Цитаты рэя брэдбери из вино из одуванчиков


Замечательный ни с чем не сравнимый язык, поэтичные метафоры сделали Рэя Брэдбери Настоящим писателем. В его прозе столько необыкновенно глубоких мыслей, что из каждой хочется сделать цитату. Специально для вас мы отобрали самые лучшие на наш взгляд цитаты и отрывки из удивительных произведений этого автора.

Рэй Брэдбери — один из самых любимых писателей-фантастов. Его романами и короткими историями зачитываются и взрослые и дети. Мы летаем с ним на Марс, в будущее, в прошлое. Пьем из зеленого флакона волшебное зелье, возвращающее молодость. В который раз возвращаемся в уютный Грин Таун, где царит вечное лето, и в прохладном подполе хранится вино из одуванчиков. Хотя Брэдбери считал себя фантастом, он писал в очень разных жанрах. Кроме научной фантастики у него есть притчи, реалистические рассказы, и даже сказки для взрослых. Марсианские хроники, на первый взгляд фантастическая повесть, на самом деле написана не про Марс, она написана про людей, про их будущее, прошлое и настоящее. Центральную тему в творчестве Брэдбери занимают книги и библиотека. Библиотека в его произведениях не просто хранилище информации, а прибежище Добрых сил и Света, способное противостоять Мистеру Мраку и людям осени. Итак, окунемся в мир Брэдбери, чтобы услышать, как звучат знакомые цитаты на родном языке автора.


1. «You don’t have to burn books to destroy a culture. Just get people to stop reading them.» ― Ray Bradbury
Чтобы уничтожить культуру не обязательно жечь книги. Достаточно сделать так, чтобы люди перестали читать.

2. «I’m ALIVE. Thinking about it, noticing it, is new. You do things and don’t watch. Then all of a sudden you look and see what you’re doing and it’s the first time, really.» ― Ray Bradbury, Dandelion Wine.
Сперва живешь, живешь, ходишь, делаешь что-нибудь, а сам даже не замечаешь. И потом вдруг увидишь: ага, я живу, хожу или там дышу — вот это и есть по-настоящему в первый раз.

3. «Dandelion wine. The words were summer on the tongue. The wine was summer caught and stoppered.» ― Ray Bradbury, Dandelion Wine.
Вино из одуванчиков. Самые эти слова — точно лето на языке. Вино из одуванчиков — пойманное и закупоренное в бутылки лето.

4. «Hold summer in your hand, pour summer in a glass, a tiny glass of course, the smallest tingling sip, for children; change the season in your veins by raising glass to lip and tilting summer in.»― Ray Bradbury, Dandelion Wine.

5. «Oh, what strange wonderful clocks women are.


ey nest in Time. They make the flesh that holds fast and binds eternity. They live inside the gift, know power, accept, and need not mention it. Why speak of time when you are Time, and shape the universal moments, as they pass, into warmth and action? How men envy and often hate these warm clocks, these wives, who know they will live forever.» ― Ray Bradbury, Something Wicked This Way Comes
О, какие странные, чудесные часы — эти женщины. Они вьют гнезда во Времени. Они созидают плоть, хранящую и связующую вечность. Они живут этим даром, знают свое могущество и молча владеют им. Для чего говорить о Времени, если ты сам и есть Время и облекаешь преходящие мгновения в тепло и действие? Как мужчины завидуют и как ненавидят подчас эти теплые часы, этих жен, знающих, что они будут жить вечно.

6. «Don’t think. Thinking is the enemy of creativity.» ― Ray Bradbury
Не думайте. Размышления — враг вдохновения.

7. «First of all, it was October, a rare month for boys. Not that all months aren’t rare. But there be bad and good, as the pirates say. Take September, a bad month: school begins. Consider August, a good month: school hasn’t begun yet. July, well, July’s really fine: there’s no chance in the world for school. June, no doubting it, June’s best of all, for the school doors spring wide and September’s a billion years away.» ― Ray Bradbury, Something Wicked This Way Comes
Прежде всего отметим, что стоял октябрь, замечательный для мальчишек месяц.


льзя сказать, что остальные месяцы никуда не годятся, но, как говорят пираты, бывают плохие и бывают хорошие. Возьмем, к примеру, сентябрь — плохой месяц: начинаются занятия в школе. Или август — хороший месяц: каникулы еще не кончились. Июль хорош, июль просто замечателен: в целом мире еще нет ничего, что хотя бы случайно напоминало о школе. Июнь же, несомненно, лучше всех: начало лета, до школы далеко, а до сентября еще миллиард лет…

Источник: www.esltutor.ru

*Когда человеку семнадцать, он знает все. Если ему двадцать семь и он по-прежнему знает все — значит, ему все еще семнадцать.

*Когда идешь пешком, есть время оглядеться вокруг, заметить самую малую красоту.

*Хорошо при случае послушать тишину, потому что тогда удается услышать, как носится в воздухе пыльца полевых цветов.

*Родители иногда забывают, как они сами были детьми.

*Ведь ко всему привыкаешь и уже просто перестаешь замечать. Закатом хорошо любоваться минуту, ну две. А потом хочется чего-нибудь другого. Уж так устроен человек.

*И вдруг лето кончилось.
Дуглас обнаружил это, когда они однажды шли по улице…Они остановились как вкопанные: из витрины невозмутимо, с ужасающим спокойствием на них глядели предметы совсем иного мира.
— Карандаши, Дуг, десять тысяч карандашей!
— Тьфу ты, пропасть!
— Блокноты, грифельные доски, ластики, акварельные краски, линейки, компасы — сто тысяч штук!
— Не смотри. Может, это просто мираж!
— Нет, — в отчаянии простонал Том. — Это школа. Самая настоящая школа!


*Бывают дни, сотканные из одних запахов, словно весь мир можно втянуть носом, как воздух: вздохнуть и выдохнуть… Иные дни хорошо пробовать на вкус, а иные — на ощупь. А бывают и такие, когда есть всё сразу.

*Возьми лето в руку, налей лето в бокал — в самый крохотный, конечно, из какого только и сделаешь единственный терпкий глоток; поднеси его к губам — и по жилам твоим вместо лютой зимы побежит жаркое лето…

*Будь тем, что ты есть, поставь крест на том, чем ты была, — говорил он. — Старые билеты — обман. Беречь всякое старье — только пытаться обмануть себя.

*Как мальчишеское тело в знойный июльский день жаждет оказаться у водоема, так и ноги сами собой устремляются к океану охлажденных дубами трав, к морю свежего клевера и росы.

*Рано утром по весне прогуляться пешком не в пример лучше, чем катить восемьдесят миль в самом роскошном автомобиле; а знаете почему? Потому что все вокруг благоухает, все растет и цветет. Когда идешь пешком, есть время оглядеться вокруг, заметить самую малую красоту.

*— В том-то и беда с вашим поколением, — сказал дедушка. — Мне стыдно за вас, Билл, а еще журналист! Вы готовы уничтожить все, что есть на свете хорошего. Только бы тратить поменьше времени, поменьше труда, вот чего вы добиваетесь. Вот поживете с мое, тогда поймете, что мелкие радости куда важнее крупных.


*на него в упор смотрел весь мир.
И он понял: вот что нежданно пришло к нему, и теперь останется с ним, и уже никогда его не покинет.
-Я ЖИВОЙ.

*Пришло лето, и ветер был летний — теплое дыханье мира, неспешное и ленивое. Стоит лишь встать, высунуться в окошко, и тотчас поймешь: вот она начинается, настоящая свобода и жизнь, вот оно, первое утро лета.

*«Теперь все идет обратным ходом. Как в кино, когда фильм пускают задом наперед — люди выскакивают из воды на трамплин. Наступает сентябрь, закрываешь окошко, которое открыл в июне, снимаешь теннисные туфли, которые надел тогда же, и влезаешь в тяжеленные башмаки, которые тогда забросил. Теперь люди скорей прячутся в дом, будто кукушки обратно в часы, когда прокукуют время. Только что на верандах было полно народу и все трещали, как сороки. И сразу двери захлопнулись, никаких разговоров не слыхать, только листья с деревьев так и падают».

*К старости дни как-то тускнеют… и уже не отличишь один от другого…

*Я буду каждое утро развертывать мир, как резиновую ленту на мяче для гольфа, а вечером завертывать обратно.

*«ЗЕЛЕНЫЕ СУМЕРКИ ДЛЯ ТОГО, ЧТОБЫ ВИДЕТЬ ВО СНЕ ЧИСТЕЙШИЙ СЕВЕРНЫЙ ВОЗДУХ, — прочитал он. — Взяты из атмосферы снежной Арктики весной тысяча девятисотого года и смешаны с ветром, дувшим в долине верхнего Гудзона в апреле тысяча девятьсот десятого; содержат частицы пыли, которая сияла однажды на закате солнца в лугах вокруг Гринелла, штат Айова, когда от озера, от ручейка и родника поднялась прохлада, тоже заключенная в этой бутылке».


*— Некоторые люди слишком рано начинают печалиться, — сказал он. — Кажется, и причины никакой нет, да они, видно, от роду такие. Уж очень все к сердцу принимают, и устают быстро, и слезы у них близко, и всякую беду помнят долго, вот и начинают печалиться с самых малых лет. Я-то знаю, я и сам такой.

*вы можете получить все, что вам нужно, если только это вам и вправду нужно

*что для одного — ненужный хлам, для другого — недоступная роскошь

*Что бы вы хотели делать, чего добиться в жизни?
— Хотел бы повидать Стамбул, Порт-Саид, Найроби, Будапешт. Написать книгу. Очень много курить. Упасть со скалы, но на полдороге зацепиться за дерево. Хочу, чтобы где-нибудь в Марокко в меня раза три выстрелили в полночь в темном переулке. Хочу любить прекрасную женщину.
— Ну, я не во всем смогу вам помочь, — сказала мисс Лумис. — Но я много путешествовала и могу вам порассказать о разных местах. И, если угодно, пробегите сегодня вечером, часов в одиннадцать, по лужайке перед моим домом, и я, так и быть, выпалю в вас из мушкета времен Гражданской войны, конечно, если еще не лягу спать.

*Доброта и ум — свойства старости. В двадцать лет женщине куда интересней быть бессердечной и легкомысленной.


*Про женщину всегда сплетничают, даже если ей уже стукнуло девяносто пять.

*— Вам бы книги писать.
— Дорогой мой мальчик, я и писала. Что еще оставалось делать старой деве?

*Вот вы увидели дракона, он только что съел лебедя; можно ли судить о лебеде по нескольким перышкам, которые прилипли к пасти дракона? А ведь только это и осталось — дракон, весь в складках и морщинах, который сожрал бедную лебедушку. Я не вижу ее уже много-много лет. И даже не помню, как она выглядела. Но я ее чувствую. Внутри она все та же, все еще жива, ни одно перышко не слиняло. Знаете, в иное утро, весной или осенью, я просыпаюсь и думаю: вот сейчас побегу через луга в лес и наберу земляники! Или поплаваю в озере, или стану танцевать всю ночь напролет, до самой зари! И вдруг спохватываюсь. Ах ты, пропади все пропадом! Да ведь он меня не выпустит, этот дряхлый развалина-дракон.

*— … женщины, которые живут, думают и говорят как вы, — большая редкость.
— Бог ты мой. Да неужто молодые женщины станут говорить как я! Это придет позднее.

*Побывала я в Париже, в Вене, в Лондоне — и всюду одна да одна, и тут оказалось: быть одной в Париже ничуть не лучше, чем в Гринтауне, штат Иллинойс. Все равно где — важно, что ты одна. Конечно, остается вдоволь времени размышлять, шлифовать свои манеры, оттачивать остроумие. Но иной раз я думаю: с радостью отдала бы острое словцо или изящный реверанс за друга, который остался бы со мной на субботу и воскресенье лет эдак на тридцать.


*До тридцати лет я была легкомысленной дурой, только и думала, что о забавах, развлечениях да танцульках. А потом единственному человеку, которого я по-настоящему полюбила, надоело меня ждать, и он женился на другой. И тут назло самой себе я решила: раз не вышла замуж, когда улыбнулось счастье, — поделом тебе, сиди в девках! И принялась путешествовать.

*— Да-а, как подумаешь, что вы прожили уже тридцать пять лет… Это получается примерно двенадцать тысяч семьсот семьдесят пять дней… стало быть, если считать по три в день, двенадцать с лишним тысяч суматох, двенадцать тысяч шумов из ничего и двенадцать тысяч бедствий! Что и говорить, жизнь ваша полна и богата событиями.

*искать кроликов в шляпах — гиблое дело, все равно как искать хоть каплю здравого смысла в голове у некоторых людей

*Первое, что узнаешь в жизни, — это что ты дурак. Последнее, что узнаешь, — это что ты все тот же дурак.

*Как бы ты ни старалась оставаться прежней, ты все равно будешь только такой, какая ты сейчас, сегодня. Время гипнотизирует людей.

*Когда живешь все время рядом с людьми, они не меняются ни на йоту. Вы изумляетесь происшедшим в них переменам, только если расстаетесь надолго, на годы.

*Она [Машина счастья] все лжет, эта Машина грусти!
— Почему же грусти?
Лина уже немного успокоилась.
— Я тебе скажу, в чем твоя ошибка, Лео: ты забыл главное — рано или поздно всем придется вылезать из этой штуки и опять мыть грязную посуду и стелить постели.


*— Ты заставил меня танцевать. А мы не танцевали уже двадцать лет.
— Завтра же сведу тебя на танцы!
— Нет, нет! Это не важно, и правильно, что не важно. А вот твоя Машина уверяет, будто это важно! И я начинаю ей верить!

*— Кто же тебе соврал, Джейн?
— Вы.
— Я? Про что же?
— Про себя. Что вы были девочкой.
— Постойте, — сказала миссис Бентли. — Вы что, не верите мне?
— Не знаю. Нет, не верим.
— Но это просто смешно! Ведь ясно же: все когда-то были молодыми!
— Только не вы.
— Ну, конечно, мне было и восемь, и девять, и десять лет, так же как всем вам.
— Вы просто шутите, — все еще смеясь сказала Джейн. — По правде, вам никогда не было десять лет, да?

*— Вы не верите, что меня звали Элен? — спросила миссис Бентли.
— А я не знал, что у старух бывает имя.

*«Какая она должна быть, эта Машина счастья? Может, она должна умещаться в кармане? Или она должна тебя самого носить в кармане?»

*Сейчас мелочи кажутся вам скучными, но, может, вы просто еще не знаете им цены, не умеете находить в них вкус?

*«Взрослые и дети — два разных народа, вот почему они всегда воюют между собой. Смотрите, они совсем не такие, как мы. Смотрите, мы совсем не такие, как они. Разные народы — „и друг друга они не поймут“».

Источник: www.liveinternet.ru


Сразу скажу, что этот роман необычен тем, что он состоит из нескольких историй из жизни одного лета одного небольшого городка. Не очень люблю читать рассказы из-за того, что только подружился с героями и надо с ними расставаться. Тут все немного иначе, потому что часто из истории в историю с нами оставались два брата: Том и Дуглас, я даже временами путала их, принимая одного за другого.
Эту книгу обязательно надо читать летом, не в душной квартире, а на природе. Именно в этой атмосфере вы сможете прочувствовать все то, что было описано.
Представьте, стоит летний жаркий день, вы в легкой одежде, взяв стакан холодного лимонада, выходите на веранду загородного дома и садитесь в плетеное кресло. Перед вами открывается вид на вашу улицу, где мальчики играют на поле в футбол, а девочки рисуют на асфальте классики, машин особо нет, потому что все находится в шаговой доступности. Солнечный луч приятно согревает ваши ноги, а летний ветерок доносит запах свежескошенной травы. Вы слышите, как на вашей клумбе с цветами собирают пчелы мед, как они жужжат. Вы делаете глоток освежающего лимонада и начинаете читать эту книгу….
В книге как раз очень много историй, которые направлены на то, чтобы вы попали в нужную атмосферу, чтобы почувствовали описываемые запахи, ощутили ветер и солнечные лучи, услышали звуки. Мне для полнейшего погружения помог вечер, проведенный на берегу реки в обществе этой книги, и поэтому я даю вам такой совет. Пока я находилась в квартире и читала строки романа, мне не удавалось настолько погрузиться в произведение нежели там.
Для меня было откровением, что вино из одуванчиков все же существует. Мне казалось, что автор сделал такой ход для большего привлечения внимания к своему произведению, но оказалось все не так и это классно. В произведении дедушка варил вино из одуванчиков по прошествии каждого летнего месяца, и Дуглас, беря бутылку и смотря сквозь нее на солнце, мог вспомнить, что произошло в тот или иной день. Получился оригинальный календарь событий лета.

Источник: www.livelib.ru


You May Also Like

About the Author: admind

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.