Игорь губерман стихи о женщине


30 блестящих гариков Игоря Губермана о женщинах

Душой и телом охладев,
я погасил мою жаровню:
еще смотрю на нежных дев,
а для чего — уже не помню.

Учение Эйнштейна несомненно;
особенно по вкусу мне пришлось,
что с кучей баб я сплю одновременно,
и только лишь пространственно — поврозь.

Когда к нам дама на кровать
сама сигает в чем придется,
нам не дано предугадать,
во что нам это обойдется.

Обманчив женский внешний вид,
поскольку в нежной плоти хрупкой
натура женская таит
единство арфы с мясорубкой.

Процесс эмансипации не сложен 
и мною наблюдался много раз:
везде, где быть мужчиной мы не можем,
подруги ускользают из-под нас.


На женщин сквозь покровы их нарядов
мы смотрим, как на свет из темноты;
увяли бы цветы от наших взглядов,
а бабы расцветают, как цветы.

Завел семью. Родились дети,
Скитаюсь в поисках монет.
Без женщин жить нельзя на свете,
А с ними — вовсе жизни нет.

Всюду было сумрачно и смутно;
Чувством безопасности влеком,
Фима себя чувствовал уютно
Только у жены под каблуком.

Ключ к женщине — восторг и фимиам,
ей больше ничего от нас не надо,
и стоит нам упасть к ее ногам,
как женщина, вздохнув, ложится рядом.

Мы были тощие повесы,
ходили в свитерах заношенных,
и самолучшие принцессы
валялись с нами на горошинах.

Все нежней и сладостней мужчины,
женщины все тверже и железней;
скоро в мужиках не без причины
женские объявятся болезни.

Судьбы случайное сплетение,
переплетенье рук и ног,
и неизбежное смятение,
что снова так же одинок.

С той поры не могу я опомниться,
как позор этот был обнаружен:
я узнал, что мерзавка-любовница
изменяла мне с собственным мужем.


Блестя глазами сокровенно,
стыдясь вульгарности подруг,
девица ждет любви смиренно,
как муху робко ждет паук.

Мужику в одиночестве кисло,
тяжело мужику одному,
а как баба на шее повисла,
так немедленно легче ему.

Женщине к лицу семья и дом,
гости и бесцельные расходы;
занятая умственным трудом,
женщина грешит против природы.

Хвалите, бабы, мужиков:
мужик за похвалу
достанет месяц с облаков
и пыль сметет в углу.

Когда в семейных шумных сварах
Жена бывает неправа,
Об этом позже в мемуарах
Скорбит прозревшая вдова.

Всюду плачется загнанный муж
на супружества тяжкий обет,
но любовь — это свет наших душ,
а семья — это плата за свет.

Идея найдена не мной,
но это ценное напутствие:
чтоб жить в согласии с женой,
я спорю с ней в её отсутствие.

Мужчина — хам, зануда, деспот,
Мучитель, скряга и тупица;
Чтоб это стало нам известно,
Нам просто следует жениться.

Трепещет юной девы сердце
над платьев красочными кучами:
во что одеться, чтоб раздеться
как можно счастливей при случае?


Мы дарим женщине цветы,
звезду с небес, круженье бала
и переходим с ней на «ты»,
а после дарим очень мало.

Ах, юность, юность! Ради юбки
самоотверженно и вдруг
душа кидается в поступки,
производимые из брюк.

Спеши любить, мой юный друг,
волшебны свойства женских рук:
они смыкаются кольцом,
и ты становишься отцом.

Всегда мне было интересно,
Как поразительно греховно:
Духовность женщины — телесна,
А тело — дьявольски духовно.

Опять весной мечты стесняют грудь,
весна для жизни — свежая страница.
И хочется любить кого-нибудь,
но без необходимости жениться.

Добро со злом природой смешаны,
как тьма ночей со светом дней;
чем больше ангельского в женщине,
тем гуще дьявольского в ней.

Кто ищет истину, держись
у парадокса на краю;
вот женщины: дают нам жизнь,
а после жить нам не дают.

Я женских слов люблю родник
и женских мыслей хороводы,
поскольку мы умны от книг,
а бабы прямо от природы.

Источник: izbrannoe.com


йУРПМШЪХЕФЕ МЙ чЩ РТПЗТБННЩ ДМС ВМПЛЙТПЧБОЙС ВБОЕТПЧ, УЮЈФЮЙЛПЧ Й PopUp?

дБ, РПУФПСООП
дБ, ЮБУФП
дБ, ЙОПЗДБ
вМПЛЙТХА ФПМШЛП PopUp («чЩРТЩЗЙЧБАЭЙЕ ПЛОБ»)
оЕФ, ОЕ ЙУРПМШЪХА
чРЕТЧЩЕ УМЩЫХ П ФБЛЙИ РТПЗТБННБИ
дТХЗПЕ

тЕЪХМШФБФЩ


рПЙУЛ РП УБКФХ
:: www.yandex.ru ::
      оЕ Ч УЙМБИ ЦЙФШ С ЛПММЕЛФЙЧОП:  РП ЧПМЕ ФСЗПУФОПЗП ТПЛБ   НОЕ У ЙДЙПФБНЙ - РТПФЙЧОП,   Б УТЕДЙ ХНОЩИ - ПДЙОПЛП.  
    

    цЙЧС МЕЗЛП Й УЙТПФМЙЧП, ВМБЦЕО, ЛБЛ РБМШНБ ОБ ВПМПФЕ. ЕЧТЕК УМБЧСОУЛПЗП ТБЪМЙЧБ, БОФЙУЕНЙФ ВЕЪ ЛТБКОЕК РМПФЙ. рТЙТПДБ ЦЕОУЛБС МЙИБ, Й НОПЗП НХЦЕУЛПК УЙМШОЕК, ОП ЮФП Х ВБВЩ ЧОЕ ЗТЕИБ, ФП ПФ МХЛБЧПЗП Х ОЕК. пУНПФТЙФ У ЗЧПЪДЙЛБ РПТФТЕФ ОБ ЛТХЮЙОХ ЧДПЧЙА. б НЙМЕОЛБ ВПМШЫЕ ОЕФ - УЛЙОХМУС Ч цЙДПЧЙА. дПВТП УП ЪМПН РТЙТПДПК УНЕЫБОЩ, ЛБЛ ФШНБ ОПЮЕК УП УЧЕФПН ДОЕК; ЮЕН ВПМШЫЕ БОЗЕМШУЛПЗП Ч ЦЕОЭЙОЕ, ФЕН ЗХЭЕ ДШСЧПМШУЛПЕ Ч ОЕК. вЩМБ Й С МАВЙНБ, ФЕРЕТШ ФПУЛХА ДПНБ, ФЕЮЕФ РТПИПЦЙК НЙНП, ОЙЛЕН С ОЕ ЕВПНБ. дХЫБ ВПМЙФ, УЧЕТВЙФ Й НБЕФУС, Й ЗМХИП Ч ФЕМЕ ЛБОЙФЕМЙФУС, ЕУМЙ ОЙЛФП ОЕ РПЛХЫБЕФУС ОБ ГЕМПНХДТЙЕ ЧМБДЕМЙГЩ. уФБТХЫЛБ - ЧПРМПЭЕООПЕ РТЙМЙЮЙЕ, ОП Ч РБНСФШ, ЮФП ВЩМБ ПОБ МЙИБ, РПИПЦЕ ЕЕ УНПТЭЕООПЕ МЙЮЙЛП ОБ УРЕЛЫЕЕУС СВМПЛП ЗТЕИБ. чУЕ РЕТЕНЕОЙМПУШ ВЩ ЛТХЗПН, ЕУМЙ ВЩ ЧЕЪДЕ ЧПЛТХЗ Й ТСДПН ЦЕОЭЙОЩ ТБУЛЙОХМЙ ХНПН, ЛБЛ УЕКЮБУ ТБУЛЙДЩЧБАФ ЪБДПН. нЕЮФЩ РЙФБС Й ОБДЕЦДЩ, ДЕЧЙГЩ УЛБЮХФ ЙЪ ПДЕЦДЩ; Б РПЗПДС - ПРСФШ Ч ПДЕЦДЕ, ОП ХНХДТЕООЕЕ, ЮЕН РТЕЦДЕ. оПУЙЫШ ТБДПУФОХА НПТДХ Й ОЕ ЪОБЕЫШ, ЮФП РПЪПТ - РТЙ ФБЛЙИ ЫЙТПЛЙИ ВЕДТБИ ФБЛПК ХЪЛЙК ЛТХЗПЪПТ. хМЕФЕМ НПК СУОЩК УПЛПМ ВБУХТНБОБ ЧПЕЧБФШ, Б ОБ НОЕ ОПЮХЕФ УЧЕЛПТ, ЮФПВ ОЕ УФБМБ ВМСДПЧБФШ. тПДСУШ ЙЪ ЛПЛПОПЧ ОБ УЧЕФ, НЩ УПЧЕТЫБЕН ЛТХЗ Ч РТЙТПДЕ, Й ВБВПЮЛЙ РТЕЛМПООЩИ МЕФ ПРСФШ ОБ ЗХУЕОЙГ РПИПДСФ. тЕВТП бДБНХ ЧЩТЕЪБФШ РТЙЫМПУШ, Й ЦЕОЭЙОХ зПУРПДШ ЙЪ ЛПУФЙ УПЪДБМ; ТЕВТП ВЩМБ ЕДЙОУФЧЕООБС ЛПУФШ, МЙЫЕООБС ЛБЛПЗП-МЙВП НПЪЗБ. еУФШ ВБВЩ - ИТБНЩ: УФТПЗ ЖБУБД, ЮЙУФБ ОЕЧЙООПУФШ ЛТБУПЛ УЧЕЦЙИ; Б РПЪБДЙ - ДТЕНХЮЙК УБД, РТЙФПО РТПИПЦЙИ Й РТПЕЪЦЙИ.

    рПУМБВМЕОШЕ ОБТПДХ ЧТЕДЙФ, ХИХДЫБАФУС ОТБЧЩ УФПМЙЮОЩЕ. пДЕЧБАФУС ДЕЧЛЙ Ч ЛТЕДЙФ, ТБЪДЕЧБАФУС ЪБ ОБМЙЮОЩЕ. пОБ ВЩМБ УПВПК РТЕЛТБУОБ, Й ЕК ЧМБДЕМ МАВПК РПДМЕГ; ПОБ ВЩМБ ОБ ЧУЕ УПЗМБУОБ, Й ДБЦЕ - ОБ ИХДПК ЛПОЕГ. лМАЮ Л ЦЕОЭЙОЕ - ЧПУФПТЗ Й ЖЙНЙБН, ЕК ВПМШЫЕ ОЙЮЕЗП ПФ ОБУ ОЕ ОБДП, Й УФПЙФ ОБН ХРБУФШ Л ЕЕ ОПЗБН, ЛБЛ ЦЕОЭЙОБ, ЧЪДПИОХЧ, МПЦЙФУС ТСДПН. х ЦЕОЭЙО АВЛЙ ЧУЕ ЛПТПЮЕ; ЛПМЕООЩИ ЮБЫЕЮЕЛ УФТЙРФЙЪ ОБРПНЙОБЕФ ВМЙЦЕ Л ОПЮЙ, ЮФП УХЭЕУФЧХЕФ ЧЕУШ УЕТЧЙЪ. нПК НЙМЕОШЛЙК ДТХЦПЛ ОЕ ДХЕФ Ч УЧПК ТПЦПЛ, Й ВХДХФ Х ДТХЦЛБ ЪБ ЬФП ДЧБ ТПЦЛБ. с ЕЧТЕСН ОЕ ДБА, С Ч МБДХ У ЬРПИПА. с ЙИ УТБЪХ ХЪОБА - РП ОПУХ Й РП ИХА. фЩ, РПДТХЦЛБ ДПТПЗБС, ЪТС ФБЛБС ТПВЛБС; МЙЮОП С ИПФС ИХДБС, ОП ХЦБУОП ЕВЛБС. фТЕРЕЭЕФ АОПК ДЕЧЩ УЕТДГЕ ОБД РМБФШЕЧ ЛТБУПЮОЩНЙ ЛХЮБНЙ: ЧП ЮФП ПДЕФШУС, ЮФПВ ТБЪДЕФШУС ЛБЛ НПЦОП УЮБУФМЙЧЕК РТЙ УМХЮБЕ? чПФ ЦЕОЭЙОХ С ПВОЙНБА, ПОБ ЛП НОЕ МШОЕФ, РМБНЕОЕС, Б еЧБ, С ЧДТХЗ РПОЙНБА, Й СВМПЛП УЯЕМБ, Й ЪНЕС. нЩ ДБТЙН ЦЕОЭЙОЕ ГЧЕФЩ, ЪЧЕЪДХ У ОЕВЕУ, ЛТХЦЕОШЕ ВБМБ Й РЕТЕИПДЙН У ОЕК ОБ 'ФЩ', Б РПУМЕ ДБТЙН ПЮЕОШ НБМП. ч НХЦЮЙОЕ ХН - ТЕЫБАЭБС ГЕООПУФШ, Й УЙМБ - ЮФПВ ЙЗТБМБ Й ЛЙРЕМБ, Б Ч ЦЕОЭЙОЕ РМЕОСЕФ ОБУ ДХЫЕЧОПУФШ Й НОПЗЙЕ ДТХЗЙЕ ЮБУФЙ ФЕМБ. нПЙ РПЪБЧЮЕТБЫОЙЕ РПДТХЗЙ ЙНЕАФ ХЦЕ ЧЪТПУМЩИ ДПЮЕТЕК Й УМБЧСФУС Ч ВЕЪОТБЧУФЧЕООПК ПЛТХЗЕ ЧПЙОУФЧЕООПК НПТБМШОПУФША УЧПЕК. вЩФШ ВБВПК - ФТХДОБС ЪБДБЮБ, ДЕТЦЙУШ ЗТБЖЙОЕК Й ОЕ ИОЩЮШ; ЮХЦПК НХЦЙЛ - ЮФП РХИ ГЩРМСЮЙК, Б УЧПК РТЙЧЩЮОЩК - ЮФП ЛЙТРЙЮ.

    вХДШ ПРБУМЙЧ! йЪЧЕЮОП ЗПФПЧП МАФП УРМЕФОЙЮБФШ ЦЕОУЛПЕ РМЕНС, ЙВП Ч ЦЕОЭЙОЕ ЧУСЛПЕ УМПЧП РТПТБУФБЕФ ОЕ ИХЦЕ, ЮЕН УЕНС. еУФШ ВБВЩ, ПЮЕОШ УФТПЗЙЕ Ч ДЕЧЙГБИ, ХНЕЧЫЙЕ ДЕТЪЙФШ Й ПФЧЕЮБФШ, Й РТЙ УПЧПЛХРМЕОЙЙ ОБ МЙГБИ МЕЦЙФ Х ОЙИ УЧЙТЕРПУФЙ РЕЮБФШ. юЕН УМБДЛПЪЧХЮОЕЕ ОБРЕЧЩ Й ЮЕН ВБОБМШОЕЕ ПОЙ, ФЕН МЕЗЮЕ ФТЕРЕФОЩЕ ДЕЧЩ УЛЙДБАФ РМБФШЙГБ ОБ РОЙ. еУФШ ДБНЩ: ЛБНЕООЩ, ЛБЛ НТБНПТ, Й ИПМПДОЩ, ЛБЛ ЪЕТЛБМБ, ОП ЮХФШ УНСЗЮЙЧЫЙУШ, ЬФЙ ДБНЩ Ч ДБМШОЕКЫЕН МЙРОХФ, ЛБЛ УНПМБ. х ГЕМПНХДТЕООЩИ ПУПВ РХФЕН ФБЙОУФЧЕООЩИ ФЕЮЕОЙК РТПЛЙУЫЙК ЪТС МАВПЧОЩК УПЛ ЙДЕФ Ч ЛЕЖЙТ ОТБЧПХЮЕОЙК. х ЦЕОЭЙО ДХИ Й ФЕМП УМЙФОЩ; ПОЙ УРПУПВОЩ Л ЮХДЕУБН, ЛПЗДБ, ЛБЛ ТХЛЙ ДМС НПМЙФЧЩ, РПДЯЕНМАФ ОПЗЙ Л ОЕВЕУБН. чУЕ ОЕЦОЕК Й УМБДПУФОЕК НХЦЮЙОЩ, ЦЕОЭЙОЩ ЧУЕ ФЧЕТЦЕ Й ЦЕМЕЪОЕК; УЛПТП Ч НХЦЙЛБИ ОЕ ВЕЪ РТЙЮЙОЩ ЦЕОУЛЙЕ ПВЯСЧСФУС ВПМЕЪОЙ. оБД НХЦУЛЙН УНЕЕФУС РТПУФПДХЫШЕН ФТЕРЕФОБС ЦЙЧПУФШ ОЕЦОЩИ МЙОЙК, ПФ ТПНБОБ ДЕМБСУШ ЧПЪДХЫОПК, ПФ ОПЧЕММЩ ДЕМБСУШ ОЕЧЙООЕК. чУЕЗДБ НОЕ ВЩМП ЙОФЕТЕУОП, ЛБЛ РПТБЪЙФЕМШОП ЗТЕИПЧОП ДХИПЧОПУФШ ЦЕОЭЙОЩ - ФЕМЕУОБ, Б ФЕМП - ДШСЧПМШУЛЙ ДХИПЧОП. вМЕУФС ЗМБЪБНЙ УПЛТПЧЕООП, УФЩДСУШ ЧХМШЗБТОПУФЙ РПДТХЗ, ДЕЧЙГБ ЦДЕФ МАВЧЙ УНЙТЕООП, ЛБЛ НХИХ ТПВЛП ЦДЕФ РБХЛ. вБВЩ ПДЕЧБАФУС УЕКЮБУ, РПНОС, ЮФП УМЩИБМЙ ПФ РПДТХЦЕЛ: ГЕМШ ОБТСДБ ЦЕОЭЙОЩ - РПЛБЪ, ЮФП Й ВЕЪ ОЕЗП ПОБ ОЕ ИХЦЕ. рТПГЕУУ ЬНБОУЙРБГЙЙ ОЕ УМПЦЕО Й НОПА ОБВМАДБМУС НОПЗП ТБЪ: ЧЕЪДЕ, ЗДЕ ВЩФШ НХЦЮЙОПК НЩ ОЕ НПЦЕН, РПДТХЗЙ ХУЛПМШЪБАФ ЙЪ-РПД ОБУ.

    оБ ЦЕОЭЙО УЛЧПЪШ РПЛТПЧЩ ЙИ ОБТСДПЧ НЩ УНПФТЙН, ЛБЛ ОБ УЧЕФ ЙЪ ФЕНОПФЩ; ХЧСМЙ ВЩ ГЧЕФЩ ПФ ОБЫЙИ ЧЪЗМСДПЧ, Б ВБВЩ ТБУГЧЕФБАФ, ЛБЛ ГЧЕФЩ. вТПУШФЕ, ДЕЧЛЙ, РТЙУФБЧБФШ - ДЕУЛБФШ, ИЧБФЙФ ЧУЕН ДБЧБФШ: ЛБЛ С ВХДХ ОЕ ДБЧБФШ, ЕУМЙ ЧУАДХ ЕУФШ ЛТПЧБФШ? хНЕТШ ПВЙМШОЩЕ ЛПТНБ, ЧПЪДЕМЩЧБК УЧПК УБД, Й ВХДЕФ УФТПКОБС ЛПТНБ Й УПВТБООЩК ЖБУБД. оЕ ФПУЛХК, УФБТХЫЛБ рЕУС, П ЛБРТЙЪБИ ОЕРПЗПДЩ, МХЮЫЕ МЕКУС, УМПЧОП РЕУОС, УЛЧПЪШ ПУФБЧЫЙЕУС ЗПДЩ. вПЦЕ, вПЦЕ, ДП ЮЕЗП ЦЕ УФБМ НЙМЕОПЛ ЙОЧБМЙД: УБН ФПРФБФШ НЕОС ОЕ НПЦЕФ, Б УПУЕДХ - ОЕ ЧЕМЙФ. п ЮЕН ФЩ, ВПЦЙС ТБВБ, вПТНПЮЕЫШ УФПОБНЙ УЧПЙНЙ? дХЫБ УФТПЗБ, Б РМПФШ УМБВБ - ЧЕТЮХУШ Й НБАУШ НЕЦДХ ОЙНЙ.

    дБМШЫЕ >>>

    

Designe of page
CSI «Facktor»
mailto: [email protected]


Источник: guberman.lib.ru

…что зеркало её толстит

Не в силах жить я коллективно:
по воле тягостного рока
мне с идиотами — противно,
а среди умных — одиноко.
Живя легко и сиротливо,
блажен, как пальма на болоте.
еврей славянского разлива,
антисемит без крайней плоти.

Природа женская лиха,
и много мужеской сильней,
но что у бабы вне греха,
то от лукавого у ней.

Осмотрит с гвоздика портрет
на кручину вдовию.
А миленка больше нет —
скинулся в Жидовию.

Добро со злом природой смешаны,
как тьма ночей со светом дней;
чем больше ангельского в женщине,
тем гуще дьявольское в ней.

Была и я любима,
теперь тоскую дома,
течет прохожий мимо,
никем я не ебома.

Душа болит, свербит и мается,
и глухо в теле канителится,
если никто не покушается
на целомудрие владелицы.

Старушка — воплощенное приличие,
но в память, что была она лиха,
похоже ее сморщенное личико
на спекшееся яблоко греха.

Все переменилось бы кругом,
если бы везде вокруг и рядом
женщины раскинули умом,
как сейчас раскидывают задом.

Мечты питая и надежды,
девицы скачут из одежды;
а погодя — опять в одежде,
но умудреннее, чем прежде.

Носишь радостную морду
и не знаешь, что позор —
при таких широких бедрах
такой узкий кругозор.

Улетел мой ясный сокол
басурмана воевать,
а на мне ночует свекор,
чтоб не стала блядовать.

Родясь из коконов на свет,
мы совершаем круг в природе,
и бабочки преклонных лет
опять на гусениц походят.

Ребро Адаму вырезать пришлось,
и женщину Господь из кости создал;
ребро была единственная кость,
лишенная какого-либо мозга.

Есть бабы — храмы: строг фасад,
чиста невинность красок свежих;
а позади — дремучий сад,
притон прохожих и проезжих.

Послабленье народу вредит,
ухудшаются нравы столичные.
Одеваются девки в кредит,
раздеваются за наличные.

Она была собой прекрасна,
и ей владел любой подлец;
она была на все согласна,
и даже — на худой конец.

Ключ к женщине — восторг и фимиам,
ей больше ничего от нас не надо,
и стоит нам упасть к ее ногам,
как женщина, вздохнув, ложится рядом.

У женщин юбки все короче;
коленных чашечек стриптиз
напоминает ближе к ночи,
что существует весь сервиз.

Мой миленький дружок
не дует в свой рожок,
и будут у дружка
за это два рожка.

Я евреям не даю,
я в ладу с эпохою.
Я их сразу узнаю —
по носу и по хую.

Ты, подружка дорогая,
зря такая робкая;
лично я хотя худая,
но ужасно ебкая.

Трепещет юной девы сердце
над платьев красочными кучами:
во что одеться, чтоб раздеться
как можно счастливей при случае?

Вот женщину я обнимаю,
она ко мне льнет, пламенея,
а Ева, я вдруг понимаю,
и яблоко съела, и змея.

Мы дарим женщине цветы,
звезду с небес, круженье бала
и переходим с ней на «ты»,
а после дарим очень мало.

В мужчине ум — решающая ценность,
и сила — чтоб играла и кипела,
а в женщине пленяет нас душевность
и многие другие части тела.

Мои позавчерашние подруги имеют
уже взрослых дочерей
и славятся в безнравственной округе
воинственной моральностью своей.

Быть бабой — трудная задача,
держись графиней и не хнычь;
чужой мужик — что пух цыплячий,
а свой привычный — что кирпич.

Будь опаслив! Извечно готово
люто сплетничать женское племя,
ибо в женщине всякое слово
прорастает не хуже, чем семя.

Есть бабы, очень строгие в девицах,
умевшие дерзить и отвечать,
и при совокуплении на лицах
лежит у них свирепости печать.

Чем сладкозвучнее напевы
и чем банальнее они,
тем легче трепетные девы
скидают платьица на пни.

Есть дамы: каменны, как мрамор,
и холодны, как зеркала,
но чуть смягчившись, эти дамы
в дальнейшем липнут, как смола.

У целомудренных особ
путем таинственных течений
прокисший зря любовный сок
идет в кефир нравоучений.

У женщин дух и тело слитны;
они способны к чудесам,
когда, как руки для молитвы,
подъемлют ноги к небесам.

Все нежней и сладостней мужчины,
женщины все тверже и железней;
скоро в мужиках не без причины
женские объявятся болезни.

Над мужским смеется простодушьем
трепетная живость нежных линий,
от романа делаясь воздушной,
от новеллы делаясь невинней.

Всегда мне было интересно,
как поразительно греховно
духовность женщины — телесна,
а тело — дьявольски духовно.

Блестя глазами сокровенно,
стыдясь вульгарности подруг,
девица ждет любви смиренно,
как муху робко ждет паук.

Бабы одеваются сейчас,
помня, что слыхали от подружек:
цель наряда женщины — показ,
что и без него она не хуже.

Процесс эмансипации не сложен и мною
наблюдался много раз:
везде, где быть мужчиной мы не можем,
подруги ускользают из-под нас.

На женщин сквозь покровы их нарядов
мы смотрим, как на свет из темноты;
увяли бы цветы от наших взглядов,
а бабы расцветают, как цветы.

Бросьте, девки, приставать —
дескать, хватит всем давать:
как я буду не давать,
если всюду есть кровать?

Умерь обильные корма,
возделывай свой сад,
и будет стройная корма
и собранный фасад.

Не тоскуй, старушка Песя,
о капризах непогоды,
лучше лейся, словно песня,
сквозь оставшиеся годы.

Боже, Боже, до чего же
стал миленок инвалид:
сам топтать меня не может,
а соседу — не велит.

О чем ты, божия раба,
Бормочешь стонами своими?
Душа строга, а плоть слаба —
верчусь и маюсь между ними.

Источник: rustih.ru

Игорь губерман стихи о женщине

Любовь не значит слиться телом,
душою слиться — это да!
Но, между делом, слиться телом
не помешает никогда.


Мужику в одиночестве кисло,
тяжело мужику одному,
а как баба на шее повисла,
так немедленно легче ему.


Добро со злом природой смешаны,
как тьма ночей со светом дней;
чем больше ангельского в женщине,
тем гуще дьявольского в ней.


Устой традиций надо соблюдать,
пускай не раз ответят вам отказом.
Конечно, дама может и не дать,
но предложить ты ей всегда обязан.


А мужикам понять пора бы,
напрасно рты не разевая,
что мирозданья стержень — бабы,
чья хрупкость — маска боевая.


Когда к нам дама на кровать
сама сигает в чем придется,
нам не дано предугадать,
во что нам это обойдется.


Обманчив женский внешний вид,
поскольку в нежной плоти хрупкой
натура женская таит
единство арфы с мясорубкой.


Всегда мне было интересно,
Как поразительно греховно:
Духовность женщины — телесна,
А тело — дьявольски духовно.


Наступила в душе моей фаза
упрощения жизненной драмы:
я у дамы боюсь не отказа,
а боюсь я согласия дамы.


Послабленье народу вредит,
ухудшаются нравы столичные,
одеваются девки в кредит,
раздеваются за наличные.


Являют умственную прыть,
пускай мужчины-балагуры,
а даме ум полезней скрыть —
он отвлекает от фигуры.»


Всем дамам нужен макияж
для торжества над мужиками:
мужчина, впавший в оху@ж,
берется голыми руками.


Виновен в этом или космос,
или научный беспредел:
несовращённолетний возраст
весьма у дев помолодел.


Опять весной мечты стесняют грудь,
весна для жизни – свежая страница.
И хочется любить кого-нибудь,
но без необходимости жениться.


Все переменилось бы кругом,
если бы везде вокруг и рядом
женщины раскинули умом,
как сейчас раскидывают задом.


В тихой смиреннице каждой,
в робкой застенчивой лапушке
могут проснуться однажды
бл…кие гены прабабушки.


В душе моей не тускло и не пусто,
и даму если вижу в неглиже,
я чувствую в себе живое чувство,
но это чувство юмора уже.

Источник: statusas.ru

Игорь губерман стихи о женщине

Подборка гариков И. М. Губермана о женщинах, дамах, девушках,    бабах ну и как еще можно назвать представительниц прекрасного пола 227

♥  Какие дамы нам не раз
шептали: «Дорогой!
Конечно, да! Но не сейчас,
не здесь и не с тобой!»

♥ Добро со злом природой смешаны,
как тьма ночей со светом дней;
чем больше ангельского в женщине,
тем гуще дьявольского в ней.

♥ Кто ищет истину, держись
у парадокса на краю;
вот женщины: дают нам жизнь,
а после жить нам не дают.

♥ Я женских слов люблю родник
и женских мыслей хороводы,
поскольку мы умны от книг,
а бабы прямо от природы.

♥ Послабленье народу вредит,
ухудшаются нравы столичные,
одеваются девки в кредит,
раздеваются за наличные.

♥  Ключ к женщине — восторг и фимиам,
ей больше ничего от нас не надо,
и стоит нам упасть к ее ногам,
как женщина, вздохнув, ложится рядом.

♥ Бабы одеваются сейчас,
помня, что слыхали от  подружек:
цель наряда женщины — показ,
что и без него она не хуже.

♥ Блестя глазами сокровенно,
стыдясь вульгарности подруг,
девица ждет любви смиренно,
как муху робко ждет паук.

♥ Процесс эмансипации не сложен
и мною наблюдался много раз:
везде, где быть мужчиной мы не можем,
подруги ускользают из-под нас.

♥ Завел семью. Родились дети.
Скитаюсь в поисках монет.
Без женщин жить нельзя на свете,
а с ними — вовсе жизни нет.

♥ Был холост – снились одалиски,
Вакханки, шлюхи, гейши, киски;
Теперь со мной живет жена,
А ночью снится тишина.

♥ Он даму держал на коленях
и тяжко дышалось ему,
есть женщины в русских селеньях —
не по плечу одному.

♥ Отменной верности супруг,
Усердный брачных уз невольник-
Такой семейный чертит круг,
Что бабе снится треугольник.

♥ С неуклонностью упрямой
все на свете своевременно;
чем невинней дружба с дамой,
тем быстрей она беременна.

Все переменилось бы кругом,
если бы везде вокруг и рядом
женщины раскинули умом,
как сейчас раскидывают задом.

Толстухи, щепки и хромые,
страшилы, шлюхи и красавицы
как параллельные прямые
в мое душе пересекаются.

Когда к нам дама на кровать
сама сигает в чем придется,
нам не дано предугадать,
во что нам это обойдется.

Губерман о женщинах

Являют умственную прыть,
пускай мужчины-балагуры,
а даме ум полезней скрыть —
он отвлекает от фигуры.

Есть дамы: каменны, как мрамор,
и холодны, как зеркала,
но чуть смягчившись, эти дамы
в дальнейшем липнут, как смола.

Всегда мне было интересно,
Как поразительно греховно:
Духовность женщины – телесна,
А тело – дьявольски духовно.


Чтобы не дать угаснуть роду,
Нам богом послана жена,
А в баб чужих по ложке меду
Вливает хитрый сатана.

Носишь радостную морду
И не знаешь, что позор –
При таких широких бедрах –
Такой узкий кругозор.

Наступила в душе моей фаза
упрощения жизненной драмы:
я у дамы боюсь не отказа,
а боюсь я согласия дамы.

В душе моей не тускло и не пусто,
и даму если вижу в неглиже,
я чувствую в себе живое чувство,
но это чувство юмора уже.

В тихой смиреннице каждой,
в робкой застенчивой лапушке
могут проснуться однажды
бл…кие гены прабабушки.

Когда врагов утешат слухом,
Что я закопан в тесном склепе,
То кто поверит ста старухам,
Что я бывал великолепен?

Душой и телом охладев,
Я погасил мою жаровню:
Еще смотрю на нежных дев,
а для чего — уже не помню.

Любимые гарики

Игорь Губерман гарики. Любимые ) >>

Когда в семейных шумных сварах
Жена бывает неправа,
Об этом позже в мемуарах
Скорбит прозревшая вдова.

Хвалите, бабы, мужиков:
мужик за похвалу
достанет месяц с облаков
и пыль сметет в углу.

Без удержу нас тянет на огонь,
А там уже, в тюрьме или в больнице,
С любовью снится женская ладонь,
Молившая тебя остановиться.

Красоток я любил не очень,
и не по скудости деньжат:
красоток даже среди ночи
волнует, как они лежат.

Готов я без утайки и кокетства
признаться даже Страшному Суду,
что баб любил с мальчишества до детства,в которое по старости впаду.

Источник: 333afo.ru


You May Also Like

About the Author: admind

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.