Стихи губермана с матом


Хочу поделиться некоторыми стихами Губермана,которые мне нравятся:)

Легко слова Эзопа эти
ко всем эпохам приложить:
«Хотя и плохо жить на свете,
но это лучше, чем не жить».

Прочел у некоего грека
(не то Эвклид, не то Страбон),
что вреден духу человека
излишних мыслей выебон

Я женских слов люблю родник
и женских мыслей хороводы,
поскольку мы умны от книг,
а бабы — прямо от природы.

В чужую личность мне не влезть,
а мной не могут быть другие,
и я таков, каков я есть,
а те, кто лучше, — не такие.

Вовлекаясь во множество дел,
Не мечись,как по джунглям ботаник,
Не горюй,что не всюду успел,
Может ты опоздал на «Титаник»

Еще Гераклит однажды
заметил давным-давно,
что глуп, кто вступает дважды
в одно и то же гавно.

В сердцах кому-нибудь грубя,
ужасно вероятно
однажды выйти из себя
и не войти обратно


Везде долги: мужской, супружеский,
гражданский, родственный и дружеский,
долг чести, совести, пера,
и кредиторов до хера.

Не плачься, милый, за вином
на мерзость, подлость и предательство;
связав судьбу свою с говном,
терпи его к себе касательство.

Хотя и сладостен азарт
по сразу двум идти дорогам,
нельзя одной колодой карт
играть и с дьяволом, и с Богом.

Решив служить, дверьми не хлопай
Бранишь запой, тони в трудах.
Нельзя одной и той же жопой,
Сидеть на встречных поездах

Носишь радостную морду
и не знаешь, что позор —
при таких широких бедрах
такой узкий кругозор.

Привычка думать головой –
одна из черт сугубо личных,
поскольку ум, как таковой,
у разных лиц – в местах различных.

Теперь я понимаю очень ясно,
и чувствую и вижу очень зримо:
не важно, что мгновение прекрасно,
а важно, что оно неповторимо.

В кипящих политических страстях
мне видится модель везде одна:
столкнулись на огромных скоростях
и лопнули вразлет мешки гавна.

На собственном горбу и на чужом
я вынянчил понятие простое:
бессмысленно идти на танк с ножом,
но если очень хочется, то стоит.

Есть в каждой нравственной системе
идея, общая для всех:
нельзя и с теми быть, и с теми,
не предавая тех и тех.


Весьма порой мешает мне заснуть
Волнующая, как ни поверни,
Открывшаяся мне внезапно суть
Какой-нибудь немыслимой херни.

Бывает — проснешься, как птица,
крылатой пружиной на взводе,
и хочется жить и трудиться;
но к завтраку это проходит.

Источник: pikabu.ru

Цитата сообщения Tatyana_AlekSa Хлесткие четверостишия — «гарики» Игоря Губермана

Хлесткие четверостишия — «гарики» Игоря Губермана

Игорь Губерман известен своими ироничными и очень точными четверостишиями, которые в шутку называют «гариками». В них невероятно метко и коротко отражаются реалии нашей жизни — радости и печали, успехи и неудачи. Удивительно, как автору удается передать смысл и суть событий и переживаний всего в четырех коротких строчках.
igor_guberman_gariki (650x400, 109Kb)
***

Смотрясь весьма солидно и серьезно
под сенью философского фасада,
мы вертим полушариями мозга,
а мыслим — полушариями зада.

***

Бывает — проснешься, как птица,
крылатой пружиной на взводе,
и хочется жить и трудиться;
но к завтраку это проходит.

***

Учусь терпеть, учусь терять
и при любой житейской стуже
учусь, присвистнув, повторять:
плевать, не сделалось бы хуже.


***

Вовлекаясь во множество дел,
не мечись, как по джунглям ботаник,
не горюй, что не всюду успел, —
может, ты опоздал на «Титаник».

***

Пришел я к горестному мнению
от наблюдений долгих лет:
вся сволочь склонна к единению,
а все порядочные — нет.

***

Обманчив женский внешний вид,
поскольку в нежной плоти хрупкой
натура женская таит
единство арфы с мясорубкой.

***

Я живу, постоянно краснея
за упадок ума и морали:
раньше врали гораздо честнее
и намного изящнее крали.

***

Я женских слов люблю родник
и женских мыслей хороводы,
поскольку мы умны от книг,
а бабы — прямо от природы.

****

Когда нас учит жизни кто-то,
я весь немею;
житейский опыт идиота
я сам имею.

***

Крайне просто природа сама
разбирается в нашей типичности:
чем у личности больше ума,
тем печальней судьба этой личности.

***

Во мне то булькает кипение,
то прямо в порох брызжет искра;
пошли мне, Господи, терпение,
но только очень, очень быстро.

***

Бывают лампы в сотни ватт,
но свет их резок и увечен,
а кто слегка мудаковат,
порой на редкость человечен.


***

Не в силах жить я коллективно:
по воле тягостного рока
мне с идиотами — противно,
а среди умных — одиноко.

***

Когда мы раздражаемся и злы,
обижены, по сути, мы на то,
что внутренние личные узлы
снаружи не развяжет нам никто.

***

Умей дождаться. Жалобой и плачем
не сетуй на задержку непогоды:
когда судьба беременна удачей,
опасны преждевременные роды.

***

Будущее вкус не портит мне,
мне дрожать за будущее лень;
думать каждый день о черном дне —
значит делать черным каждый день.

***

Я никак не пойму, отчего
так я к женщинам пагубно слаб;
может быть, из ребра моего
было сделано несколько баб?

***

Любую можно кашу мировую
затеять с молодежью горлопанской,
которая Вторую мировую
уже немного путает с Троянской.

***

Ум полон гибкости и хамства,
когда он с совестью в борьбе,
мы никому не лжем так часто
и так удачно, как себе.

***

Есть в каждой нравственной системе
идея, общая для всех:
нельзя и с теми быть, и с теми,
не предавая тех и тех.

***

Чтоб выжить и прожить на этом свете,
пока земля не свихнута с оси,
держи себя на тройственном запрете:
не бойся, не надейся, не проси.

***

Душа порой бывает так задета,
что можно только выть или орать;
я плюнул бы в ранимого эстета,
но зеркало придется вытирать.


***

Когда устал и жить не хочешь,
полезно вспомнить в гневе белом,
что есть такие дни и ночи,
что жизнь оправдывают в целом.

***

На собственном горбу и на чужом
я вынянчил понятие простое:
бессмысленно идти на танк с ножом,
но если очень хочется, то стоит.

***

В цветном разноголосом хороводе,
в мелькании различий и примет
есть люди, от которых свет исходит,
и люди, поглощающие свет.
garik-river (699x400, 153Kb)

***

Жить, покоем дорожа, —
пресно, тускло, простоквашно;
чтоб душа была свежа,
надо делать то, что страшно.

***

Вчера я бежал запломбировать зуб,
и смех меня брал на бегу:
всю жизнь я таскаю мой будущий труп
и рьяно его берегу.

***

В наш век искусственного меха
и нефтью пахнущей икры
нет ничего дороже смеха,
любви, печали и игры.

***

Вся наша склонность к оптимизму —
от неспособности представить,
какого рода завтра клизму
судьба решила нам поставить.

***

Есть личности — святая простота
играет их поступки, как по нотам,
наивность — превосходная черта,
присущая творцам и идиотам.


***

Всего слабей усваивают люди,
взаимным обучаясь отношениям,
что слишком залезать в чужие судьбы
возможно лишь по личным приглашениям.

***

Поездил я по разным странам,
печаль моя, как мир, стара:
какой подлец везде над краном
повесил зеркало с утра?

***

Мы сохранили всю дремучесть
былых российских поколений,
но к ним прибавили пахучесть
своих духовных выделений.

***

Текут рекой за ратью рать,
чтобы уткнуться в землю лицами;
как это глупо — умирать
за чей-то гонор и амбиции.

***

За то люблю я разгильдяев,
блаженных духом, как тюлень,
что нет меж ними негодяев
и делать пакости им лень.

***

Увы, но я не деликатен
и вечно с наглостью циничной
интересуюсь формой пятен
на нимбах святости различной.

***

Слой человека в нас чуть-чуть
наслоен зыбко и тревожно,
легко в скотину нас вернуть,
поднять обратно очень сложно.

***

Ворует власть, ворует челядь,
вор любит вора укорять;
в Россию можно смело верить,
но ей опасно доверять.

***

Мужик тугим узлом совьется,
но, если пламя в нем клокочет,
всегда от женщины добьется
того, что женщина захочет.
guberman (699x400, 194Kb)
***


Мне моя брезгливость дорога,
мной руководящая давно:
даже чтобы плюнуть во врага,
я не набираю в рот говно.

***

Любил я книги, выпивку и женщин
И большего у бога не просил.
Теперь азарт мой возрастом уменьшен,
Теперь уже на книги нету сил.

***

Живя в загадочной отчизне
из ночи в день десятки лет,
мы пьем за русский образ жизни,
где образ есть, а жизни нет.

***

Вожди России свой народ
во имя чести и морали
опять зовут идти вперед,
а где перед, опять соврали.

***

Вся история нам говорит,
что Господь неустанно творит:
каждый год появляется гнида
неизвестного ранее вида.

***

Нам непонятность ненавистна
в рулетке радостей и бед.
Мы даже в смерти ищем смысла,
хотя его и в жизни нет.

***

Когда, глотая кровь и зубы,
мне доведется покачнуться,
я вас прошу, глаза и губы,
не подвести и улыбнуться.

Источник: www.liveinternet.ru

«Гариком меня называли в детстве»

Когда пользователь Интернета задаст запрос «смешные стихи», всемирная паутина выдаст ему массу предложений, от которых… вовсе не смешно. Так, вы найдете «прикольные поздравления», «смешные» SMS-поздравления, предложат вам и стихи с матерной лексикой. Впрочем, может, кому-то от этого и будет смешно, но далеко не всем – это уж точно. Наверное, потому, что все мы разные, и нет такого, что могло бы развеселить всех и каждого.


Текст и поэт

А еще у понятия «смешное» много подкатегорий: это и юмор, и ирония, и сарказм… Мы подобрали для вас поэзию, которая смешной будет, возможно, не для всех, при этом большинство скажет: блестящая ирония!

Смешные стихи Игоря Губермана любят и ценят многие. Он очень популярен, он смотрит на нас с экрана телевизора, его читают и цитируют в компаниях, создают сайты и форумы ценителей его творчества. Сам Губерман часто выступает с современными писателями, неизменно собирающими полные залы.

Игорь Миронович прославился прежде всего как автор «гариков» – четверостиший с законченной мыслью. Они бывают ироническими, саркастическими, порой – хулиганскими, с ненормативной лексикой. Часто «гарики» строятся на перефразировке известных поэтических строк или фраз. Например, узнаваемая «перекличка» с пушкинскими строками «Духовной жаждою томим, В пустыни мрачной я влачился…»:

Когда к тебе приходит некто,
духовной жаждою томим,
для утоленья интеллекта
распей бутылку молча с ним.

Благодаря юмору, емкому языку и очень точно схваченной сути вещей «гарики» сразу становятся афоризмами.


Смеющийся поэт

Нынче «гарики» выделяют в особый жанр или подвид литературы. Откуда же произошло название? Сам поэт говорит, что это старая российская традиция. Он начинал с застольных четверостиший, которые пользовались успехом. По его словам, он как-то вспомнил, что в детстве его называли Гариком, и это же имя решил дать своим четверостишиям. Правда, потом, говорит, среди подражателей появилась масса «мариков», «юликов» и т. д.

Испытание лагерями

Смешные стихи Игоря Губермана, который родился в 1936 году в Харькове, стали известными благодаря «самиздату». А изданы его «гарики» были в конце 70-х в Израиле. Результат был незамедлительным и для того времени прогнозируемым: арест, приговор к пяти годам лишения свободы. Впрочем, власть имущие попытались приписать Губерману уголовное преступление, чтобы скрыть истинный политический мотив. В лагере он вел дневник, который вылился потом в книгу «Прогулки вдоль барака».


Книга «Прогулки вокруг барака»

Несмотря на тяжелое испытание заключением, Игорь Губерман позже признавался, что проведенное там время оказалось очень полезным для души. Об этом периоде написаны и мемуары, и стихи – понятно, что далекие от того, чтобы вызвать смех. Например: «Свой дух я некогда очистил не лучезарной красотой, а осознаньем грязных истин и тесной встречей с мерзотой».

Вернувшись в 1984 году из Сибири, Игорь Миронович, как и другие в таком же положении, столкнулся с массой проблем, одна из которых – прописка. Руку помощи протянул поэт Давид Самойлов, который прописал его в своем доме. Но работу найти было очень сложно. В 1988 году поэт вместе с семьей уезжает в Израиль, где и живет до сих пор.

Известен Губерман и как прозаик, автор романа «Штрихи к портрету», мемуаров «Пожилые записки», прозаических миниатюр «Прощение зависти», «О людях хороших» и многих других произведений.

Пишет всегда и везде

При этом своим «гарикам» Игорь Губерман остается верен всегда, пишет их абсолютно везде, они стали его образом мыслей. Кажется, что он просто говорит «гариками». Известны его сборники «Гарики на каждый день», «Гарики из Иерусалима», «Закатные гарики» и т. д. Его четверостишия иногда воспринимаются как фольклор и передаются из уст в уста.

Стихи и девочка

Несмотря на солидный возраст, Игорь Миронович ведет очень активный образ жизни, ездит с творческими вечерами по городам и странам, выступая перед русскоязычной публикой. Осенью 2014 года побывал и в Киеве. Он прекрасно владеет залом, с присущим ему юмором отвечает на любые вопросы, в свою очередь, коллекционирует поступающие к нему из зала смешные вопросы или записки.

Признается, что к старости относится вполне позитивно, говорит, что это замечательная пора. И шутит: этот возраст называют цветущим – во всех некрологах. А еще шутит, что вместе с Пушкиным сочинил такие смешные строки:

Любезен буду долго я народу,
Поскольку так нечаянно случилось,
Что я воспел российскую природу,
Которая в еврее насочилась.

Абрам Хайям

По своему философскому звучанию «гарики» Губермана иногда в чем-то перекликаются с рубаи Омара Хайяма. По крайней мере, так считает драматург Алексей Файко, который сказал, что Игорь Миронович – это Абрам Хайям. Поэт гордится этим и говорит, что такой комплимент осветил всю его жизнь.

Губерман публичен, встреч с журналистами не избегает. На вопросы отвечает в свойственной ему ироничной манере, никогда не пытается приукрасить собственную личность – скорее наоборот: искренне признается в своих недостатках, среди которых – лень, любовь к застольям. А еще говорит, что творческими муками, которые свойственны литераторам, не может похвастать: строчки появляются вроде бы сами собой.

Поэт и четверостишие

Почитатели его творчества пишут в соцсетях: «Была на концерте Губермана, давно так не смеялась», «Кто подскажет, когда концерт Губермана в нашем городе? Как бы не пропустить!».

Игорь Миронович в своих смешных стихах ни в коем случае не претендует на то, что его высказывания – мудрость философа, ведь он сам ее ищет всю жизнь. Просто он щедро делится с читателем или слушателем своими ненавязчивыми мыслями «по поводу…». А этих поводов множество – благодатную почву дает наша повседневная жизнь с ее надеждами, разочарованиями, бесполезной суетой ради чего-то, в сущности, призрачного; комическими ситуациями, смешными со стороны и при этом вызывающими не смех, а досаду у нас самих, и т. д.

О каждом из нас

Наверное, в «гариках» Губермана каждый из нас может найти соответствие своим мыслям, иногда – узнать самого себя, хотя признать это бывает не очень приятно. Он пишет смешные стихи абсолютно обо всем. Например, о нашей повседневности:

Бывает — проснешься, как птица,
Крылатой пружиной на взводе,
И хочется жить и трудиться;
Но к завтраку это проходит.

Гарики поэта

Или такие «гарики»:

Я охладел к научным книжкам
Не потому, что стал ленив;
Ученья корень горек слишком,
А плод, как правило, червив.

Приведем еще пример:

Чем пошлей, глупей и примитивней
Фильмы о красивости страданий,
Тем я плачу гуще и активней,
И безмерно счастлив от рыданий.

Испытавший многое в этой жизни поэт советует нам не сетовать на трудности:

Томясь тоской и самомнением,
не сетуй всуе, милый мой,
жизнь постижима лишь в сравнении
с болезнью, смертью и тюрьмой.

Часто его смешные стихи напоминают об очень серьезных вещах, например, о личной ответственности каждого:

В ответе каждый за себя…
Когда-нибудь, впоследствии, потом,
но даже в буквари поместят строчку,
что сделанное скопом и гуртом
расхлебывает каждый в одиночку.

Поэт с микрофоном

Необъятная тема человека и общества укладывается у Губермана в такое четверостишие:

Не в силах нас ни смех, ни грех
свернуть с пути отважного,
мы строим счастье сразу всех,
и нам плевать на каждого.

А вот смешные стихи по поводу пресловутого «жизненного опыта»:

Опыт не улучшил никого;
те, кого улучшил, врут безбожно;
опыт — это знание того,
что уже исправить невозможно.

Находит Губерман и ироничное оправдание человеческим слабостям:

Лукав, охотно лгу, подолгу сплю,
и прочими грехами я типичен,
а все же не курю я коноплю,
и все же я к мужчинам безразличен.

Пишет и смешные стихи о взаимоотношениях между мужчиной и женщиной:

Логикой жену не победить,
будет лишь кипеть она и злиться;
чтобы бабу переубедить,
надо с ней немедля согласиться.

Или такие строчки:

Мужчина — хам, зануда, деспот,
мучитель, скряга и тупица;
чтоб это стало нам известно,
нам просто следует жениться.

Как видим, смешные стихи Игоря Губермана – явление в современной литературе и заметное, и самобытное. В них нет пафоса, нет и цинизма, они написаны «народным» языком, жизненные картинки схвачены очень метко и беззлобно.

Глубоко анализировать «гарики» – дело литературоведов, а простой читатель, увидев очередное четверостишие, улыбнется и скажет про себя: «А ведь так оно и есть!».

Игорь Губерман. «В гостях у Дмитрия Гордона» (2014):

Источник: megapoisk.com

Стихи губермана с матом

зБМБОФОЩК НХЦЮЙОБ, ЛПФПТЩК МАВЕЪОП РПДБУФ ДБНЕ ТХЛХ Й ФХФ ЦЕ ЙЪЩУЛБООП Й ‘ЧЛХУОП’ ЙЪЯСУОЙФУС РП ‘НБФЕТЙ’.

уФТБУФОЩК МАВЙФЕМШ Й УПВЙТБФЕМШ ЦЙЧПРЙУЙ, ВПМШЫПК РПЛМПООЙЛ ОБУФПСЭЕЗП РТЙНЙФЙЧБ.

юЕМПЧЕЛ, РТЕДРПЮЙФБАЭЙК ЦЙЧПК ЗПМПУ Ч ФЕМЕЖПООПК ФТХВЛЕ ОПЧПНПДОПК ЬМЕЛФТПООПК РПЮФЕ.

йЗПТШ нЙТПОПЧЙЮ зХВЕТНБО ОБ ОЕУЛПМШЛП ДОЕК РТЙВЩМ Ч нПУЛЧХ. х ОЕЗП ДЧБ ДПНБ — тПУУЙС Й йЪТБЙМШ, ПВБ ДПТПЗЙ. юФП ЦЕ РПДЕМБФШ, ЦЙЪОШ ОБ ДЧБ ДПНБ ЙНЕЕФ УЧПЙ РТЕЙНХЭЕУФЧБ Й ОЕДПУФБФЛЙ. пДОП ЙЪ РТЕЙНХЭЕУФЧ ДМС БТФЙУФБ Й ЪТЙФЕМЕК ОБМЙГП: УМЕДХАЭЙК УЧПК РТЙЕЪД Ч тПУУЙА йЗПТШ зХВЕТНБО РМБОЙТХЕФ Ч ОПСВТЕ. ьФП ВХДХФ ЗБУФТПМЙ РП ЗПТПДБН, Б Ч нПУЛЧЕ ЧЩУФХРМЕОЙС УПУФПСФУС Ч фЕБФТЕ ьУФТБДЩ Й Ч ‘нЕТЙДЙБОЕ’.

— лБЛ чЩ ПВЯСУОЙФЕ ФП, ЮФП РПТПК ОБДП ЪБЛПОЮЙФШ ФЕИОЙЮЕУЛЙК чхъ, ЮФПВЩ УФБФШ РПЬФПН?

— б С РПЬФПН ФБЛ Й ОЕ УФБМ. рПЬФЩ — ЬФП вМПЛ, нБОДЕМШЫФБН, рБУФЕТОБЛ, ЬФП ЗДЕ НХЪЩЛБ ЪЧХЮЙФ. с ФБЛПК УФЙИПУМПЦЕОЕГ, РПЬФПН ОБЪЧБФШ УЕВС ОЙЛБЛ ОЕ НПЗХ. юФП ЛБУБЕФУС ФПЗП, ЮФПВЩ ЮФП-ФП ЪБЛПОЮЙФШ Й УФБФШ МЙФЕТБФПТПН, ФП ОЕ ФПМШЛП ФЕИОБТЙ Й ЙОЦЕОЕТЩ, Б Й ВЕЪХНОПЕ ЛПМЙЮЕУФЧП ЧТБЮЕК ОБЮЙОБАФ РЙУБФШ. дХНБА, ЬФП РТПЙУИПДЙФ РПФПНХ, ЮФП УОБЮБМБ, ЛПЗДБ ЧЩТБУФБЕЫШ, ЕЭЕ ОЕ ПЮЕОШ РПОСФОП, ЛХДБ ФЩ Й ЮФП ФЩ, Й ФЕВС ФЧПЙ ЕЧТЕКУЛЙЕ ТПДЙФЕМЙ ОБ ЧУСЛЙК УМХЮБК РЙИБАФ Ч ЛБЛПЕ-ОЙВХДШ ФЕИОЙЮЕУЛПЕ ПВТБЪПЧБОЙЕ, ‘ЮФПВЩ РПФПН ВЩМ ЛХУПЛ ИМЕВБ У НБУМПН, зБТЙОШЛБ’, ЛБЛ ЗПЧПТЙМБ НОЕ ВБВХЫЛБ.

— еУМЙ ВЩ чЩ ПУМХЫБМЙУШ Ч УЧПЕ ЧТЕНС РБРХ, ЛПФПТЩК ИПФЕМ ЧЙДЕФШ чБУ ЙНЕООП Ч ФЕИОЙЮЕУЛПН чхъЕ, чЩ ВЩ УФБМЙ ФЕН, ЛЕН УФБМЙ УЕКЮБУ?

— оБЧЕТОСЛБ ОЕФ, РПФПНХ ЮФП НЕОС ВЩ ПВПМЧБОЙМЙ У РПНПЭША НБТЛУЙЪНБ-МЕОЙОЙЪНБ Ч ЛБЛПН-ОЙВХДШ ЗХНБОЙФБТОПН чхъЕ Й С ВЩ РТЕРПДБЧБМ ЗЕПЗТБЖЙА, ЮФП-ОЙВХДШ ЕЭЕ… уЕЛУПМПЗЙА У ХДПЧПМШУФЧЙЕН РТЕРПДБЧБМ ВЩ.

— оБ УФЙЫБФБ ЛПЗДБ чБУ ‘РТПВЙМП’?

— уФЙЫБФБ С ОБЮБМ РЙУБФШ ПЮЕОШ ТБОП, Ч РСФЙДЕУСФЩЕ ЗПДЩ, ЛПЗДБ УФТБДБМ РЕТЧЩНЙ МАВПЧСНЙ. дБЧОП ЬФП ВЩМП. с РЙУБМ РТПУФП ЛЙМПНЕФТБНЙ МЙТЙЮЕУЛЙЕ УФЙИЙ. оП РПФПН С ЙИ ЧУЕ ХФПРЙМ Ч РПНПКОПН ЧЕДТЕ.

— фП ЕУФШ чБН ВЩМП УФЩДОП ЪБ РЕТЧЩЕ ПРХУЩ?

— уПЧЕТЫЕООП ОЕ УФЩДОП. чПФ оЕЛТБУПЧХ ВЩМП УФЩДОП, ОП ПО ЙЪДБМ УЧПК УВПТОЙЛ ‘нЕЮФЩ Й ЪЧХЛЙ’, РПФПН ЧЕЪДЕ РПЛХРБМ ЕЗП Й ХОЙЮФПЦБМ. б С Ч ЪБТПДЩЫЕ ХФПРЙМ.

— рП НПМПДПУФЙ чЩ ВЩМЙ ПЮЕОШ РМПДПЧЙФЩ?

— юХДПЧЙЭОП.

— б РПЮЕНХ ЧППВЭЕ чЩ УЧПЙ УФЙИЙ ОБЪЩЧБЕФЕ ‘УФЙЫЛБНЙ’?

— рТПУФП РПФПНХ, ЮФП ПОЙ НБМЕОШЛЙЕ.

— х чБУ ПРТЕДЕМЕООПЕ ЛПМЙЮЕУФЧП УФЙЫЛПЧ ‘ОБ ЪМПВХ ДОС’. чЩ ОЕ ВПЙФЕУШ, ЮФП РПМЙФЙЮЕУЛБС УЙФХБГЙС ЙЪНЕОЙФУС, ЧТЕНС РТПКДЕФ, ПОЙ ХНТХФ ЙМЙ ПУФБОХФУС РТПУФП ЙММАУФТБГЙЕК Л ДБООПНХ ЙУФПТЙЮЕУЛПНХ НПНЕОФХ?

— дБ, ЧУЕ ТБЧОП ХНТХФ, ВХДХФ ОЕ ОХЦОЩ. хЦЕ УЕКЮБУ ОПЧПЕ РПЛПМЕОЙЕ ЙОБЮЕ, ЮЕН НЩ, ЧУЕ ЧПУРТЙОЙНБЕФ, ЬФП РПЛПМЕОЙЕ ДТХЗЙИ МАДЕК. б ЧППВЭЕ Х НЕОС ЗПТБЪДП ВПМШЫЕ ОБРЙУБОП РТП МАВПЧШ, РТП УНЕТФШ, РТП РТЙТПДХ, в-ЗБ. рПМЙФЙЮЕУЛЙИ ПЮЕОШ НБМП, ЙИ РТПУФП РТЙУПВБЮЙЧБАФ Л РПМЙФЙЮЕУЛЙН.

— оЕ ВПЙФЕУШ, ЮФП ФЕНЩ ЙУЮЕТРБАФУС Й РПКДЕФ РПЧФПТСЕНПУФШ?

— дБ ЧЕДШ Й ФЕН, Й УАЦЕФПЧ ПЮЕОШ НБМП. ч НЙТПЧПК МЙФЕТБФХТЕ УАЦЕФПЧ ЧУЕЗП ДЧБДГБФШ У ОЕВПМШЫЙН: в-З, РТЙТПДБ, МАВПЧШ, УНЕТФШ, УМХЮБКОЩЕ УПВЩФЙС, МЕОШ… дТХЗЙИ ФЕН ОЕФ, РПЬФПНХ ЛБЛЙЕ-ФП РПЧФПТЩ ЪБТБОЕЕ ЗБТБОФЙТПЧБОЩ.

— чПФ ЮФП РТП чБУ УЛБЪБМ бМЕЛУБОДТ зПТПДОЙГЛЙК: ‘нОЕ ЦХФЛП ПФ ФПЗП, ЮФП ПО ЧЩФЧПТСЕФ. й ЪДЕУШ, Й ФБН ПО ЮЙФБЕФ ФБЛПЕ УФТБЫОПЕ ЮЕФЧЕТПУФЙЫЙЕ:

рТПУС, ЮФПВ з-УРПДШ ОЙУРПУМБМ ВМБЗПДБФШ,

еЧТЕК ЧПЪВХЦДЕООП ЛБЮБЕФУС,

пВЙМЙЕН РЩМБ УФТЕНСУШ ОБЕ…ФШ

фПЗП, У лЕН ЪБПЮОП ЧУФТЕЮБЕФУС.

чПФ ЧБН ЮФП ФБЛПЕ зХВЕТНБО Й РПЮЕНХ ЕЗП ОЙЛФП ДПМЗП ОЕ ФЕТРЙФ’.

— уБЫБ ЛП НОЕ ИПТПЫП ПФОПУЙФУС, НЩ ДТХЦЙН ХЦЕ МЕФ УПТПЛ. рПЬФПНХ, ЛПЗДБ ПО УЛБЪБМ, ЮФП НЕОС ОЙЛФП ДПМЗП ОЕ ФЕТРЙФ, ЙНЕАФУС Ч ЧЙДХ ЛБЛЙЕ-ФП ОЕМБДЩ У ЧМБУФШ РТЙДЕТЦБЭЙНЙ, У ПЖЙГЙБМШОЩН НОЕОЙЕН ЙМЙ У ИБОЦБНЙ. уБЫБ ЙНЕМ Ч ЧЙДХ ЙНЕООП ЬФП, РПФПНХ ЮФП РТПУФП ОЕ ФЕТРЙФ — ЬФП ВЩМП ВЩ ОЕРТБЧДПК. х НЕОС РПМОЩН-РПМОП Й ДТХЪЕК, Й ЮЙФБФЕМЕК. чУЕ ИПТПЫП.

— дМС чБУ ЕУФШ ЛБЛЙЕ-ФП ТБЪМЙЮЙС Ч ТПУУЙКУЛПК Й ВЩЧЫЕК ТПУУЙКУЛПК РХВМЙЛЕ?

— еУФШ. рХВМЙЛБ ЧП ЧУЕИ УФТБОБИ, ЗДЕ С РПВЩЧБМ: Ч йЪТБЙМЕ, зЕТНБОЙЙ, бНЕТЙЛЕ, бЧУФТБМЙЙ,- ЬФП ХЦЕ УЩФБС РХВМЙЛБ, ЙЪ ЛБФЕЗПТЙЙ РПФТЕВЙФЕМШУЛПЗП ПВЭЕУФЧБ. чПФ ЕУМЙ ФЩ БЛФЕТ, РТЙЫЕМ УАДБ, НЩ ЪБ ФЕВС ЪБРМБФЙМЙ ДЕУСФШ ДПММБТПЧ, ФП РЕТЕЛХЧЩТОЙУШ, ЮФПВЩ НЩ РПМХЮЙМЙ ХДПЧПМШУФЧЙЕ. б ТПУУЙКУЛБС РХВМЙЛБ ВЕЪХНОП ХЧБЦЙФЕМШОП ПФОПУЙФУС Л УМПЧХ, ПЮЕОШ УМЩЫЙФ УМПЧП. рТБЧДБ, Х ЬФПК ЮЕТФЩ ЕУФШ Й ПВПТПФОБС УФПТПОБ — ФБЛ ЦЕ ЪБНЕЮБФЕМШОП УМЩЫБФУС УМПЧБ цЙТЙОПЧУЛПЗП Й РТПЮЙИ РПДПОЛПЧ. оП ТПУУЙКУЛБС РХВМЙЛБ — УБНБС ВМБЗПДБТОБС БХДЙФПТЙС.

— уФТБЫОБС ЗЙРПФЕФЙЮЕУЛБС УЙФХБГЙС: ЧДТХЗ ЧП ЧУЕН НЙТЕ ЙУЮЕЪБАФ ЧУЕ ЕЧТЕЙ. юФП чЩ ВХДЕФЕ ДЕМБФШ?

— б С ОЕ РЙЫХ УХЗХВП ДМС ЕЧТЕКУЛПЗП ОБУЕМЕОЙС. х НЕОС ОЙЮФПЦОПЕ ЛПМЙЮЕУФЧП УФЙЫЛПЧ ЙУЛМАЮЙФЕМШОП ДМС ЕЧТЕЕЧ. ч ТПУУЙКУЛЙИ ЗПТПДБИ ЛП НОЕ РТЙИПДЙФ ВПМШЫБС ЮБУФШ ТХУУЛЙИ. ч ЪБМЕ ОБ РСФШУПФ, ОБРТЙНЕТ, НЕУФ ФТЙУФБ ТХУУЛЙИ Й ДЧЕУФЙ ЕЧТЕЕЧ. с ОЕ ОБЪЩЧБА УЕВС ЕЧТЕКУЛЙН БЧФПТПН.

— с ЙНЕА Ч ЧЙДХ, ЮФП чЩ РЙЫЕФЕ ОЕ ДМС ХЪЛП ЕЧТЕКУЛПЗП ОБУЕМЕОЙС, Б ФП, ЮФП Х чБУ ЮБУФЩК РЕТУПОБЦ — ЕЧТЕК.

— с ЕЧТЕК. й ЛБЛ БЧФПТ — ЕЧТЕК. с ЬФЙН ЗПТЦХУШ. еУМЙ ЙУЮЕЪОХФ, ОЕ ДБК в-З, ЕЧТЕЙ, ЪОБЮЙФ, НЕОС ВХДЕФ ЮЙФБФШ ФПМШЛП ТХУУЛБС БХДЙФПТЙС, ЕУМЙ ЧППВЭЕ ВХДХФ ЮЙФБФШ. хЦЕ ЧБЫЕ НПМПДПЕ РПЛПМЕОЙЕ РЕТЕУФБЕФ ЮЙФБФШ , ЙОФЕТОЕФ — ЬФП ОЕ ЮФЕОЙЕ, ОБ НПК ЧЪЗМСД. лОЙЗХ МЙУФБЕЫШ, ПЭХЭБЕЫШ, Б Ч ЙОФЕТОЕФ ЪБЗМСОХМ-ЧЩЫЕМ, ЪБЗМСОХМ-ЧЩЫЕМ. ьФП ПЮЕОШ РПФТЕВЙФЕМШУЛБС ЫФХЛБ.

— зДЕ ЛПТОЙ чБЫЕК ОЕОПТНБФЙЧОПК МЕЛУЙЛЙ? оБЧЕТОСЛБ НБМШЮЙЛБ зБТЙЛБ ЧПУРЙФЩЧБМЙ ЛБЛ ЙОФЕММЙЗЕОФОПЗП НБМШЮЙЛБ, ЛПФПТПНХ ОЕЗПЦЕ ЧЩТБЦБФШУС.

— дБ, ЧПУРЙФБОЙЕ ВЩМП ЙНЕООП ФБЛЙН, ОП ЧПЛТХЗ ВЩМБ УФТБОБ, Й С ЦЙМ ЦЙЪОША ПВЭЕУФЧБ. чПЛТХЗ ВЩМ ТХУУЛЙК СЪЩЛ, ЛПФПТЩК С ПЮЕОШ МАВМА, Й , ЕУФЕУФЧЕООП, С ЧРЙФБМ ЕЗП ЧП ЧУЕК РПМОПФЕ. фБЛ ЮФП УЙМШОПЗП ТПДЙФЕМШУЛПЗП ЗОЕФБ ОЕ ВЩМП, ФПМШЛП Ч ПФОПЫЕОЙЙ РПЧЕДЕОЙС ВЩМ РТЕУУЙОЗ. й ЛПЗДБ С ХЦЕ РПУФХРЙМ Ч ЙОУФЙФХФ, ФП Ч УНЩУМЕ РПЧЕДЕОЙС ЛБЛ У ГЕРЙ УПТЧБМУС.

— тБУУЛБЦЙФЕ РТП чБЫХ ВБВХЫЛХ, ЛПФПТБС, ОБУЛПМШЛП С РПОЙНБА, ПЛБЪБМБ ОБ чБУ ВПМШЫПЕ ЧМЙСОЙЕ.

— пОБ ВЩМБ ПЮЕОШ ИПТПЫЕК , С РЙУБМ П ОЕК. вБВХЫЛБ ТБОП ПУФБМБУШ ЧДПЧПК У ФТЕНС ДЕФШНЙ. вЩМБ ЪБНЕЮБФЕМШОЩН , НХДТЩН ЮЕМПЧЕЛПН. нЩ ОЕ ПЮЕОШ НОПЗП ПВЭБМЙУШ. пОБ НЕОС ЧТЕНС ПФ ЧТЕНЕОЙ ПДЕТЗЙЧБМБ, Й ЧУЕЗДБ РП ДЕМХ.

— пОБ ЗПЧПТЙМБ: ‘зБТЙЛ, ЛБЦДПЕ ФЧПЕ УМПЧП — МЙЫОЕЕ’.

— дБ, ДБ, ЙНЕООП ЬФП ЗПЧПТЙМБ. пОБ ВЩМБ РПТБЪЙФЕМШОП УДЕТЦБООЩН ЮЕМПЧЕЛПН. еУМЙ С УМЩЫБМ: ‘пК, зБТЙОШЛБ, ЛБЛПК ФЩ ИПТПЫЙК НБМШЮЙЛ’, ЬФП ПЪОБЮБМП, ЮФП ПОБ НЕОС ТБУФЕТЪБФШ ЗПФПЧБ ПФ ЗОЕЧБ — ФПМШЛП ФБЛ ОЕЗПДПЧБМБ. пОБ ЦЕМЕЪОП ДЕТЦБМБ УЕВС Ч ТХЛБИ.

— чЩ ВЩМЙ ЫЛПДМЙЧЩН НБМШЮЙЛПН?

— пЮЕОШ, Й УЕКЮБУ ФБЛПК ЦЕ.

— ьФП ЮХЧУФЧХЕФУС, ЙЪЧЙОЙФЕ. б Х чБУ ЧТБЗПЧ НОПЗП?

— рП-НПЕНХ, ОЕФ . оЕДПВТПЦЕМБФЕМЕК НОПЗП УТЕДЙ ЛПММЕЗ. с ЧЕДШ ЧЕДХ ЪБНЛОХФЩК ПВТБЪ ЦЙЪОЙ, С ОЕ ПВЭЕУФЧЕООЩК ЮЕМПЧЕЛ, ОЙ У ЛЕН ОЕ ЧПАА. чТСД МЙ Х НЕОС НОПЗП ЧТБЗПЧ.

— юФП РПЦЕМБЕФЕ УЧПЙН ДТХЪШСН Й УЧПЙН ЗЙРПФЕФЙЮЕУЛЙН ЧТБЗБН?

— чУЕН ЦЕМБА УЮБУФШС Й ЪДПТПЧШС.

— оЕДБЧОП ОБФПМЛОХМБУШ ОБ ПЮЕОШ ВБОБМШОЩК БОФЙУЕНЙФУЛЙК ЧЩРБД Ч чБЫ БДТЕУ: ‘… ОП ОЕ ЕНХ, ЦЙДПЧУЛПК НПТДЕ, РЕТЕЙОБЮЙЧБФШ ОБЫЕЗП ЧЕМЙЛПЗП РПЬФБ…’ йНЕМУС Ч ЧЙДХ рХЫЛЙО.

— нОЕ ПЮЕОШ ЦБМЛП ЬФПЗП ВЕДОПЗП ЮЕМПЧЕЛБ, ЧУЕ ЮФП С НПЗХ УЛБЪБФШ. й ЕНХ ДБК в-З ЪДПТПЧШС ФПЦЕ. ьФП ФБЛПЕ РТЙВЕЦЙЭЕ ОЕХДБЮОЙЛПЧ. фБЛПЗП ТПДБ ЧЩТБЦЕОЙС, С, НПМ, ФБЛПК, С ЧЕМЙЛПТПУУ, ПЪОБЮБЕФ, ЮФП РЕТЕД ОБНЙ ВЕДОЩК ОЕХДБЮМЙЧЩК ЮЕМПЧЕЛ, УЛПТЕЕ ЧУЕЗП, ВЕЪДБТОЩК. пЮЕОШ ЕЗП ЦБМЛП, УПЮХЧУФЧХА.

-лБЛ чЩ РПУФХРБЕФЕ, ЛПЗДБ ЮЕМПЧЕЛ ОЕРТЙСФЕО, УПЧУЕН ОЕРТЙСФЕО, Б У ОЙН ОБДП ПВЭБФШУС?

— х НЕОС ФБЛПЗП ОЕФ ХЦЕ НОПЗП МЕФ. с УФТПА УЧПА ЦЙЪОШ ФБЛ, ЮФП ЙНЕА ЧПЪНПЦОПУФШ ОЕ ПВЭБФШУС. ьФП ПДОБ ЙЪ ДЕФБМЕК ЦЙФЕКУЛПЗП ЦЙЪОЕООПЗП УЮБУФШС. с ОЕ ПВЭБАУШ У ОЕРТЙСФОЩНЙ НОЕ МАДШНЙ. оЕ РТПУФП ОЕ ЪПЧХ ЙИ Ч ДПН, ЬФП ХЦЕ НОПЗП ДЕУСФЛПЧ МЕФ, Б РТПУФП ОЕ ПВЭБАУШ. тБОШЫЕ ЬФП ВЩМП ФТХДОП, УЕКЮБУ — ХЦЕ МЕЗЮЕ.

— мАВЙФЕ ДБЧБФШ УПЧЕФЩ?

— оЕФ, РП УЮБУФША ОЕФ, ОП С ВПАУШ, ЮФП ЧРБДБА Ч УФБТЙЛПЧУФЧП, Б УФБТЙЛЙ ОЕ НПЗХФ ВЕЪ УПЧЕФПЧ. рПЬФПНХ, ЧЕТПСФОП, УЛПТП ОБЮОХ УПЧЕФПЧБФШ.

— юФП ДМС чБУ УБНПЕ ЧБЦОПЕ?

— чПЪНПЦОПУФШ МЕОЙФШУС Й РПЛПК. чПЪНПЦОПУФШ МЕОЙФШУС С ГЕОА РТЕЧЩЫЕ ЧУЕЗП ОБ УЧЕФЕ.

— чБЫЙ УФЙИЙ ТПЦДБАФУС ЙЪ МЕОЙ?

— фПМШЛП ЙЪ ОЕЕ. йЪ МЕОЙ Й ЮХЦЙИ НЩУМЕК. с, ЛБЛ РПКНБА ЮХЦХА НЩУМШ, ОБЮЙОБА МЕОЙФШУС Й УПЮЙОСА УФЙЫПЛ.

— ьФБ НЩУМШ ХЦЕ УФБОПЧЙФУС чБЫЕК, ЛБЛ ФПМШЛП чЩ ЕЕ РПКНБМЙ Й РЕТЕТБВПФБМЙ?

— с РТПУФП ЕЕ РТСЮХ. нЩУМЙ ЧУЕПВЭЙЕ. нЩУМЙ, РП УМПЧБН уФБОЙУМБЧБ еЦЙ мЕГБ, ЛБЛ ВМПИЙ, РТЩЗБАФ У ЗПМПЧЩ ОБ ЗПМПЧХ, РТПУФП ОЕ ЧУЕИ ЛХУБАФ.

— уЧПЙ УФБТЩЕ ЧЕЭЙ ЮБУФП РЕТЕЮЙФЩЧБЕФЕ?

— оЕФ, РТБЛФЙЮЕУЛЙ ОЕ ЧПЪЧТБЭБАУШ ОЙЛПЗДБ.

— чБН УЕКЮБУ УНЕЫОП ЦЙФШ?

— нОЕ РПЮФЙ ЧУЕЗДБ УНЕЫОП Й ПЮЕОШ ЮБУФП ЗТХУФОП. чУРПНОЙФЕ вЙВМЙА: ‘й РПУНЕАУШ С ЗПТШЛЙН УНЕИПН НПЙН’.

— ч йЪТБЙМЕ ОЕДБЧОП ЧЩЫМБ чБЫБ ЛОЙЗБ ОБ ТХУУЛПН СЪЩЛЕ ‘лОЙЗБ УФТБОУФЧЙК’. лПЗДБ ПОБ РПСЧЙФУС Ч тПУУЙЙ?

— юЕТЕЪ ЗПД, ОЕ ТБОШЫЕ.

— лТПНЕ ДЕМ, ЮФП чБУ ЧМЕЮЕФ Ч тПУУЙА?

— дТХЪЕК ЪДЕУШ РПМОП, ЛПФПТЩИ С ПЮЕОШ МАВМА. дБ Й УБНХ тПУУЙА ФПЦЕ МАВМА. х НЕОС ДЧЕ ТПДЙОЩ, Й С УПЧУЕН ОЕ ПФЛБЪБМУС ПФ тПУУЙЙ. ьФПЗП ОЕФ. нОЕ ПЮЕОШ ВПМШОП ЪБ тПУУЙА, ПЮЕОШ ЮБУФП УФЩДОП ЪБ ОЕЕ. с Ч ЛХТУЕ ТПУУЙКУЛЙИ ДЕМ, ЮЙФБА ТПУУЙКУЛЙЕ ФПМУФЩЕ ЦХТОБМЩ, НОЕ ЪДЕУШ ИПТПЫП, С ДПНБ. дХЫБ ОЕ ТБЪТЩЧБЕФУС, Х НЕОС РТПУФП ДЧЕ РТЙЧСЪБООПУФЙ.

— уФБЧМА ЧПРТПУ ФБЛ: йЗПТШ нЙТПОПЧЙЮ, Ч ЮЕН ЖЕОПНЕО йЗПТС зХВЕТНБОБ?

— еУМЙ ПО ЕУФШ, ФП Ч МЕЗЛПНЩУМЙЙ.

— тБУУЛБЦЙФЕ П УЕНШЕ. лФП ЧЙОПЧБФ Ч чБЫЕН УЕНЕКОПН УЮБУФШЕ?

— с ЬФП ХЦЕ ДБЧОП ПФЛТЩМ. дЕМП Ч ФПН, ЮФП ЗПД ТПЦДЕОЙС НПЕК ЦЕОЩ УПЧРБДБЕФ У ТБЪНЕТПН НПЕК ПВХЧЙ, Б НПК ЗПД ТПЦДЕОЙС — ЬФП ЕЕ ТБЪНЕТ. с ВПМЕЕ ЗМХВПЛЙИ РТЙЮЙО ОЕ ЪОБА.

— тБУУЛБЦЙФЕ, РПЦБМХКУФБ, П ФПК, ВМБЗПДБТС ЛПФПТПК Х чБУ РМАУ ЛП ЧУЕНХ ЕЭЕ Й ФБЛБС ЪБНЕЮБФЕМШОБС ФЕЭБ.

— нОЕ ПЮЕОШ РПЧЕЪМП. нПС ЦЕОБ ПЮЕОШ ДПВТЩК, ХНОЩК Й ЧЕМЙЛПДХЫОЩК ЮЕМПЧЕЛ. пОБ ЖЙМПМПЗ, НОПЗП МЕФ ТБВПФБМБ Ч рХЫЛЙОУЛПН МЙФЕТБФХТОПН НХЪЕЕ, ‘ЮХДЕУОБС’ РТПЖЕУУЙС ДМС йЪТБЙМС. фБН ФПЦЕ ОЕНОПЗП ТБВПФБМБ — ЙЪДБЧБМБ ЛОЙЗЙ. пОБ ЪБНЕЮБФЕМШОБС ЦЕОБ, ЮХДЕУОБС НБФШ, УХНБУЫЕДЫБС ВБВХЫЛБ — ХЦЕ ДЧЕ ЧОХЮЛЙ Й ЧОХЛ. пЮЕЧЙДОП, ИПТПЫЙК ЮЕМПЧЕЛ, РПФПНХ ЮФП ЕЕ МАВСФ ДБЦЕ РТЙИПДСЭЙЕ Л ОБН Ч ДПН МАДЙ, ЮФП ВЩЧБЕФ, ЛБЛ ЙЪЧЕУФОП, ОЕ ЧУЕЗДБ. еЕ МАВСФ ЧУЕ НПЙ ДТХЪШС.

— б чЩ УБНЙ ЛБЛПК ДЕД?

— хЦБУОЩК. с ПЮЕОШ РМПИПК НХЦ, ПЮЕОШ РМПИПК ПФЕГ, ХЦБУОЩК ДЕД. оЙЮЕЗП ОЕ НПЗХ — ОЙ ЧПУРЙФЩЧБФШ, ОЙ УЛБЪЛЙ ЮЙФБФШ. нЕОС ЧОХЮЛЙ ХЧБЦБАФ ФПМШЛП ЪБ ФП, ЮФП С ЭЕЛПЮХ ЙИ РП РЕТЧПНХ ФТЕВПЧБОЙА. чПФ ЧУЕ, ЮФП С НПЗХ УДЕМБФШ.

— лФП ЙЪ ДЕФЕК ЮФП РЕТЕОСМ ПФ чБУ?

— дПЮШ ФПЮОП РЕТЕОСМБ МЕЗЛПНЩУМЙЕ Й ВЕУРЕЮОПУФШ, С ЬФП РТПУФП ЧЙЦХ. уЩО РПЫХЮЙЧБЕФ ЧТЕНС ПФ ЧТЕНЕОЙ, Х ОЕЗП ИПТПЫЙК ИБТБЛФЕТ, ЦЙФШ ЕНХ ВХДЕФ ОЕМЕЗЛП ПФ ЕЗП ЫХФПЛ. б ИПТПЫЕЗП ОЕЮЕЗП ВЩМП ЧП НОЕ РЕТЕОСФШ, ИПТПЫЙИ ЮЕТФ ЧП НОЕ ОЕФ БВУПМАФОП. иПФС ЕУФШ ПДОБ — С РТЙЪОБА Ч УЕВЕ ЧУЕ РМПИЙЕ ЮЕТФЩ.

— ‘уЛТПНОПУФШ — НПЕ ЗМБЧОПЕ ДПУФПЙОУФЧП’?

— дБ, ДБ. с ЗДЕ-ФП РТПЮЙФБМ ЪБНЕЮБФЕМШОХА ЖПТНХМЙТПЧЛХ: УЛТПНОПУФШ, ЛПОЕЮОП, ХЛТБЫБЕФ НХЦЮЙОХ, ОП ОБУФПСЭЙК НХЦЮЙОБ ПВИПДЙФУС ВЕЪ ХЛТБЫЕОЙК.

б ДЕФЙ НПЙ — ИПТПЫЙЕ МАДЙ. пФЪЩЧЮЙЧЩЕ, ДПВТПЦЕМБФЕМШОЩЕ, ОЕТБЧОПДХЫОЩЕ. уФБТЙЛПЧ-ТПДЙФЕМЕК СЧОП ОЕ ЧЩЗПОСФ, ФБЛ ЮФП НЙУЛБ У ЛБЫЕК Ч ХЗМХ ЪБ РЕЮЛПК НОЕ ПВЕУРЕЮЕОБ.

— чЩ ЪСФС МАВЙФЕ ЙМЙ ПЮЕОШ МАВЙФЕ?

— с Л ЪСФА ПФОПЫХУШ ФПМЕТБОФОП. ч ЮЕН-ФП ПО ЮХЦПК ЮЕМПЧЕЛ — ДТХЗПК, РТЙЫЕДЫЙК УП УФПТПОЩ.

— ч ЪБЛМАЮЕОЙЕ ОБЫЕК ВЕУЕДЩ ИПЮХ РПЪДТБЧЙФШ чБУ У ОПЧПЗПДОЙН ЧТЕНЕОЕН, У тПЫ ha-ыБОПК Й РПРТПУЙФШ Ч РПДБТПЛ ЮЙФБФЕМСН УФЙИ.

— рПУЛПМШЛХ оПЧЩК зПД — ЬФП Ч ЛБЛПК-ФП УФЕРЕОЙ РТБЪДОЙЛ ЧТЕНЕОЙ, ФП ЧПФ УФЙЫПЛ ОЕНОПЗП ЗТХУФОЩК, П ФЕЮЕОЙЙ ЧТЕНЕОЙ, П УФБТПУФЙ:

 с ДТСИМПУФША ОЙУЛПМШЛП ОЕ УНХЭЕО,   й ЮБУФП Ч БМЛПЗПМШОПН ЛХТБЦЕ,   с ВЕЗБА ЪБ ДЕЧЛБНЙ ЕЭЕ,   оП ФПМШЛП ПЮЕОШ НЕДМЕООП ХЦЕ.      

вЕУЕДПЧБМБ оБФБЫБ зПМШДЙОБ

Источник: guberman.lib.ru


You May Also Like

About the Author: admind

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.