, в котором родилось двое детей: дочь Татьяна и сын Эмиль. Татьяна работает воспитательницей в детском саду, а Эмиль программистом. У Игоря Мироновича три внучки и внук.

Игорю Мироновичу уже 84 года. Сегодня у него есть все, о чем он когда-то мечтал, — любимая жена, дети и внуки, работа и искренняя публика. Он живет в стране, которую считает своей исторической родиной, оставаясь популярным во многих точках мира. Лишь изредка Губерман жалуется на возраст, намекая на то, что «старость навевает грусть».

Источник: biography-life.ru


You May Also Like

About the Author: admind

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.