Праздник нужно всегда носить с собой


Праздник нужно всегда носить с собойРоссийские гольфисты завоевали 22 международных награды за 2019 г.

Завершившийся  2019 год оказался весьма продуктивным для российских гольфистов Нины Пеговой, Наталии Гусевой и Егора Ерошенко. В завершившемся сезоне российские гольфисты буквально атаковали европейские поля, покоряя пьедесталы международных турниров. В общей сложности наши игроки завоевали 22 индивидуальных награды, а также серебро командного чемпионата Европы среди юниоров в мужском зачете.

Десять россиян в 2019 г. вошли в рейтинг WAGR (Всемирный рейтинг гольфистов-любителей), что на четыре игрока больше, чем в 2018 году. Екатерина Малахова стала чемпионкой Сербии, Алиса Хохлова выиграла Открытый чемпионат Каталонии, Екатерина Петрова выиграла золото престижного турнира в Испании, Алексей Карасев стал чемпионом Болгарии.


Нина Пегова по итогам сезона находится на 497 строке мирового профессионального рейтинга, что на 162 позиции выше, чем в 2018 г. В 2020 г. гольфистка рассчитывает попасть в состав участниц предстоящего олимпийского  турнира, который пройдет 5-8 августа 2020 г. в Токио.

Наталья Гусева на данный момент входит в топ-100 рейтинга WAGR и является лидером юниорской сборной России. Прежде лучшие позиции в WAGR занимали Нина Пегова (271-я в 2013 г.) и Софья Анохина (194-я в 2018 г.) В этом сезоне Наталия 8 раз поднималась на пьедесталы европейских турниров, завоевав в общей сложности 4 золотых, 1 серебряную и 3 бронзовых награды. На ее счету победы на Открытых любительских чемпионатах Турции и Австрии. Кроме того, россиянка вошла в состав  команды континентальной Европы по приглашению EGA и стала  победителем турнира Junior Vagliano Trophy.

Юниор Егор Ерошенко (Ростовская область) стал сильнейшим российским юниором 2019 г., заняв 388 позицию WAGR, что является лучшим историческим результатом среди россиян. До Егора лучший результат принадлежал Михаилу Морозову (523-й в 2010 г.)

В качестве наград Пегова и Гусева получили 2 гранта в размере 200 тыс. рублей от президента АГР Виктора Христенко: Нина за выполнение нормативов мирового профессионального рейтинга, Наталья за выполнение нормативов  международного любительского рейтинга.

14 Дек 2019

Источник: mir-vpechatleniy.ru

Книгу рекомендует журналист, автор и ведущий программ на радио «Вера» и телеканале «Спас» Константин Мацан


Каждый год возникает настроение перечитать «Праздник, который всегда с тобой» Эрнеста Хемингуэя. Это автобиографическая повесть уже постаревшего человека, который рассказывает о своей юности. В тексте есть такие слова: «мы были очень бедны и очень счастливы». И это очень глубокая мысль: чтобы быть счастливым, не нужно многого. Нужно уметь ценить каждый день, ведь он — праздник просто потому, что ты живешь. И в этом слышится христианская нота. Например, у митрополита Сурожского Антония встречается такая мысль: мы живем либо в прошлом, либо в будущем, перекатываемся из прошлого в будущее, а момент перекатывания — это настоящее, и только в нем можно жить. Оно есть та точка, в которой можно быть перед Богом: именно здесь и сейчас. И книга Хемингуэя как раз о том, как можно просто быть, в каждый момент времени. В христианском понимании праздник, который ты всегда носишь с собой,  — это вера. Христос в сердце — всегда с тобой. Так, простая мысль об умении ценить каждое мгновение соединяется с глубокой христианской интуицией.

Порой мне кажется, что мы счастливы только в воспоминаниях. Все время думаем, как было хорошо. А эта книга призывает: ухвати полноту бытия сейчас. Будь в этом моменте, в котором ты с Богом. Счастлив в эту самую секунду. Цени Богом данную жизнь.


И еще. Если у вас есть 10 минут, то прочтите рассказ того же Хемингуэя «Там, где светло и чисто». Он рифмуется с «Праздником…» и может быть предисловием к нему. Там тоже, с одной стороны, дан фрагмент простой жизни — беседа двух официантов, а с другой — за каждым словом просвечивает невероятная глубина — тоска героя по подлинному бытию человека, которое можно обрести только в Боге.

Автор

Эрнест Хемингуэй (1899–1961) — американский писатель, журналист. Лауреат Нобелевской премии по литературе 1954 года «За высокое мастерство в искусстве повествования, продемонстрированное недавно в “Старике и море”, и за влияние, которое он оказал на со­временный стиль».

О чем книга

«Если тебе повезло и ты в молодости жил в Париже, то, где бы ты ни был потом, он до конца дней твоих останется с тобой, потому что Париж — это праздник, который всегда с тобой», — так начинает свою книгу воспоминаний Хемингуэй. В «Празднике…» он вспоминает свои молодые годы, проведенные в Париже в 1920-х годах. Париж здесь ключевой персонаж — любимый город, которому писатель до конца жизни был благодарен.

История создания

Над своей автобиографической книгой о временах молодости писатель трудился уже в зрелом возрасте, с 1956 по 1960 год, однако не успел ее подготовить к публикации.


муары вышли в свет только после смерти автора. Книга была собрана из черновиков писателя его женой Мэри. Книга была опубликована в 1964 году. Предлагались различные названия для последнего текста Хемингуэя, например, «Парижские очерки». Однако близкий друг писателя — репортер Аарон Хотчнер — утверждал, что как-то в разговоре с ним писатель употребил выражение «A Moveable Feast» применительно к Парижу. Moveable Feast буквально означает «переходящий», «передвижной» религиозный праздник, наподобие Пасхи, дата которого постоянно варьируется, но его духовный смысл остается неизменным. На русский язык название перевели как «Праздник, который всегда с тобой».

Писатель и Город

Париж был любимым городом Хемингуэя. Впервые он побывал здесь еще во время Первой мировой, в 1918 году. Он видел, как немцы обстреливали французскую столицу из новейшего дальнобойного орудия — «Большой Берты», и находился рядом с церковью святой Мадлен в тот момент, когда в нее угодил снаряд.

Праздник нужно всегда носить с собой
Хемингуэй в Париже, 1924 год

В 1921 году двадцатидвухлетний Хемингуэй-журналист в качестве иностранного корреспондента газеты «Торонто стар» вместе с женой приехал в Париж, где, по словам самого писателя, они жили «бедно, но очень счастливо». Ему приходилось писать много газетных очерков: «Я зарабатывал на хлеб наш насущный, — говорил он, — этой пишущей машинкой». Несмотря на бедность, Хемингуэй упорно не хотел, чтобы его литературное, а не журналистское, творчество становилось источником денег: «Будь я проклят, если напишу роман только ради того, чтобы обедать каждый день!» Писатель восхищался Парижем. Одним из его любимых мест для прогулок был Люксембургский сад, часто он ходил в Люксембургский музей, где видел картины любимых художников: «Я ходил туда почти каждый день, — писал он, — из-за Сезанна и чтобы посмотреть полотна Мане и Моне, а также других импрессионистов». В Париже он много читает, знакомится с мировой литературой, в том числе, с «Записками охотника» Тургенева, «Войной и миром» Толстого, «Игроком» Достоевского…

Именно здесь его всерьез захватывает увлечение литературным творчеством.

Интересные факты

1.

1 сентября 1952 года вышел номер журнала «Лайф», где была полностью напечатана повесть Хемингуэя «Старик и море». В течение 48 часов было распродано 5 миллионов 318 тысяч 655 экземпляров.


2.

Когда началась Первая мировая война, Хемингуэй очень хотел попасть на фронт, но из-за плохого зрения его не брали в армию. Тогда он записался шофером-добровольцем Красного Креста. Отличился на передовой, был тяжело ранен. Он вспоминал: «Когда уходишь на войну, тобой владеет великая иллюзия бессмертия. Других убивают, но не тебя. Потом, когда тебя в первый раз тяжело ранят, эта иллюзия пропадает, и ты понимаешь, что это может случиться с тобой». Писатель активно участвовал в антифашистской агитации в годы Второй мировой.

3.

Произведения Хемингуэя многократно экранизировались. Одна из самых известных — оскароносная киноадаптация его романа «Прощай, оружие!» (1932) режиссера Фрэнка Борзага. Отдельного внимания заслуживает анимационный фильм Александра Петрова «Старик и море» (1999), который тоже был награжден премией «Оскар».

4.

По воспоминаниям жены Мэри, Хемингуэй читал одновременно пять-шесть книг и читал их по-английски, по-испански, по-итальянски и по-французски: «Читал он беспрерывно и повсюду, даже в море, когда они выезжали ловить рыбу. Он почти никогда не переставал читать».


5.

Когда у Хемингуэя спросили, вносит ли он правки в свои произведения после их завершения, он ответил следующее: «Финал романа „Прощай, оружие!“ я переписывал 39 раз, прежде чем остался доволен».

6.

Ежегодно во Флориде, в городе Ки-Уэсте, где жил писатель в 1930-х годах, проводится конкурс двойников Хемингуэя. Конкурсу уже 40 лет, и каждый год более сотни мужчин борются за звание самого похожего на «старину Хема».

Праздник нужно всегда носить с собой

Картины смотрятся лучше на пустой желудок

Отрывок из произведения Эрнеста Хемингуэя «Праздник, который всегда с тобой»

Когда в Париже живешь впроголодь, есть хочется особенно сильно, потому что в витринах всех булочных выставлены всевозможные вкусные вещи, а люди едят за столиками прямо на тротуаре, и ты видишь еду и вдыхаешь ее запах. Если ты бросил журналистику и пишешь вещи, которые в Америке никто не купит, а своим домашним сказал, что приглашен кем-то на обед, то лучше всего пойти в Люксембургский сад, где на всем пути от площади Обсерватории до улицы Вожирар тебя не смутит ни вид, ни запах съестного.


nbsp;можно зайти в Люксембургский музей, где картины становятся яснее, проникновеннее и прекраснее, когда сосет под ложечкой и живот подвело от голода. Пока я голодал, я научился гораздо лучше понимать Сезанна и по-настоящему постиг, как он создавал свои пейзажи. Я часто спрашивал себя, не голодал ли и он, когда работал. Но решил, что он, наверно, просто забывал поесть. Такие не слишком здравые мысли-открытия приходят в голову от бессонницы или недоедания. Позднее я решил, что Сезанн все-таки испытывал голод, но другой.

Праздник нужно всегда носить с собой

Из Люксембургского сада можно пройти по узкой улице Феру к площади Сен-Сюльпис, где тоже нет ни одного ресторана, а только тихий сквер со скамьями и деревьями. И фонтан со львами, а по мостовой бродят голуби и усаживаются на статуи епископов. На северной стороне площади — церковь и лавки, торгующие разной церковной утварью.

Если отправиться отсюда дальше, к реке, то не минуешь булочных, кондитерских и лавок, торгующих фруктами, овощами и вином. Однако, тщательно обдумав, какой дорогой идти, можно повернуть направо, обойти вокруг серо-белой церкви и выйти на улицу Одеон, а там еще раз повернуть направо, к книжной лавке Сильвии Бич — на этом пути не так уж много заведений, торгующих едой. На улице Одеон нет ни кафе, ни закусочных до самой площади, где три ресторана.


Пока доберешься до дома двенадцать по улице Одеон, голод уже притупится, зато восприятие снова обостряется. Фотографии кажутся другими, и ты видишь книги, которых прежде никогда не замечал.
— Вы что-то похудели, Хемингуэй, — сказала Сильвия. — Вы хорошо питаетесь?
— Конечно.
— Что вы ели на обед?
Меня мутило от голода, но я ответил:
— Я как раз иду домой обедать.
— В три-то часа?
— Я не заметил, что так поздно.
— На днях Адриенна сказала, что хочет пригласить вас с Хэдли на ужин. <…> Не работайте так много, раз вы едите кое-как.
— Не буду.
— Ну, идите домой, а то опоздаете к обеду.
— Ничего, мне оставят.
— Только не ешьте ничего холодного. Хороший горячий обед — вот что вам нужно. <…> Слушайте, Хемингуэй, не думайте о том, сколько вам сейчас платят за рассказы. Важно то, что вы можете их писать.
— Знаю. Я могу писать рассказы. Но ведь их никто не берет. С тех пор как я бросил журналистику, я ничего не зарабатываю. Извините, Сильвия. Простите, что я заговорил об этом.
— За что же извиняться? Говорите сколько угодно и об этом, и о чем хотите. Разве вы не знаете, что писатели только и говорят, что о своих бедах? Но обещайте мне, что перестанете волноваться и будете питаться как следует.
— Обещаю.
— Тогда отправляйтесь домой обедать.


Выйдя из лавки на улицу Одеон, я почувствовал отвращение к себе за эти жалобы. Всему виной моя собственная глупость. Надо было купить большой ломоть хлеба и съесть его, вместо того чтобы ходить голодным. Я даже почувствовал вкус румяной, хрустящей корочки. Но ее надо чем-то запить. «Ах ты, чертов нытик, вздумал корчить из себя святого мученика! — сказал я себе.  — Ты все стараешься найти себе оправдание. Голод полезен для здоровья, и картины действительно смотрятся лучше на пустой желудок. Но еда тоже чудесная штука, и знаешь ли ты, где будешь сейчас обедать?»

До Липпа было недалеко, и все те места на пути к нему, которые мой желудок замечал так же быстро, как глаза или нос, теперь делали этот путь особенно приятным. В кафе было пусто, и, когда я сел за столик у стены, спиной к зеркалу, и официант спросил, подать ли мне пива, я заказал большую стеклянную литровую кружку и картофельный салат. <…>

«Вовсе я не волнуюсь», — думал я. Я знал, что мои рассказы хороши и что рано или поздно кто-нибудь напечатает их и на родине. Отказываясь от газетной работы, я не сомневался, что рассказы будут опубликованы. Но один за другим они возвращались ко мне. <…>

Ну что ж, подумал я, теперь я пишу рассказы, которых никто не понимает. Это совершенно ясно. И уж совершенно несомненно то, что на них нет спроса. Но их поймут — точно так, как это бывает с картинами. Нужно лишь время и вера в себя.

Когда приходится экономить на еде, надо держать себя в руках, чтобы не думать слишком много о голоде. Голод хорошо дисциплинирует и многому учит. И до тех пор, пока читатели не понимают этого, ты впереди них. «Еще бы, — подумал я, — сейчас я настолько впереди них, что даже не могу обедать каждый день. Было бы неплохо, если бы они немного сократили разрыв».

Я знал, что должен написать роман, но эта задача казалась непосильной, раз мне с трудом давались даже абзацы, которые были лишь выжимкой того, из чего делаются романы. Нужно попробовать писать более длинные рассказы, словно тренируясь к бегу на более длинную дистанцию. Когда я писал свой роман, тот, который украли с чемоданом на Лионском вокзале, я еще не утратил лирической легкости юности, такой же непрочной и обманчивой, как сама юность. Я понимаю, что, быть может, и хорошо, что этот роман пропал, но понимал и другое: я должен написать новый. Но начну я его лишь тогда, когда уже не смогу больше откладывать. Будь я проклят, если напишу роман только ради того, чтобы обедать каждый день! Я начну его, когда не смогу заниматься ничем другим и иного выбора у меня не будет. Пусть потребность становится все настоятельнее. А тем временем я напишу длинный рассказ о том, что знаю лучше всего.

К этому времени я уже расплатился, вышел и, повернув направо, пересек улицу Ренн, чтобы избежать искушения выпить кофе в «Дё маго», и пошел по улице Бонапарта кратчайшим путем домой.
Что же из не написанного и не потерянного мною я знаю лучше всего? Что я знаю всего достовернее и что мне больше всего дорого? Мне нечего было выбирать. Я мог выбирать только улицы, которые быстрее привели бы меня к рабочему столу. По улице Бонапарта я дошел до улицы Гинемэ, потом до улицы Асса и зашагал дальше по Нотр-Дам-де-Шан к кафе «Клозери-де-Лила».

Я сел в углу — так, чтобы через мое плечо падали лучи вечернего солнца, и стал писать в блокноте. Официант принес мне кофе, я подождал, пока он остыл, выпил полчашки и, отодвинув чашку, продолжал писать. Я кончил писать, но мне не хотелось расставаться с рекой, с форелью в заводи, со вздувающейся у свай водой. Это был рассказ о возвращении с войны, но война в нем не упоминалась.
Но ведь река и утром будет здесь, и я должен написать о ней, и об этом крае, и обо всем, что тут произойдет. И каждый день — много дней — я буду делать это. Все остальное ничего не значит. У меня в кармане деньги, которые я получил из Германии, и можно ни о чем не думать. Когда они кончатся, появятся какие-нибудь другие.

А сейчас нужно одно: сохранить ясность мысли до утра, когда я снова возьмусь за работу.

Перевод с английского М. Брука, Л. Петрова и Ф. Розенталя
Заголовок отрывка дан редакцией

Источник: foma.ru

Цитаты Эрнеста ХемингуэяПодготовил: Дмитрий Сироткин

Представляю вам подборку цитат американского писателя Эрнеста Хемингуэя (1899—1961).

В советское время Хемингуэй был у нас культовым писателем, но сейчас созданный им образ мужественного «мужского» писателя стал несколько старомоден.

Цитаты сведены по темам: жизненная этика, писательство, жизнь, люди, женщины и мужчины, любовь, война, о себе, счастье, времена года, человеческие проявления, политика, смех и улыбка, выпивка, книги, одиночество, работа, религия и грехи, старость, храбрость, горе, богатые, смерть, страх.

Приводятся цитаты про Хемингуэя.

О жизненной этике

Праздник нужно всегда носить с собой.

Не падай духом. Никогда не падай духом. Секрет моего успеха. Никогда не падаю духом. Никогда не падаю духом на людях.

Понять другого – чуть ли не самое большое счастье, а быть понятым другим – быть может, наиприятнейший и приносящий наибольшее удовлетворение дар любви.

Если вы перестали делать какие-то вещи просто для удовольствия, считайте, что вы больше не живете.

Смотри на картины непредвзято, читай книги честно и живи как живется.

Если вас что-то ранит, значит, вам не все равно.

Мужчина не имеет права отдавать богу душу в постели. Либо в бою, либо пуля в лоб.

Нет ничего благородного в том, чтобы быть выше кого-то другого. Истинное благородство проявляется тогда, когда человек становится выше своего прежнего «я».

Не может быть ничего стыдного в том, что дает счастье и гордость.

Тот, кто смиряет дух свой, сильнее того, кто покоряет города.

Лучшая возможность узнать, можешь ли ты доверять человеку, — довериться ему.

Главное — не те новые истины, которые узнаешь, а те люди, с которыми приходится встречаться.

Переезжая из одного места в другое, вы все равно не можете убежать от себя.

Не судите о человеке только по его друзьям. Помните, что друзья у Иуды были безукоризненны.

Будучи трезвым, претворите в жизнь все свои пьяные обещания — это научит вас держать язык за зубами.

Если в жизни можно оказать хоть маленькую услугу, не надо уклоняться от этого.

Путешествуй только с теми, кого любишь.

Существует понятие чести среди карманных воров и понятие чести среди шлюх. Всё дело в том, что применяются различные мерки.

Надо покупать либо одежду, либо картины. Вот и все. Никто, кроме очень богатых людей, не может позволить себе и то и другое. Не придавайте большого значения одежде, а главное, не гонитесь за модой, покупайте прочные и удобные вещи, и тогда у вас останутся деньги на картины.

О писательстве

Писать нужно, только если это приносит радость. Я счастлив, когда пишу, но я не всегда доволен тем, что бывает написано.

То, что писатель хочет сказать, он должен не говорить, а писать.

Я не знаю формулу успеха, зато я знаю формулу провала — это попытка понравиться всем.

По-настоящему серьезное отношение к писательскому делу — одно из двух непременных условий. Второе, к сожалению, — талант.

Нет на свете дела труднее, чем писать простую, честную прозу о человеке.

Какой толк писать о том, о чем уже было написано если не надеешься написать лучше?

Писать на самом деле очень просто. Ты просто садишься перед пишущей машинкой и начинаешь истекать кровью.

Плохо писать о том, что действительно с вами случилось. Губит наверняка. Чтобы вышло толково, надо писать о том, что вы сами придумали, сами создали. И получится правда.

Пиши пьяным, редактируй трезвым.

Самый важный дар для писателя — встроенный противоударный детектор дерьма.

Что мешает писателю? Выпивка, женщины, деньги и честолюбие. А также отсутствие выпивки, женщин, денег и честолюбия.

Если вам хочется избавиться от какой-то мысли, запишите ее.

Вся современная американская литература вышла из одной книги Марка Твена, которая называется «Гекльберри Финн»… До «Гекльберри Финна» ничего не было. И ничего равноценного с тех пор тоже не появлялось.

Марк Твен — мой любимый писатель, по трем причинам: он писал хорошо, он меня развлекает и он уже умер.

У Достоевского есть вещи, которым веришь и которым не веришь, но есть и такие правдивые, что, читая их, чувствуешь, как меняешься сам.

О жизни

Жизнь — это вообще трагедия, исход которой предрешен.

Сегодня — только один из многих, многих дней, которые ещё впереди. Но, может быть, все эти будущие дни зависят от того, что ты сделаешь сегодня.

Устаревают не только ответы, но и вопросы.

Прошлое мертво, как разбитая граммофонная пластинка. Погоня за прошлым — неблагодарное занятие, и если вы хотите убедиться в этом, поезжайте на места ваших былых боев.

Никто никогда не живет полной жизнью, кроме матадоров.

Каждый раз решаешь, что вот это настоящее, а под конец оказывается, что ничего настоящего в этом нет, и так всю жизнь.

Так много кругом невозможного, что опускаются руки. Сделать все-таки можно многое, несмотря на уныние. Радоваться всему необычному и смешному, уловить миг своего счастья и любоваться окружающей красотой.

Мне все равно, что такое мир. Все, что я хочу знать, — это как в нем жить. Пожалуй, если додуматься, как в нем жить, тем самым поймешь, каков он.

Мир — хорошее место, и за него стоит драться, и мне очень не хочется его покидать.

Когда что-то кончается в жизни, будь то плохое или хорошее, остаётся пустота. Но пустота, оставшаяся после плохого, заполняется сама собой. Пустоту же после хорошего можно заполнить только отыскав что-то лучшее…

Хотя и слабо, но сердце человечества начинает биться как одно целое.

В жизни не так уж трудно устраиваться, когда нечего терять.

Кстати, цитаты о жизни

О людях

Люди не персики. Они, подобно ружьям или сёдлам, становятся лучше, когда немного поизносятся.

Все люди делятся на две категории: те, с которыми легко, и так же легко без них, и те, с которыми сложно, но невозможно без них.

Каждый человек рождается для какого-то дела.

Человек — это не бог весть что рядом с замечательными зверями и птицами.

Человек не для того создан, чтобы терпеть поражения. Человека можно уничтожить, но его нельзя победить.

Мы все сломаны. И именно в местах надломов мы часто сильнее всего.

Лучшие люди на Земле умеют чувствовать красоту, имеют смелость рисковать и силы говорить правду. И именно эти положительные качества делают их очень уязвимыми. Именно поэтому лучшие люди часто разрушены изнутри.

Человеку нужно два года, чтобы научиться говорить, и пятьдесят, чтобы научиться молчать.

Большинство людей никогда не слышат друг друга.

Кстати, цитаты про людей

О женщинах и мужчинах

На свете так много женщин, с которыми можно спать, и так мало женщин, с которыми можно поговорить.

С женщинами так хорошо дружить. Ужасно хорошо. Прежде всего, нужно быть влюбленным в женщину, чтобы иметь надежную основу для дружбы.

Мужчины всегда хотят новую женщину: ту, что моложе, или старше, или ту, которой у него еще не было. Если вы брюнетка, они хотят блондинку, если вы блондинка, они хотят рыжую. Они так созданы, и вы не можете их за это винить. Им нужна куча жен, и это чертовски трудно для одной женщины – быть кучей жен.

Пусть она думает обо мне лучше, чем я на самом деле, и я тогда буду и в самом деле лучше.

Откуда женщине знать, что за словами, которые говорятся ей, ничего нет, что говоришь просто в силу привычки и ради собственного спокойствия.

Женщину теряешь так же, как свой батальон: из-за ошибки в расчетах, приказа, который невыполним, и немыслимо тяжких условий. И еще из-за своего скотства.

Порой мужчине хочется побыть одному, и женщине тоже хочется побыть одной, и каждому обидно чувствовать это в другом, если они любят друг друга.

Кстати, цитаты про женщин и цитаты про мужчин

О любви

Любовь – старое слово. Каждый вкладывает в него то, что ему по плечу.

Если двое любят друг друга, это не может кончиться счастливо.

Когда два человека любят друг друга, когда они счастливы и веселы и один или оба создают что-то по-настоящему хорошее, они притягивают людей так же неотразимо, как яркий маяк притягивает ночью перелетных птиц.

Пока ты любишь — игра стоит свеч…

Ни одна жизненная победа не затмит собой поражение в любви.

Если по-настоящему любишь кого-то, ты уже никогда не избавишься полностью от этой любви.

Забыть друг о друге могут только любовники, любившие недостаточно сильно, чтобы возненавидеть друг друга.

Ты теперь – это и я. Ты – все, что останется от меня.

Любить двух женщин одновременно, по-настоящему любить — это самое страшное и разрушительное, что может приключиться с мужчиной.

Никогда не потешайся над любовью. Просто есть люди, которым так никогда и не выпадет счастья узнать, что это такое.

Любая трусость происходит от нелюбви.

Кстати, цитаты о любви

О войне

Война, какая бы она ни была необходимая и справедливая, всегда преступление.

В прежние дни часто писали о том, как сладко и прекрасно умереть за родину. Но в современных войнах нет ничего сладкого и прекрасного. Ты умрешь как собака без всякой на то причины.

Убиваешь, чтобы чувствовать, что ты еще жив.

На войне очень часто приходится лгать, и, если солгать необходимо, надо это делать быстро и как можно лучше.

Тот, кто выигрывает войну, никогда не перестанет воевать.

Любить войну могут только спекулянты, генералы, штабные и проститутки. Им в военное время жилось как никогда, и нажиться они тоже сумели как никогда.

Весёлые люди обычно самые смелые люди, которые погибают первыми.

Его весёлость столкнулась с серьёзностью войны, как мотылёк… и танк.

Есть вещи и хуже войны: трусость хуже, предательство хуже, эгоизм хуже.

Кстати, цитаты про войну

О себе

Я пью, чтобы окружающие меня люди становились интереснее.

Я люблю спать. Моя жизнь имеет тенденцию распадаться на части, когда я просыпаюсь, знаете ли.

Я отношусь с недоверием ко всем откровенным и чистосердечным людям, в особенности когда их рассказы о себе правдоподобны.

Впереди пятьдесят лет необъявленных войн, и я подписал договор на весь срок.

Америка была хорошая страна, а мы превратили ее черт знает во что, и я-то уж поеду в другое место, потому что мы всегда имели право уезжать туда, куда нам хотелось, и всегда так делали. А вернуться назад никогда не поздно.

Я не делал ничего иного, кроме того, как слушал, что кубинское море мне диктовало. Поэтому я чувствую себя кубинцем. Здесь, на Кубе, я легко работаю.

Когда тебя признали полоумным — никто тебе больше не доверяет.

Я не могу примириться с мыслью, что жизнь проходит так быстро, а я не живу по-настоящему.

О счастье

Счастье — самая замечательная вещь на свете, и для тех, кто умеет быть счастливым, оно может быть таким же глубоким, как печаль.

Счастье — это крепкое здоровье и слабая память.

Счастье приходит к человеку во всяком виде, разве его узнаешь? Я бы, положим, взял немножко счастья в каком угодно виде и заплатил за него все, что спросят.

Конечно, хорошо, когда человеку везёт. Но я предпочитаю быть точным в моем деле. А когда счастье придёт, я буду к нему готов.

Говорят, счастье скучно, но это потому, что скучные люди нередко бывают очень счастливы, а люди интересные и умные умудряются отравлять существование и себе, и всем вокруг.

Кстати, цитаты про счастье

О временах года

Когда наступала весна, пусть даже обманная, не было других забот, кроме одной: найти место, где тебе будет лучше всего. Единственное, что могло испортить день, — это люди, но если удавалось избежать приглашений, день становился безграничным. Люди всегда ограничивали счастье — за исключением очень немногих, которые несли ту же радость, что и сама весна.

Доверьтесь осени. Она станет вашим меланхоликом, другом, который, как никто другой, поддержит в тихий вечер и порадует последними лучами солнца. Поверьте осени. Дайте ей свою ладонь, и она закружит вас в бешеном ритме вальса, который заставит поменять взгляды на некоторые простейшие вещи, научит радоваться мелочам. Это время романтиков. Время вдумчивых прогулок и посиделок у камина большой семьей или в гордом одиночестве. Узнайте себя получше. Влюбитесь в осень.

Каждый год в тебе что-то умирает, когда с деревьев опадают листья… а их голые ветки беззащитно качаются на ветру в холодном зимнем свете. Но ты знаешь, что весна обязательно придёт, так же как ты уверен, что замёрзшая река снова освободится ото льда…

Вы не узнаете по-настоящему, что такое рождество до тех пор, пока вы не потеряете его в какой-нибудь чужой стране.

О человеческих проявлениях

Умные люди чрезвычайно редко бывают счастливы.

В некоторых людях порок виден так же, как в призовой лошади — порода.

Тот, кто щеголяет эрудицией или ученостью, не имеет ни того, ни другого.

Все сентиментальные люди очень жестоки.

Ужасно легко быть бесчувственным днем, а вот ночью — совсем другое дело.

Сначала просишь в долг, потом просишь милостыню.

О политике

Когда властвуешь, приходится иногда быть жестоким.

Фашизм — это ложь, изрекаемая бандитами.

Первая панацея для плохо управляемой страны — валютная инфляция, вторая — война; обе приносят временное процветание, обе приносят окончательную гибель.

Кубинская революция была исторической необходимостью.

Те, кто сражается на войне, — самые замечательные люди, и чем ближе к передовой, тем более замечательных людей там встретишь; зато те, кто затевает, разжигает и ведёт войну, — свиньи, думающие только об экономической конкуренции и о том, что на этом можно нажиться.

О смехе и улыбке

Из всех животных только человек умеет смеяться, хотя как раз у него для этого меньше всего поводов.

Хорошая улыбка лучше хорошей пулеметной очереди.

Говорят, что во всех нас заложены ростки того, что мы когда-нибудь сделаем в жизни, но мне всегда казалось, что у тех, кто умеет шутить, ростки эти прикрыты лучшей почвой и более щедро удобрены.

Если позволять себе шутить, люди не воспринимают тебя всерьез. И эти самые люди не понимают, что есть многое, чего нельзя выдержать, если не шутить.

О выпивке

Никогда не откладывайте на потом поцелуй с красивой девушкой или открытие новой бутылки виски.

Интеллигентный человек иногда напивается для того, чтобы провести время со своей глупостью.

Вино — это великая вещь. Оно заставляет забыть все плохое.

Полбутылки шампанского — это враг человека.

О книгах

Все хорошие книги похожи друг на друга: они правдивее жизни.

Хорошая книга подобна айсбергу, семь восьмых которого скрыто под водой.

Все хорошие книги сходны в одном, — когда вы дочитаете до конца, вам кажется, что все это случилось с вами, и так оно навсегда при вас и останется: хорошее и плохое, восторги, печали и сожаления, люди и места, и какая была погода.

Некоторые книги незаслуженно забываются, но нет ни одной, которую незаслуженно помнили бы.

Кстати, цитаты о книгах

Об одиночестве

Как хорошо быть одному. Но как хорошо, когда есть кто-то, кому можно рассказать, как хорошо тебе одному.

Человек один не может… Все равно человек один не может ни черта.

Нет человека, который был бы как остров, сам по себе.

Нет человека более одинокого, чем тот, кто пережил любимую.

Кстати, цитаты об одиночестве

О работе

Работа — лучшее лекарство от всех бед.

Лучше не иметь идеологии, чем не иметь работы.

Если всё время думать о работе, можно утратить к ней интерес еще до того, как сядешь на другой день за стол. Необходимо получить физическую нагрузку, устать телом, и особенно хорошо предаваться любви с любимой женщиной.

Кстати, цитаты про работу

О религии и грехах

Религия – это любовь в действии.

Все думающие люди — атеисты.

Нечего раздумывать над тем, что грешно, а что не грешно. Сейчас уже об этом поздно думать, да к тому же пусть грехами занимаются те, кому за это платят.

О старости

Люди с возрастом не умнеют. Они просто становятся осторожнее.

Самое отвратительное слово на свете — «пенсия».

О храбрости

Под храбростью я понимаю благородство в трудной ситуации.

По-настоящему храбрым людям незачем драться на дуэли, но это постоянно делают многие трусы, чтобы уверить себя в собственной храбрости.

О горе

Горю никакие соглашения не помогут. Излечить его может только смерть, а все другое лишь притупляет и обезбаливает. Говорят, будто излечивает его и время. Но если излечение приносит тебе нечто иное, чем твоя смерть, тогда горе твое, скорее всего, не настоящее.

Всё по-настоящему плохое начинается с самого невинного.

О богатых

Богатые — скучный народ… Скучные и все на один лад.

Богатые не похожи на нас с вами — у них денег больше.

О смерти

Вокруг мертвых всегда бывает много бумаги.

Если вся жизнь прошла во лжи, надо и умереть с ней. Лучший повод говорить правду — это то, что ее проще всего запомнить.

О страхе

У всех у нас есть страхи. Но у тех, кто смотрит им в лицо, есть еще и мужество.

Все боятся. Только матадоры умеют подавлять свой страх, и он не мешает им работать с быком. Если бы не этот страх, в Испании каждый чистильщик сапог был бы матадором.

О разном

Это было блестящее лечение, вот только пациента потеряли.

Ничто не может сравниться с охотой на человека. Тот, кто узнал и полюбил ее, больше не обращает внимания ни на что другое.

Два бича Испании: быки и священники.

Инстинкт самосохранения — величайший итальянский инстинкт.

Если тебе повезло и ты в молодости жил в Париже, то, где бы ты ни был потом, он до конца дней твоих останется с тобой, потому что Париж — это праздник, который всегда с тобой.

Кошка абсолютно искренна: человеческие существа по тем или иным причинам могут скрывать свои чувства, но кошка — никогда.

Голод хорошо дисциплинирует и многому учит. И до тех пор, пока читатели не понимают этого, ты впереди них.

Колонка в газете — ежеутренний заменитель бессмертия.

 

Согласитесь, в цитатах Хемингуэя энергичность и жизненный оптимизм с трудом сопротивляются «черному» взгляду на жизнь. Возможно, в этом проявилась ирония жизни над энергично испытывавшим ее писателем.

Источник: burido.ru


You May Also Like

About the Author: admind

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.