Омар хайям прикол


Остроумные рубаи Омара Хайяма

Омар Хайям  — персидский философ, математик и астроном. При жизни Хайям был известен исключительно как выдающийся учёный. На протяжении всей жизни он писал стихотворные афоризмы (рубаи), в которых высказывал свои мысли о жизни. 

С годами количество приписываемых Хайяму четверостиший росло и к XX веку превысило 5000. Он размышляет о Боге, но отвергает церковные догмы, в его стихах — ирония и свободомыслие, радость жизни и наслаждение каждой её минутой. Возможно, свои сочинения приписывали Хайяму все те, кто опасался преследований за вольнодумство и богохульство. 

Хотя точно установить, какие из стихов действительно принадлежат Хайяму (если он вообще сочинял стихи), практически невозможно,  в современном мире Омар Хайям известен именно как поэт, создатель оригинальных философско-лирических четверостиший — мудрых, полных юмора и лукавства.

Омара Хайам  – о жизни, счастье и любви:


***

Бренность мира узрев, горевать погоди!
Верь: недаром колотится сердце в груди.
Не горюй о минувшем: что было, то сплыло.
Не горюй о грядущем: туман впереди…

***

Не завидуй тому, кто сильней и богат.
3а рассветом всегда наступает закат.
С этой жизнью короткою, равною вздоху,
Обращайся, как с данной тебе напрокат.

***

Всё покупается и продаётся,
И жизнь откровенно над нами смеётся.
Мы негодуем, мы возмущаемся,
Но продаёмся и покупаемся…

***

Твердят, будто пьяницы в ад угодят.
Всё вздор! Кабы пьющих отправили в ад,
Да всех женолюбов туда же им вслед,
Пустым, как ладонь, стал бы ваш райский сад.

***

Да, в женщине, как в книге, мудрость есть.
Понять способен смысл её великий
Лишь грамотный. И не сердись на книгу,
Коль, неуч, не сумел её прочесть.


***

Мы источник веселья — и скорби рудник.
Мы вместилище скверны — и чистый родник.
Человек, словно в зеркале мир — многолик.
Он ничтожен — и он же безмерно велик!

***

Кто битым жизнью был, тот большего добьется.
Пуд соли съевший, выше ценит мед.
Кто слезы лил, тот искренней смеется.
Кто умирал, тот знает, что живет…

***

«Ад и рай — в небесах», — утверждают ханжи.
Я в себя заглянув, убедился во лжи:
Ад и рай — не круги во дворце мирозданья,
Ад и рай — это две половинки души.

***

Не смешно ли весь век по копейке копить,
Если вечную жизнь все равно не купить?
Эту жизнь тебе дали, мой милый, на время, —
Постарайся же времени не упустить.

***

Чтоб мудро жизнь прожить, знать надобно немало,
Два важных правила запомни для начала:
Ты лучше голодай, чем что попало есть,
И лучше будь один, чем вместе с кем попало.


***

Не делай зла — вернется бумерангом,
Не плюй в колодец — будешь воду пить,
Не оскорбляй того, кто ниже рангом,
А вдруг придется, что-нибудь просить.

Не предавай друзей, их не заменишь,
И не теряй любимых — не вернешь,
Не лги себе — со временем проверишь,
Что этой ложью сам себя ты предаёшь.

***

Ветер жизни иногда свиреп…
В целом жизнь, однако, хороша…
И не страшно, когда черный хлеб,
Страшно, когда черная душа…

***


Один не разберет, чем пахнут розы.
Другой из горьких трав добудет мед.
Кому-то мелочь дашь — навек запомнит.
Кому-то жизнь отдашь, а он и не поймет.

Источник: izbrannoe.com

«жизнь — пустыня, по ней мы бредём нагишом…
смертный, полный гордыни, ты просто смешон!
ты для каждого шага находишь причину —
между тем он давно в небесах предрешён»   (Омар Хайям)

я согласен с тобой, мы — нагие, Хайям:
и король, и портной, и поэт, и мадам…
кто рукой, кто деньгой, кто иконкой, кто флагом,
кто листком со стихом — прикрываем свой храм!:) (А Ушкин)

«мы источник веселья — и скорби рудник,
мы вместилище скверны — и чистый родник,
человек, словно в зеркале мир, многолик…
он ничтожен – и он же безмерно велик!»    (О Х)

человечек — и гордо и гадко звучит…
и ужом он ползёт и орлом он парит,
в нём и адское пекло и райские кущи,
в нём Богиня верхом на Рогатом сидит!    (А У)
(и Богом погоняет:)

«вместо солнца весь мир озарить — не могу,
в тайну сущего дверь отворить — не могу…
в море мыслей нашёл я жемчужину смысла,
но от страха её просверлить не могу»    (О Х)


все к чему-то стремятся, премудрый Хайям,
кто — к богам, кто — к царькам, кто — к деньгам, кто — к шелкам,
как покорные куклы в руках кукловода…
даже наши желанья — навязаны нам!    (А У)

в этом замкнутом круге — крути не крути —
не удастся конца и начала найти.
наша роль в этом мире — прийти и уйти,
и никто нам не скажет о смысле пути    (О Х)

я согласен, Омар, — это замкнутый круг,
на нём глины кусок, а над ним — пара рук.
смысла может и нету ни в глине, ни в круге,
но в кувшине он будет — не так ли, мой друг?   (А У)

веселись! ибо нас не спросили вчера.
эту кашу без нас заварили вчера.
мы не сами грешили и пили вчера —
всё за нас в небесах предрешили вчера   (О Х)

ну, конечно, Омар, это были не мы.
в кабаке все кувшины побили не мы.
и девчонок весёлых поили не мы.
так за что ж нас побили, раз это не мы?!.. 🙂   (А У)


бренность мира узрев, горевать погоди!
верь: недаром колотится сердце в груди.
не горюй о минувшем: что было — то сплыло.
не горюй о грядущем: туман впереди…   (О Х)

погоди унывать, тосковать, горевать!
то, что было — х… с ним!  то, что будет — плевать!
верь: не зря твой кувшин полупуст-полуполон.
пей «сейчас»!  (и друзьям не забудь наливать)
(и врагов поливать:)
(и падруг танцевать:)
(и за-ку-сы-вать 🙂
ик

были б добрые в силе, а злые слабы —
мы б от тяжких раздумий не хмурили лбы!
если б в мире законом была справедливость,
не роптали бы мы на превратность судьбы   (О Х)

справедливости нет в этой жизни земной:
я в девчонку влюбился по ушки весной,
а девчонка влюбилась по ушки в… девчонку!
справедливости нет в этой жизни чудной 🙂   (А У)

хорошо, если платье твоё без прорех,
и о хлебе насущном подумать не грех.
а всего остального и даром не надо —
жизнь дороже богатства и почестей всех   (О Х)

ты конечно же прав, о премудрый чувак,
всё излишнее — необходимого враг.
хлеб, вино и весна! — ну, чего ещё надо? —
да, компутер ещё (без него нам никак:)   (А У)


тайну вечности смертным постичь не дано.
что же нам остаётся? — любовь и вино.
вечен мир или создан — не всё ли равно,
если нам без возврата уйти суждено?   (О Х)

будь ты глупый юнец, или старенький хрыч,
не дано тебе вечности тайну постичь,
потому что кирпичик, лежащий на крыше,
через миг нашей «крыши» способен достичь 🙂  (А У)

океан, состоящий из капель, велик.
из пылинок слагается материк.
твой приход и уход — не имеет значенья.
просто муха в окно залетела на миг…    (О Х)

нет, Омар, ты иначе на всё посмотри.
вот тебе микроскоп, не стесняйся, бери:
в каждой капельке — реки, моря, океаны!
в каждой мухе — планеты, созвездья, миры! 🙂    (А У)

каждый розовый взоры ласкающий куст
рос из праха красавиц, из розовых уст.
каждый стебель, который мы топчем ногами,
рос из сердца, вчера ещё полного чувств     (О Х)

извини меня, брат, ты наверное пьян,
ну, зачем же по клумбам ты ходишь, Хайям? 🙂
ну, сорвал пару миленьких роз и довольно.
не пристало поэту ходить по кустам! 🙂    (А У)


ты не слушай глупцов, умудрённых житьём…
с молодой уроженкой Тараза вдвоём
 утешайся любовью, Хайям, и питьём,
ибо все мы бесследно отсюда уйдём    (О Х)

раз так грустно закончил ты этот куплет,
знать, младой уроженки Тараза всё нет? 🙂
в интернете наверно зависла малышка
 и зачмокал её там весёлый поэт 🙂     (А У)

до того как мы чашу судьбы изопьём,
выпьем, милая, чашу иную вдвоём.
может статься, что сделать глоток перед смертью
 не позволит нам небо в безумье своём     (О Х)

ну, зачем же, Омар, так милашку стращать,
не умеешь, ей богу, ты дам угощать.
или, может, ты просто её отвлекаешь,
чтобы водку с винцом незаметно смешать? 🙂   (А У)

вот лицо моё — словно прекрасный тюльпан,
вот мой стройный, как ствол кипарисовый, стан.
одного, сотворённый из праха, не знаю:
для чего этот облик мне скульптором дан?   (О Х)

для чего тебе личико? — ну, ты даёшь!
до чего же ты глупый вопрос задаёшь!
для того, чтобы… бабочки липли к тюльпану
 и шептали ему: «до чего же хорош!»
(ну, когда же от зеркала ты отойдёшь?! 🙂    (А У)
 
нищим дервишем ставши — достигнешь высот.
сердце в кровь изодравши — достигнешь высот.
прочь, пустые мечты о великих свершеньях!
лишь с собой совладавши — достигнешь высот!    (О Х)


о премудрый Омар, не поспоришь с тобой.
«выше ..опы не прыгнешь!» — закон есть такой.
и никто — пока жив — не залезет на небо.
ну, а после — туда заберётся — любой! 🙂    (А У)

опасайся плениться красавицей, друг!
красота и любовь — два источника мук.
ибо это прекрасное царство не вечно:
поражает сердца и уходит из рук     (О Х)

опасайся плениться поэтом, краса!
он прочтёт тебе стих про «озёра-глаза»
и про то, что любить тебя будет он вечно…
не забудь — его «вечность» равна… полчаса! 🙂   (А У)

милосердия, сердце моё, не ищи.
правды в мире, где ценят враньё, — не ищи.
нет ещё в этом мире от скорби лекарства.
примирись — и лекарств от неё не ищи      (О Х)

о, премудрый Омар, правду сердцем искать,
всё равно, что красавицу мозгом ласкать :).
ну, а лучшее в мире лекарство от скорби,
о, великий Хайям, уж, тебе ли не знать?!     (А У)
(наливай!:)


жизни стыдно за тех, кто сидит и скорбит,
кто не помнит утех, не прощает обид.
пой, покуда у чанга не лопнули струны!
пей, покуда об камень сосуд не разбит!    (О Х)

вижу нынче, дружище, ты навеселе,
так давай же и мне из кувшина налей!
а чтоб жизнь уж совсем за меня не стыдилась,
щас спою! и спляшу! голышом! на столе! 🙂    (А У)

рано утром я слышу призыв кабака:
«о безумец, проснись, ибо жизнь коротка!
чашу черепа скоро наполнят землёю.
пьяной влагою чашу наполним пока!»    (О Х)

о Хайям, ты великою целью влеком,
спозаранку встаёшь и за чашей бегом…
если б стимул такой был у наших спортсменов,
мы бы все Кубки мира собрали кругом! 🙂    (А У)
(Хайям — чемпион!:)

вразуми, всемогущее небо, невежд!
где основа всех наших вчерашних надежд?
сколько пламенных душ без остатка сгорело!
где же дым? где же смысл? оправдание — где ж?   (О Х)

я слыхал, о Хайям, тебя чтят и «верхи»
(может даже когда-то читали стихи:)
но уж если и Ты вразумить их не в силах,
то и небо навряд ли им вправит мозги! 🙂    (А У)

до рождения ты не нуждался ни в чём,
а родившись, нуждаться во всём обречён.
только сбросивши гнёт ненасытного тела,
снова станешь свободным, как бог, богачом    (О Х)

все мы боги! — вот вера слепая моя!
все мы боги! — бог он, бог она, ты и я!
бог — гончар, его руки и глина на круге,
бог — кувшин, бог — вино, бог — любовь, бог — свинья!..
(хрю:)

если гурия страстно целует в уста,
если твой собеседник мудрее Христа,
если краше небесной Зухры музыкантша —
всё не в радость, коль совесть твоя нечиста!   (О Х)

о, Хайям, ты мне дал на загадку ответ:
почему в стольких взглядах отсутствует свет? —
это совесть-грязнуля:) в глазах отразилась!
ну, а если в них чисто, знать… совести нет! 🙂  (А У)

опасайся плениться красавицей, друг!
красота и любовь — два источника мук.
ибо это прекрасное царство не вечно:
поражает сердца и уходит из рук    (О Х)

я согласен с тобою, премудрый Омар, —
«поражает сердца» и лишает ума…
но любви опасаться, мой друг, — некрасиво.
пусть красотка-любовь нас боится сама! 🙂   (А У)

этой чаше рассудок хвалу воздаёт,
с ней влюблённый целуется ночь напролёт,
а безумный гончар столь изящную чашу
создаёт — и об землю без жалости бьёт!    (О Х)

я согласен, О, не понять гончара…
а быть может, в создателе — нету добра?..
но и зла нету в нём… только в нашем рассудке
день и ночь продолжается эта игра!..     (А У)
(лошадью ходи! 🙂

«я скажу по секрету тебе одному:
смысл мучений людских недоступен уму»

да и радостей смысл знать ему не дано,
как не знает кувшин для чего в нём вино

чок! 🙂

«ранним утром, о нежная, чарку налей,
пей вино и на чанге играй веселей»

позабудь о семье… о работе… о боге…
всё — ничто — кроме музыки чудной твоей!

чок! 🙂

«мой совет: будь хмельным и влюблённым всегда.
быть сановным и важным — не стоит труда!»

важной быть и гранитная глыба способна,
но влюблённой, хмельной — ей не быть никогда! 🙂

чок! 🙂

«о кумир! я подобных тебе не встречал.
я до встречи с тобой горевал и скучал»

ты до встречи со мной горевала, скучала…
но я выпил тебя… и нам всем полегчало! 🙂

чок! 🙂

«снова туча на землю роняет слезу.
трезвый, этого зрелища я не снесу…»

повод найден, О, а бутылка найдётся?
да не плачь ты, дружище, сейчас принесу! 🙂

чок! 🙂

«жизнь моя тяжела: в беспорядке дела,
ни покоя в душе, ни двора, ни кола…»

да не хнычь же, сейчас за второю смотаюсь.
да и третью возьму, чтоб не бегать три ра… 🙂

чок! чок! чок!:)

«от судьбы мне всегда достаются пинки,
жизнь слагается воле моей вопреки,
и душа собирается тело покинуть…»

нет уж, брат,
за четвёртою
 сам ты беги! 🙂

(О Хайям и А Ушкин 🙂

разорвался у розы подол на ветру.
соловей наслаждался в саду поутру.
наслаждайся и ты, ибо роза — мгновенна.
шепчет юная роза: «любуйся! умру…»    (О Х)

соловья и ту розу я тоже видал.
он о вечной любви ей сонеты слагал.
но лишь только услышал чириканье птичье,
бросил розу (изменщик:) и к пташке удрал! 🙂    (А У)

поутру просыпается роза моя,
на ветру распускается роза моя.
о жестокое небо! едва распустилась —
и уже осыпается роза моя      (О Х)

я тебя понимаю, премудрый Хайям,
поутру просыпается роза моя,
я смотрю на неё и мне страшно… о небо! —
это сколько же вылакать должен был я?! 🙂    (А У)

этот винный кувшин на столе бедняка
 был влюблённым красавцем в былые века.
это вовсе не ручка на горле кувшинном,
а обвившая шею любимой рука      (О Х)

посмотри на людей: малыша, старика,
на красотку, каргу, мудреца, дурака…
все мы были когда-то тем самым кувшином,
что стоял на столе
 у того бедняка                         (А У) 
    
………………………………………………………………..
© Copyright:  Омар Хайям и Антип Ушкин
 
 


Источник: haiam.ru

Во времена Хайяма ученый, ввиду своей бедности мог регулярно заниматься наукой только при дворе того или иного правителя, занимая одну из четырех должностей: секретаря (дабира), поэта, астролога или врача. Судьба ученого зависела от милости или немилости правителя, его нрава и капризов, от придворных интриг и дворцовых переворотов. Так и судьба Хайяма во многом определялась сменяющими друг друга покровителями, которых ученый в своих трудах упоминал и благодарил.Правители XI века переманивали друг у друга образованных царедворцев, а самые могущественные забирали к себе безо всякого спроса прославившихся ученых и поэтов.
Благодаря своему алгебраическому трактату Хайям был обласкан главным судьей Самарканда Абу Тахиром Абд ар-Рахманом ибн Алаком. Позже Хайяму покровительствовал бухарский правитель Шамс ал-Мулука.
В 1074 г. после длительного противостояния сельджукам Шамс ал-Мулук признал себя вассалом султана Малик-шаха. Этот год стал знаменательной датой в жизни Хайяма: он был приглашен в столицу огромного Сельджукского государства Исфахан ко двору Малик-шаха для руководства реформой иранского солнечного календаря. Так начался двадцатилетний период его плодотворной и блестящей научной деятельности.
Хайям возглавлял группу астрономов Исфахана, которая в правление сельджукского султана Джалал ад-Дина Малик-шаха разработала принципиально новый солнечный календарь. С чисто астрономической точки зрения календарь «Джалали» был точнее, чем древнеримский юлианский календарь, применявшийся в современной Хайяму Европе, и точнее, чем позднейший европейский григорианский календарь. Вместо цикла «1 високосный на 4 года» (юлианский календарь) или «97 високосных на 400 лет» (григорианский календарь) Хайямом принято было соотношение «8 високосных на 33 года». Другими словами, из каждых 33-х лет 8 были високосными и 25 обычными. Этот календарь точнее всех других известных соответствует году весенних равноденствий. Проект Омара Хайяма был утверждён и лёг в основу иранского календаря, который вплоть до настоящего времени действует в Иране в качестве официального с 1079 года.
Этот спокойный период жизни Омара Хайяма при дворе Малик-шаха закончился в конце 1092 года со смертью султана.
В то время Исфахан был одним из главных центров исмаилизма – религиозного антифеодального течения в мусульманских странах. В конце XI века исмаилиты развернули активную террористическую деятельность против господствовавшей тюркской феодальной знати. В конце концов Исфаханская обсерватория пришла в запустение и была закрыта.О позднем периоде жизни Омара Хайяма известно также мало, как и о его юности. Источники указывают, что некоторое время Омар Хайям пребывает в Мерве, а затем отправляется в хадж в Мекку.Последние годы своей жизни он провел в Нишапуре, возможно, он преподавал в Нишапурском медресе, имел небольшой круг близких учеников, изредка принимал искавших встречи с ним ученых и философов, участвовал в научных диспутах.

Наиболее вероятная дата его смерти – 4 декабря 1131 г.О последних часах Хайяма известно со слов его младшего современника Бейхаки:«Однажды во время чтения «Книги об исцелении» Абу Али ибн Сины Хайям почувствовал приближение смерти (а было тогда ему уже за восемьдесят). Остановился он в чтении на разделе, посвященном труднейшему метафизическому вопросу и озаглавленному «Единое во множественном», заложил между листов золотую зубочистку, которую держал в руке, и закрыл фолиант. Затем он позвал своих близких и учеников, составил завещание и после этого уже не принимал ни пищи, ни питья. Исполнив молитву на сон грядущий, он положил земной поклон и, стоя на коленях, произнес: «Боже! По мере своих сил я старался познать Тебя. Прости меня! Поскольку я познал Тебя, постольку я к Тебе приблизился». С этими словами на устах Хайям и умер.»
Прижизненных изображений Омара Хайяма не сохранилось, так что облик его неизвестен.

Источник: pikabu.ru

Омар Хайям - "Рубаи"
В колыбели — младенец, покойник — в гробу:
Вот и всё, что известно про нашу судьбу.
Выпей чашу до дна и не спрашивай много:
Господин не откроет секрета рабу.

* * *
Чтоб мудро жизнь прожить, знать надобно немало,
Два важных правила запомни для начала:
Ты лучше голодай, чем что попало есть,
И лучше будь один, чем вместе с кем попало.
Омар Хайям - "Рубаи"
* * *
Трясу надежды ветвь, но где желанный плод?
Как смертный нить судьбы в кромешной тьме найдёт?
Тесна мне бытия печальная темница, —
О, если б дверь найти, что к вечности ведёт!

* * *
Растить в душе побег унынья – преступленье,
Пока не прочтена вся книга наслажденья
Лови же радости и жадно пей вино:
Жизнь коротка, увы! Летят её мгновенья.
Омар Хайям - "Рубаи"

* * *
Запрет вина – закон , считающийся с тем,
Кем пьётся, и когда, и много ли, и с кем.
Когда соблюдены все эти оговорки,
Пить – признак мудрости, а не порок совсем.

* * *
Шёл я трезвый – веселья искал и вина,
Вижу: мёртвая роза – суха и черна.
«О несчастная! В чём ты была виновата?»
«Я была чересчур весела и пьяна…».
Омар Хайям - "Рубаи"
* * *
Жестокий этот мир нас подвергает смене
Безвыходных скорбей, безжалостных мучений.
Блажен, кто побыл в нём недолго и ушёл,
А кто не приходил совсем, ещё блаженней.

* * *
От страха смерти я, — поверьте мне, — далёк:
Страшнее жизни, что мне приготовил рок?
Я душу получил на подержанье только
И возвращу её, когда наступит срок.
Омар Хайям - "Рубаи"

* * *
Общаясь с дураком, не оберёшься срама,
Поэтому совет ты выслушай Хайяма:
Яд, мудрецом тебе предложенный, прими,
Из рук же дурака не принимай бальзама.

* * *
Я знаю этот вид напыщенных ослов:
Пусты, как барабан, а сколько громких слов!
Они рабы имён. Составь себе лишь имя,
И ползать пред тобой любой из них готов.
Омар Хайям - "Рубаи"
Нам жизнь навязана; её водоворот
Ошеломляет нас, но миг один – и вот
Уже пора уйти, не зная цели жизни…
Приход бессмысленный, бессмысленный уход!
Да пребудет со мною любовь и вино!
Будь, что будет: безумье, позор – всё равно!
Чему быть суждено – неминуемо будет,
Но не больше того, чему быть суждено.
Омар Хайям - "Рубаи"
* * *
Много сект насчитал я в исламе. Из всех
Я избрал себе секту любовных утех.
Ты – мой бог! Подари же мне радости рая.
Слиться с богом, любовью пылая, — не грех!
* * *
Под этим небом жизнь – терзаний череда,
А сжалиться ль она над нами? Никогда.
О нерождённые! Когда б о наших муках
Вам довелось узнать, не шли бы вы сюда.
* * *
Если бог не услышит меня в вышине –
Я молитвы свои обращу к сатане.
Если богу желанья мои неугодны –
Значит, дьявол внушает желания мне!
Омар Хайям - "Рубаи"
* * *
Я в кувшин нацедил молодого вина,
Он выбалтывать тайны мне начал спьяна:
«Был я шахом и чашу держал золотую,
А теперь стал кувшином и грош мне цена».
* * *
В этом призрачном мире утрат и теней,
С чем сравнить тебя — думал я множество дней.
И решил, что лицо твоё солнца светлее,
Что прекрасный твой стан кипариса стройней.
* * *
Кумир мой, вылепил тебя гончар,
Что пред тобой луна своих стыдится чар.
Другие к празднику себя пусть украшают,
Ты — праздник украшать собой имеешь дар.
Омар Хайям - "Рубаи"
* * *
Нет у мира начала, конца ему нет,
Мы уйдём навсегда — ни имён, ни примет.
Этот мир был до нас и вовеки пребудет,
После нас простоит ещё тысячу лет.
* * *
Спросил у чаши я, прильнув устами к ней:
«Куда ведёт меня чреда ночей и дней?»
Не отрывая уст, ответила мне чаша:
«Ах, больше в этот мир ты не вернёшься. Пей!».

Источник: sooz.ru


You May Also Like

About the Author: admind

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.