Выражения черчилля


Уинстон Черчилль

Сэр Уинстон Черчилль является одним из самых авторитетных людей в британской летописи. В 1940-1945 гг. он занял пост премьер-министра Соединённого Королевства. В 1951-1955 гг. он вновь вступил в эту должность. Его по праву считают одним из великих вождей военного периода 20 века. Черчилль также был историком, художником, офицером британской армии и писателем.

Этот человек – единственный премьер-министр Великобритании, который был награждён Нобелевской премией в области письменности. Он стал первым Почётным гражданином США. В 2002 году был проведён опрос, по данным которого Уинстон Черчилль был назван величайшим англичанином в истории.

Уинстон никогда не отличался ни отменным здоровьем, ни хорошей физической формой. Однако он отпраздновал свой 90-летний юбилей, а его изречения «Отберите у меня сигару – и я вам войну объявлю!», «Своей долговечностью я обязан спорту. Я отродясь не занимался им», «Если газеты станут писать о том, что нужно бросить курить, я лучше читать брошу» до сих пор возмущают и удивляют всех сторонников здорового стиля жизни.

Вопрос


Многим нравится читать цитаты Черчилля. Они переворачивают сознание человека. Однажды одна журналистка во время выступления спросила политика:

— Неужели вы не в восторге от того, что каждый раз, когда вы произносите речь, зал набит битком?

Черчилль ей ответил:

— Конечно, мне очень приятно внимание людей. Однако когда я созерцаю полный зал, я часто думаю о том, что если бы я не выступал с речью, а восходил на эшафот, зрителей бы вдвое больше собралось.

Цитаты

Большую популярность в мире завоевали следующие цитаты Черчилля о жизни и политике:

  • У тебя есть враги? Великолепно. Значит, ты что-то когда-то отстаивал в своей жизни.
  • Если вы через ад идёте – шагайте без остановки.
  • Умный человек не все ошибки делает сам – он и другим даёт шанс.
  • Любой коллапс – это новый способ достижения целей.
  • Тот человек глуп, который своего мнения никогда не меняет.
  • Успех – это способность двигаться от одного поражения к другому, не теряя энтузиазма.
  • Лучшим аргументом против демократии является пятиминутный диалог со средним избирателем.
  • Сокол поднимается высоко, когда летит не по ветру, а против ветра.
  • Когда молчат орлы, попугаи болтают.
  • Не желайте богатства и здоровья, а желайте удачи, ибо на «Титанике» все были здоровы и состоятельны, и лишь единицы оказались удачливыми!

  • Врождённым пороком капитализма является неравный раздел благ; врождённым достоинством социализма – равное распространение нищеты.
  • Народовластие – это наркотик. Кто хоть один раз его попробовал – навсегда им отравлен.
  • В течение своей жизни каждый человек хоть раз спотыкается о свой «гениальный шанс». К сожалению, большинство из нас подымаются, отряхиваются и следуют далее, как будто ничего не случилось.
  • Ложь успевает облететь полмира, пока правда натягивает штаны.
  • Вкусы мои просты. Я без усилий удовлетворяюсь элитарным.
  • Политика столь же опасна и захватывающа, как война. В сражении вы можете погибнуть лишь раз, в политике – множество раз.
  • Люди великолепно умеют хранить тайны, которых не знают.
  • Желаете, чтобы ваше слово в споре было последним? Заявите сопернику «Пожалуй, вы правы!»
  • Я свиней люблю. Кошки на нас смотрят сверху вниз, собаки – снизу вверх. Лишь свиньи на нас смотрят как на равных.
  • Больше преимуществ тот получает, кто слишком рано сделал просчёты, на которых можно учиться.
  • Легче нацией управлять, чем четверых детей воспитать.
  • Ничем так не заслужишь авторитет, как выдержкой.
  • Знаменитейший урок бытия в том, что бывают правы и дураки.
  • Мы живём в эру грандиозных событий и крохотных людей.

  • Единственно верное решение американцы находят всегда. После того как все остальные перепробуют.
  • Если убийцу убить, количество душегубов не изменится.
  • Историю изучайте, историю изучайте. В летописи размещены все секреты политической прозорливости.
  • Задача парламента – заменить рукопашные бои словесными.
  • Самое хорошее средство испортить отношения – это заняться их выяснением.
  • Когда дерутся двое – третий выигрывает.
  • Вы до места назначения никогда не дойдёте, если в каждую тявкающую собаку будете бросать камни.
  • Я оптимист. Не наблюдаю особой пользы быть чем-то ещё.
  • Ни одна звезда не станет сиять, пока не отыщется человек, который сзади будет держать чёрную ткань.
  • Народ, запамятовавший своё прошлое, потерял своё будущее.

Англоязычные высказывания

А теперь представим вашему вниманию такие цитаты Черчилля на английском языке с переводом:

  • A fanatic is one who can’t change his mind and won’t change the subject. Фанатиком является человек, который не в состоянии переменить тему и изменить взгляды.
  • Although prepared for martyrdom, I preferred that it be postponed. Пусть я готов к мучениям, я предпочёл бы, чтобы они были отложены.
  • Broadly speaking, the short words are the best, and the old words best of all. В принципе, старые слова лучше всего, а короткие являются идеальными.
  • Don’t talk to me about naval tradition. It’s nothing but rum, sodomy and the lash. Не сообщайте мне о традициях флота. Это не более и не менее, как ром, содомия и плеть.

Высказывания о Сталине

Чем ещё известен Черчилль? О Сталине цитаты его будоражат умы людей. В 1942 году, в августе, Черчилль приехал в Москву, чтобы сообщить о том, что в 1942 году Второй фронт открываться не будет. В 1942 году, 16 августа, Черчилль написал в письме Ф. Рузвельту следующее: «Я вчера в 7 часов вечера отправился проститься с г-ном Сталиным, и у нас состоялся приятный диалог, в ходе которого он мне подробно рассказал о положении русских, которое выявилось весьма неплохим. Он, естественно, весьма уверен в том, что выстоит до зимы. …Редактирование коммюнике и обед продолжались до трёх часов утра. Мне помогал великолепный переводчик, и я мог говорить почти свободно. Превалировала атмосфера особой благосклонности, и мы в первый раз установили дружелюбные и непринуждённые отношения…»

В 1942 году, в ночь с 15 на 16 августа, на квартире была записана следующая беседа Черчилля со Сталиным: «Премьер-министр сообщил, что в начале 1938 года, ещё до Мюнхена и Праги, у него появилось желание создать лигу трёх выдающихся демократий в составе США, Великобритании и СССР, которые могли бы вместе за собой вести мир. Между ними не было антагонистической заинтересованности. Г-н Сталин дал согласие и сказал, что он часто обдумывал нечто подобное, но только такой план при правительстве г-на Чемберлена был невыполним…»

А ещё существует такое высказывание, приписываемое Черчиллю: «Сталин… Россию принял с сохой и покинул её с атомным оружием».

Реакция Сталина


Нравились ли цитаты Черчилля Сталину? Говоря об Иосифе Виссарионовиче, Черчилль заявил в 1945 году, 7 ноября, в парламенте Британии: «Лично я восхищаюсь этим подлинно великим человеком, победоносным защитником в период войны, отцом своей страны, правившим судьбой своего государства во времена мира. Даже если бы у нас с советскими властями возникли большие разногласия в отношении социальных, политических и, возможно, моральных аспектов, то в Англии нельзя открывать доступ такому настроению, которое могло бы ослабить или нарушить эти важные контакты между нашими народами, коммуникации, структурирующие нашу бедность и славу в период недавних жутких конвульсий».

В. М. Молотов распорядился напечатать в газете «Правда» (центральный орган ЦК ВКП (б)) изложение речи английского политика. Сталин в этот момент был в отпуске и отдыхал в Сочи. Он пробежал глазами газету и телеграфировал в Москву 10 ноября В. М. Молотову, А. И. Микояну, Л. П. Берии: «Считаю опубликование речи Черчилля с прославлением Сталина и России ошибкой. Славословие это нужно Уинстону, чтобы замаскировать своё неприязненное отношение к СССР и успокоить свою испачканную совесть. У нас теперь имеется немало добросовестных работников, которые приходят в телячье упоение от фимиамов со стороны Черчиллей, Бирнсов, Трумэнов и, напротив, печалятся от негативных отзывов со стороны этих господ. Я считаю подобные настроения опасными, так как они у нас развивают низкопоклонство перед иноземными фигурами. С лакейством перед чужестранцами нужно бороться жёстко. Лично меня такие похвалы лишь коробят».


В. М. Молотов тотчас же ответил: «Обнародование сжатой речи Черчилля было мною разрешено. Считаю это ошибкой. Всё ж таки её нельзя было печатать без твоего согласия».

Демократия

Итак, вы уже знаете, кто такой Черчилль. О демократии цитаты его наиболее интересны. До сих пор применяется в политике афоризм Черчилля «Демократия является самой плохой формой правления, если не принимать во внимание все остальные». Данная цитата известна всем, чего нельзя сказать о её контексте. Вопреки общеизвестному мнению, Уинстон сказал её не как авторитетный лидер победившей во Второй мировой английской демократии, а как потерпевший поражение предводитель. Эта фраза прозвучала в 1947 году, 11 ноября, в Палате общин, когда Черчилль был «всего-навсего» вождём оппозиции после внезапного, но тяжёлого поражения от лейбориста Эттли Клемента на выборах в 1945 году (июль). Он в тот момент критиковал правительство, которое быстро теряло свои рейтинги и пыталось лимитировать полномочия парламента, а именно право вето палаты лордов.

Любимая цитата Рейгана

Мудрым человеком был Уинстон Черчилль. Цитаты его нравились президенту Рейгану, который после неудачного покушения на него любил повторять изречение Уинстона «Самое забавное в жизни – это когда в тебя стреляют и совершают промах». Это изречение британца датировано 1898 годом.

Самоирония

Как воспринимал сарказм Уинстон Черчилль? Цитаты его полны самоиронии. Вот некоторые из них:


  • В молодости я решил до обеда не пить ни капли алкоголя. Теперь, когда я уже в летах, я стараюсь не пить ни капли алкоголя до завтрака.
  • Я всегда придерживался правила: если можешь сидеть, не стой; если в силах лежать, не сиди; если можешь стоять, не беги.
  • Всё, чего я желал, — это единомыслия с моими намерениями после конструктивного диспута.

О политике

Как сочинял Черчилль цитаты и афоризмы? Он произносил фразы спонтанно, в процессе выступлений, и они превращались в крылатые выражения. О политике Черчилль говорил следующее:

  • Политик должен уметь прогнозировать, что случится завтра, через год, через месяц и через неделю. А потом растолковать, почему этого не содеялось.
  • Дипломатом называют человека, который несколько раз подумает, прежде чем промолчать.
  • Историю пишут победители.
  • В моём государстве представители власти гордятся тем, что они слуги державы; быть её владельцем считалось бы бесчестьем.
  • Я ни под каким видом не критикую директорию своей страны, находясь за рубежом, но с лихвой возмещаю это по возвращении.

О людях

Многим интересен Уинстон Черчилль. Цитаты, остроты его перечитывают люди во всём мире. Что он говорил о них? Известны следующие высказывания Черчилля о людях:

  • Школьные учителя пользуются властью, о которой премьер-министры могут лишь мечтать.
  • Я давно подметил, что все желают во всём меня обвинить. Очевидно, они думают, что меня украшает чувство вины.
  • Копить деньги – полезная вещь, особенно если ваши родители это сделали.
  • Если истина многогранна, то враньё – многоголосно.
  • По миру шатается невероятное количество лживых предположений, а самое ужасное, что половина из них реальна.
  • Я учиться всегда готов, но мне иногда не нравится, когда меня учат.

Оптимизм

Был ли оптимистом Уинстон Черчилль? Цитаты, остроты и афоризмы этого человека наполнены жизнелюбием. Черчилль говорил о мироощущении так:

  • Развиваться – значит, перестраиваться, быть идеальным – значит, перестраиваться часто.
  • Пессимист при каждой возможности видит трудности, оптимист видит возможности в каждой трудности.
  • Заглядывать слишком далеко вперёд – недальновидно.
  • Нет лучшей инвестиции, чем инвестиция молока в младенцев.
  • Из опыта я вынес, что пытаться уладить всё сразу часто является ошибкой.
  • Всегда проще заявлять о своих принципах, чем осуществлять их.

Источник: www.syl.ru

Цитаты Уинстона ЧерчилляПодготовил: Дмитрий Сироткин

Представляю вам подборку цитат британского политика Уинстона Черчилля.

Хотя политика в них — главное, но интересны его высказывания и по другим темам.

Все цитаты сгруппированы по темам: жизненная этика,о себе, жизнь, война, человеческие проявления, демократия, люди, политика, правда и ложь, СССР, воспитание и обучение, Ленин, народ, успех, алкоголь, власть, выступления, здоровье и спорт, женщины и мужчины, политики, умные и глупые, брак, история, мужество, диктатура, курение, время, деньги, бюрократия, убийство.

О жизненной этике

Никогда, никогда, никогда не сдавайтесь!

У тебя есть враги? Хорошо. Значит, в своей жизни ты что-то когда-то отстаивал.

Любой кризис – это новые возможности.

Лучший способ оставаться последовательным — это меняться вместе с обстоятельствами.

Вы никогда не дойдете до места назначения, если будете швырять камни в каждую лающую собаку.

Если вы идете сквозь ад – идите, не останавливаясь.

Если вы хотите достичь цели, не старайтесь быть деликатными или умным. Пользуйтесь грубыми приемами. Бейте по цели сразу. Вернитесь и ударьте снова. Затем ударьте еще – сильнейшим ударом сплеча…


Если мы хотим сбить человека с ног, то только с одной целью: чтобы он поднялся с земли в лучшем расположении духа.

Заглядывать слишком далеко вперед — недальновидно.

Сначала нужно быть честным, а уж потом благородным.

Когда двое дерутся – выигрывает третий.

Следует опасаться ненужных новшеств — особенно если они продиктованы здравым смыслом.

Не желайте здоровья и богатства, а желайте удачи, ибо на Титанике все были богаты и здоровы, а удачливыми оказались единицы!

Гораздо лучше подкупить человека, чем убить его, да и быть подкупленным куда лучше, чем убитым.

О себе

Мои вкусы просты. Я легко удовлетворяюсь наилучшим.

Я – оптимист. Не вижу особой пользы быть чем-то ещё.

Я люблю свиней. Собаки смотрят на нас снизу вверх, кошки – сверху вниз. Лишь свиньи смотрят на нас как на равных.

Ничто в жизни так не воодушевляет, как то, что в тебя стреляли и промахнулись.

У меня имеется все необходимое для жизни: горячая ванна, холодное шампанское, свежий горошек и старый коньяк.

Всё, чего я хотел, — это согласия с моими желаниями после конструктивной дискуссии.

Как глава правительства торжественно заявляю: мне нечего вам предложить, кроме крови, пота, каторжного труда и слез.

У меня лишь одна цель — уничтожить Гитлера, и это сильно упрощает мою жизнь.

Лучше делать новости, чем рассказывать о них.

Написание книги — целое приключение. Сначала это не более чем забава, однако затем книга становится любовницей, женой, хозяином и, наконец, — тираном.

История будет снисходительной ко мне… Потому что я сам напишу её.

Я готов ко встрече с Творцом. Другое дело, готов ли Творец к такому тяжкому испытанию, как встреча со мной.

О жизни

Мы живем в эпоху больших событий и маленьких людей.

По счастью, жизнь пока еще не слишком безмятежна, иначе путь от колыбели к могиле мы проходили бы много быстрее.

Даже самого ослепительного света не бывает без тени.

Ни одна звезда не засияет, пока не найдётся человек, который будет держать сзади чёрное полотно.

Человечество подобно кораблю в шторм. Компас поврежден, морские карты безнадежно устарели, капитана выбросило за борт, и матросы по очереди должны его заменять, причем каждый поворот руля приходится согласовывать — и не только с членами экипажа, но и с пассажирами, которых на палубе с каждой минутой становится все больше…

Пропасть у нас и спереди, и сзади: впереди пропасть дерзости, сзади — осторожности.

От деревянных башмаков к деревянным башмакам – путь в четыре поколения: первое поколение наживает, второе – приумножает, третье – транжирит, четвертое – возвращается на фабрику.

Когда орлы молчат, болтают попугаи.

О войне

Война – это когда за интересы других гибнут совершенно безвинные люди.

Война слишком серьезное дело, чтобы доверять ее генералам.

Когда у обеих сторон заканчиваются аргументы, начинают грохотать бомбы.

Победу в войне нельзя гарантировать, ее можно только заслужить.

Если хочешь выиграть войну, необходимо помнить старую истину: тише едешь — дальше будешь.

Меня часто спрашивают: «за что мы сражаемся?» Могу ответить: «Перестанем сражаться — тогда узнаете».

Военнопленный — это тот, кто сначала пытается убить вас, а затем просит пощадить его.

Те, кто умеет воевать, не умеют заключать мир. Те же, кто подписывает выгодный для себя мирный договор, никогда бы не выиграли войну.

Я всегда придерживался той точки зрения, что сначала побежденные должны пережить поражение, а уж потом победители — разоружиться.

От бокала шампанского настроение поднимается, разыгрывается фантазия, чувство юмора… однако от целой бутылки кружится голова, в глазах темнеет, подкашиваются ноги. Примерно так же действует и война… Чтобы по настоящему почувствовать вкус и того и другого, лучше всего заняться дегустацией.

О человеческих проявлениях

Самый хороший способ испортить отношения – это начать выяснять их.

Ничем так не завоюешь авторитета, как спокойствием.

Иногда даже максимума наших возможностей оказывается недостаточно, и нам приходится делать то, что мы раньше считали выше своих сил.

Кто со всеми согласен, с тем не согласен никто.

Смелость не зря считается высшей добродетелью — ведь в смелости залог остальных положительных качеств.

У него были все ненавистные мне добродетели и ни одного восхищающего меня порока.

Когда волнений много, одно перечеркивает другое.

Многие готовы поставить знак равенства между пожаром и пожарной командой.

Фанатик — это человек, который не может поменять взгляды и не может переменить тему.

О демократии

Лучший аргумент против демократии — пятиминутная беседа со средним избирателем.

Никто не притворяется, что демократия — идеал или ответ на все вопросы. Более того, утверждалось, что демократия является наихудшей формой правления за исключением всех тех других форм, которые применялись время от времени; однако, в нашей стране распространено мнение, что править должен народ.

При существующих политических институтах иногда ещё приходится считаться с чужим мнением.

Цель парламента – заменить кулачные бои словесными.

Парламент может заставить народ подчиниться, но не согласиться.

О людях

Человек расширил свою власть надо всем, кроме самого себя.

Постоянные усилия — а не сила или ум — вот ключ к раскрытию нашего потенциала.

На протяжении своей жизни каждому человеку доводится споткнуться о свой «великий шанс». К несчастью, большинство из нас просто подымается, отряхивается и идет дальше, как будто ничего и не произошло.

Пуля, попавшая в ногу, делает из смелого человека труса; от удара по голове мудрец становится дураком. Я где то читал, что достаточно двух стаканов абсента, чтобы честный человек превратился в жулика. А значит, дух еще не одержал окончательную победу над плотью.

Величайший урок жизни в том, что и дураки бывают правы.

Люди прекрасно умеют хранить секреты, которых не знают.

О политике

Политика столь же захватывающа и опасна, как война. В войне вас могут убить лишь раз, в политике много раз.

Репутация державы точнее всего определяется той суммой, которую она способна взять в долг.

В тяжёлые для страны времена значение мифов трудно переоценить.

Я никогда не критикую правительство своей страны, находясь за границей, но с лихвой возмещаю это по возвращении.

Дипломат — это человек, который дважды подумает, прежде чем ничего не сказать.

Миротворец — это тот, кто кормит крокодила в надежде, что тот съест его последним.

О правде и лжи

Если истина многогранна, то ложь многоголоса.

Ложь успевает обойти полмира, пока правда надевает штаны.

По свету ходит чудовищное количество лживых домыслов, а самое страшное, что половина из них — чистая правда.

Совесть и ложь — непримиримы. В отрыве от истины совесть — не более чем глупость, она достойна сожаления, но никак не уважения.
Хорошо быть честным, но и быть правым тоже немаловажно.

О СССР

Большевики сами создают себе трудности, которые успешно преодолевают.

Больше всего русские восхищаются силой, и нет ничего, к чему бы они питали меньше уважения, чем к военной слабости.

Предсказать, как поведет себя Россия, — невозможно, это всегда загадка, больше того — головоломка, нет — тайна за семью печатями.

Русских всегда недооценивали, а между тем они умеют хранить секреты не только от врагов, но и от друзей.

Об обучении и воспитании

Легче управлять нацией, чем воспитывать четверых детей.

Я всегда рад учиться, но мне не всегда по душе, когда меня учат.

Школа, не имеет ничего общего с образованием. Это институт контроля, где детям прививают основные навыки общежития.

Школьные учителя обладают властью, о которой премьер-министрам остается только мечтать.

О Ленине

Первая трагедия России — рождение Ленина; вторая — его смерть.

С чувством благоговейного страха они (немцы) направили на Россию наиболее страшный вид оружия. Они переправили из Швейцарии в Россию в запечатанном контейнере, как чумную бациллу, Ленина.

Ленин — это чудовище, карабкающееся по пирамиде, сложенной из черепов.

Только Ленин мог бы вывести русских из того болота, куда он сам их завел. (кстати, цитаты Ленина)

О народе

Народ, забывший своё прошлое, утратил своё будущее.

Девиз британцев — бизнес несмотря ни на что!

Британцы — единственный народ на свете, который любит, когда им говорят, что дела обстоят хуже некуда.

Люди моей страны имеют право и должны иметь возможность, в соответствии с действием конституции, на свободные выборы с тайным голосованием, чтобы выбирать или изменять форму правления, при котором они живут…

Об успехе

Успех – это способность шагать от одной неудачи к другой, не теряя энтузиазма.

Сокол высоко поднимается, когда летит против ветра, а не по ветру.

Большое преимущество получает тот, кто достаточно рано сделал ошибки, на которых можно учиться.

Сказать, что мы сделали все что могли, недостаточно. Мы должны добиться того, что нужно – и только тогда мы обретем настоящий успех.

Об алкоголе

В молодости я взял себе за правило не пить ни капли спиртного до обеда. Теперь, когда я уже немолод, я держусь правила не пить ни капли спиртного до завтрака.

Я взял от алкоголя больше, чем он забрал у меня.

Кофе – напиток очень личный. Его, как и коньяк, нельзя пить кружками!

Сначала шампанское – потом дело!

О власти

Власть – это наркотик. Кто попробовал его хоть раз — отравлен ею навсегда.

Ответственность — это та цена, которую мы платим за власть.

Нет никаких сомнений, что власть гораздо приятней отдавать, чем брать.

Лучшее из возможных сочетаний — власть и милосердие; худшее — слабость и драчливость.

О выступлениях

Пометка на полях доклада: Довод слаб — повысить голос.

Еда из слов никогда не расстраивала мой желудок.

Всегда проверяй цитаты: свои — перед тем как сказать, чужие — после того, как они сказаны.

Хотите, чтобы в споре ваше слово было последним? Скажите оппоненту «Пожалуй, Вы правы».

О здоровье и спорте

Я всегда следовал правилу: не беги, если можешь стоять; не стой, если можешь сидеть; не сиди, если можешь лежать.

В моем возрасте я уже не могу позволить себе плохо себя чувствовать.

Своим долголетием я обязан спорту. Я им никогда не занимался.

Чтобы оставаться в форме, необходим покой, хорошая еда и, самое главное, никакого спорта.

О женщинах и мужчинах

Поддеть красивую женщину — дело не из простых, ведь она от ваших слов не подурнеет.

―Уинстон, да вы пьяны! ―Всё верно. А вы уродина. Завтра утром я протрезвею. А вы так и останетесь уродиной.

Сильный, молчаливый мужчина слишком часто лишь потому молчалив, что ему нечего сказать.

О политиках

Политик должен уметь предсказать, что произойдет завтра, через неделю, через месяц и через год. А потом объяснить, почему этого не произошло.

Общественный деятель отличается от политика тем, что думает не о следующих выборах, а о следующих поколениях.

Патриот должен уметь не только преодолеть в себе страх, но и — что труднее — скуку.

Об умных и глупых

Умный человек не делает сам все ошибки — он дает шанс и другим.

Глуп тот человек, который никогда не меняет своего мнения.

О браке

С чего начинается семья? С того, что молодой человек влюбляется в девушку, — другой способ пока еще не изобретен.

Мы с женой два или три раза за 40 лет совместной жизни пробовали завтракать вместе, но это оказалось так неприятно, что пришлось это прекратить.

Об истории

Главный урок истории заключается в том, что человечество необучаемо.

Учите историю, учите историю. В истории находятся все тайны политической прозорливости.

О мужестве

Мужество – это то, что заставляет встать и говорить; мужество также – это то, что заставляет сесть и слушать!

Мужество — это искусство сохранять достоинство под прессом дурных обстоятельств.

О диктатуре

Всякая тирания, какие бы формы она ни принимала, требует, чтобы свободные люди, рискуя жизнью, попытались ее свергнуть.

Диктаторы ездят верхом на тиграх, боясь с них слезть. А тигры между тем начинают испытывать голод.

О курении

Отнимите у меня сигару — и я объявлю вам войну!

Если газеты начнут писать о том, что надо бросить курить, я лучше брошу читать.

О времени

Время — плохой союзник.

Время и деньги большей частью взаимозаменяемы.

О деньгах

Дело не в том, что жить с деньгами очень уж хорошо, а в том, что жить без них очень уж плохо.

Копить деньги — вещь полезная, особенно если это уже сделали ваши родители.

О бюрократии

Там, где существует десять тысяч предписаний, не может быть никакого уважения к закону.

Небывалая толщина этого отчета защищала его от опасности быть прочитанным.

Об убийстве

Когда доходит до убийства, ничего не стоит быть вежливым.

Если убить убийцу, количество убийц не изменится.

О разном

Клуб, в котором слишком много членов, перестает быть клубом.

Положительное решение суда хорошо всегда — даже если несправедливо.

Телевидение — дешевое и вульгарное развлечение.

Я никогда не представлял себе, какую огромную и, безусловно, благотворную роль играет мошенничество в общественной жизни великих народов.

 

Как видим, Черчилль был человеком слова, по крайней мере в том смысле, что умел кратко, внятно, а нередко и иронично выразить в слове то, что хотел сказать.

В своих высказываниях Чечилль обычно не был дипломатом, хотя хорошо знал что и зачем он говорит. Соответственно, высказывания политических противников и союзников о Черчилле также редко отличались дипломатичностью:

Источник: burido.ru

Алкоголь дал мне больше, чем родители.

Странно: запрещают наркотики, но не запрещают власть. А на нее “садишься” еще быстрее… – Уинстон Черчилль

Деньги всегда можно поменять на время. И наоборот.

Никогда не нужно делать больше необходимого. Не стоит бегать, если можно полежать. Вдруг именно в следующий момент понадобятся силы, которых уже не осталось.

Черчилль: Те, кто слишком долго спорят с прошлым, теряют будущее.

Планировать все на годы вперед – недальновидно.

Социализм все плохое равнозначно распределяет между людьми. Капитализм – каждому воздает по-разному.

Коммунизм – значит придумать проблемы, решить их, а потом еще и гордиться этим.

Умный человек дарит возможность другим людям совершать ошибки. А сам – остается в стороне.

Продолжение цитат Уинстона Черчилля читайте на страницах:

Я никогда не критикую правительство своей страны, находясь за границей, но с лихвой возмещаю это по возвращении.

Бесполезно говорить: Мы делаем всё, что можем. Надо сделать то, что необходимо!

Мы пойдем до конца, мы будем сражаться во Франции, мы будем сражаться на морях и в океанах, мы будем сражаться с растущей уверенностью и растущей силой в воздухе, мы будем защищать наш остров, чего бы это нам ни стоило, мы будем сражаться на берегу, мы будем сражаться на посадочных площадках, мы будем сражаться в полях и на улицах, мы будем сражаться в горах, мы никогда не сдадимся.

В моем возрасте я уже не могу позволить себе плохо себя чувствовать.

Лучший способ оставаться последовательным – это меняться вместе с обстоятельствами.

Ответственность — это та цена, которую мы платим за власть.

Человек расширил свою власть надо всем, кроме самого себя.

Большевики сами создают себе трудности, которые успешно преодолевают.

Главный урок истории заключается в том, что человечество необучаемо.

В военное время правда столь драгоценна, что ее должны охранять караулы лжи.

Отличие государственного деятеля от политика в том, что политик ориентируется на следующие выборы, а государственный деятель – на следующее поколение.

В моей стране представители власти гордятся тем, что они слуги государства; быть его хозяином считалось бы позором.

Он решительнее всех в нерешительности и сильнее всех в слабости.

Самые лучшие инвестиции — вложение молока в ребёнка.

Копить деньги – вещь полезная, особенно если это уже сделали ваши родители.

Меня часто спрашивают: “за что мы сражаемся?” Могу ответить: “Перестанем сражаться – тогда узнаете.”

Военнопленный – это тот, кто сначала пытается убить вас и терпит неудачу, а потом просит не убивать его.

Лучший аргумент против демократии — пятиминутная беседа со средним избирателем.

Я легко удовлетворяюсь наилучшим.

Успех — это умение двигаться от неудачи к неудаче, не теряя энтузиазма.

Заглядывать слишком далеко вперед – недальновидно.

Человечество подобно кораблю в шторм. Компас поврежден, морские карты безнадежно устарели, капитана выбросило за борт, и матросы должны по очереди его заменять. Причем каждый поворот руля приходится согласовывать не только с членами экипажа, но и с пассажирами, которых на палубе с каждой минутой все больше.

Никогда не опаздывайте к обеду, курите гаванские сигары и пейте армянский коньяк.

Миротворец – это тот, кто кормит крокодила в надежде, что тот съест его последним.

Если истина многогранна, то ложь многоголоса.

Дипломат — это человек, который дважды подумает, прежде чем ничего не сказать.

Лучший аргумент против демократии – пятиминутная беседа со средним избирателем.

Кто со всеми согласен, с тем не согласен никто.

Периодически люди спотыкаются о правду и падают, но большинство затем встают и спешат дальше, как будто ничего не случилось.

Легче управлять нацией, чем воспитывать четверых детей.

Время — плохой союзник.

Кто умеет подписать выгодный для себя мирный договор, никогда бы не выиграл войну.

Война – это по большей части каталог грубых ошибок.

Больше всего русские восхищаются силой, и нет ничего, к чему бы они питали меньше уважения, чем к военной слабости.

Можно презирать систему Гитлера и всё же восхищаться его патриотическим достижением. Если наша страна будет побеждена, то я надеюсь, что у нас тоже найдётся столь достойный восхищения вождь, который вновь вселит в нас мужество и вернёт нам наше место среди других наций

Я люблю свиней. Собаки смотрят на нас снизу вверх. Кошки смотрят на нас сверху вниз. Свиньи смотрят на нас как на равных.

Написание книги – это любовное приключение: сначала забава, потом книга становится любовницей, женой, хозяином и, наконец, – тираном.

В молодости я взял себе за правило не пить ни капли спиртного до обеда. Теперь, когда я уже немолод, я держусь правила не пить ни капли спиртного до завтрака.

Если бы Господь решил создать мир заново и спросил бы моего совета, я предложил бы окружить все страны Ла-Маншами. И сделать так, чтобы все, что пытается летать, немедленно сгорало бы.

Цена величия — ответственность.

Я всегда готов учиться, но мне не всегда нравится, когда меня учат.

Консультация – это когда человека спрашивают: “Вы не против, если вам завтра отрубят голову?” и, узнав, что он против, на следующий же день голову отрубают.

Политик должен уметь предсказать, что произойдет завтра, через неделю, через месяц и через год. А потом объяснить, почему этого не произошло.

Идти на уступки врагам все равно, что кормить крокодила, который сожрет вас последним.

Заметьте, что бывшего премьер-министра одной державы делают почетным гражданином другой державы.

Я думаю, что история будет благосклонна ко мне, т.к. я собственноручно собираюсь её писать.

Ответственность – это та цена, которую мы платим за власть.

Немцы, как никакая другая нация, сочетают в себе качества образцового воина и образцового раба.

У англичан всегда своя линия поведения — но не прямая.

В моем возрасте я уже не могу позволить себе плохо себя чувствовать.

Политик должен уметь предсказать, что произойдет завтра, через неделю, через месяц и через год. А потом объяснить, почему этого не произошло.

У англичан всегда своя линия поведения – но не прямая.

Война слишком серьезное дело, чтобы доверять ее генералам.

Умный человек не делает сам все ошибки — он дает шанс и другим.

Человеку случается споткнуться об истину, но в большинстве случаев он просто поднимается и продолжает свой путь, как ни в чем не бывало.

Легче управлять нацией, чем воспитывать четверых детей.

Кто со всеми согласен, с тем не согласен никто.

Время – плохой союзник.

Я думал, что умру от старости. Но когда Россия, кормившая всю Европу хлебом, стала закупать зерно, я понял, что умру от смеха.

Я назвал этот том Триумф и трагедия потому, что полная победа Великого союза до сих пор не принесла еще всеобщего мира нашему охваченному тревогой земному шару.

Генералы всегда готовятся к прошлой войне.

Британцы – единственный народ на свете, который любит, когда им говорят, что дела обстоят хуже некуда.

Поддеть красивую женщину – дело не из простых, ведь она от ваших слов не подурнеет.

Если вы хотите достичь цели, не старайтесь быть деликатным или умным. Пользуйтесь грубыми приемами. Бейте по цели сразу. Вернитесь и ударьте снова. Затем ударьте еще – сильнейшим ударом сплеча.

В мире немного достоинств, которыми бы не обладали поляки, и немного ошибок, которые они не совершили бы.

Сокол высоко поднимается, когда летит против ветра, а не по ветру.

Только Ленин мог бы вывести русских из того болота, куда он сам их завел.

Небывалая толщина этого отчета защищала его от опасности быть прочитанным.

Индия – это не страна, это географический термин. Называть Индию “нацией” все равно, что называть “нацией” экватор.

Фанатик – это человек, который не может изменить взгляды и не может переменить тему.

Лучше делать новости, чем рассказывать о них.

Я не могу предсказать действий России. Это головоломка, завернутая в тайну, завернутую в загадку.

Если вы хотите достичь цели, не старайтесь быть деликатным или умным. Пользуйтесь грубыми приемами. Бейте по цели сразу. Вернитесь и ударьте снова. Затем ударьте еще, сильнейшим ударом сплеча.

В молодости я взял себе за правило не пить ни капли спиртного до обеда. Теперь, когда я уже немолод, я держусь правила не пить ни капли спиртного до завтрака.

В отрыве от истины совесть – не более чем глупость, она достойна сожаления, но никак не уважения.

Школьные учителя обладают властью, о которой премьер-министры могут только мечтать.

Врожденный порок капитализма – неравенство в благосостоянии; врожденная добродетель социализма неравенство в нищете.

Не уверен, должен ли я сомневаться, чтобы начать; но я уверен, что не должен останавливаться.

Ибо изменяя свое сознание, Вы сами меняете свою Вселенную.

По свету ходит чудовищное количество лживых домыслов, а самое страшное, что половина из них – чистая правда.

Копить деньги — вещь полезная, особенно если это уже сделали ваши родители.

Пессимист видит трудности при любой возможности; оптимист в любой трудности видит возможность.

Небывалая толщина этого отчета защищала его от опасности быть прочитанным.

ООН создали не для того, чтобы помочь нам попасть на небо, а для того, чтобы спасти нас от ада.

Я всегда готов учиться, но мне не всегда нравится, когда меня учат.

На Западе армии были слишком велики для здешних стран. На Востоке страны были слишком велики для армий.

Телевидение – дешевое и вульгарное развлечение.

Национализм – последнее пристанище негодяев.

Лучше делать новости, чем рассказывать о них.

Никогда не сдавайтесь — никогда, никогда, никогда, никогда, ни в большом, ни в малом, ни в крупном, ни в мелком, никогда не сдавайтесь, если это не противоречит чести и здравому смыслу. Никогда не поддавайтесь силе, никогда не поддавайтесь очевидно превосходящей мощи вашего противника.

Успех – это умение двигаться от неудачи к неудаче, не теряя энтузиазма.

Мне говорили, что русские не являются человеческими существами. В шкале природы они стоят ниже орангутангов.

Когда у обеих сторон заканчиваются аргументы, начинают грохотать бомбы.

Я давно заметил, что все стремятся во всем обвинить меня. Очевидно, они думают, что чувство вины меня украшает.

Я – оптимист. Не вижу особой пользы быть чем-то ещё.

Источник: icitata.ru

Мои вкусы просты. Я легко довольствуюсь наилучшим.

Мы делаем прожитье из того, что получаем; мы делаем жизнь из того, что отдаем.

Страхомысль – это тщетное беспокойство о неизбежном или о маловероятном.

Он не лучше, чем труп-эпилептик. (О премьер-министре Стэнли Болдуине, которого Черчилль упрекал в неадекватной реакции на вооружение Германии в 1930-х гг.)

Отсутствие убеждений часто называют осторожностью.

Политик должен уметь предсказать, что случится завтра, на следующей неделе, в следующем месяце и в следующем году. А потом объяснить, почему этого не случилось.

Тщеславие – порок, выявляющий многие достоинства.

Каждый вечер я устраиваю себе трибунал. Предмет расследования – был ли я достаточно эффективен сегодня.

Война – это, главным образом, каталог ошибок.

Дипломатия – это искусство говорить правду так, чтобы не обижались.

Что касается меня, я оптимист. Не вижу проку быть кем-либо еще.

Мой вывод о Свободной Воле и Предопределенности… они идентичны.

История будет добра ко мне, ибо я намерен сам ее писать.

Он шел по моим следам еще до того, как я их оставил… Это был бессознательный предвосхищающий плагиат.

Я уверен, что ошибки того времени повторены не будут; нам следует, пожалуй, совершить совсем другие ошибки.

Люди прекрасно умеют хранить секреты, которых не знают.

Смелость – первое из человеческих качеств, ибо она делает возможными все остальные.

Никто в жизни не дает такой пьянящей радости, как люди, стреляющие в вас безрезультатно. (О перестрелках с пуштунами в Вазиристане, 1897.)

Овца в овечьей шкуре. (О Клементе Эттли {1}.)

По большому счету, люди делятся на три класса: те, кто смертельно занят, те, кому смертельно страшно, и те, кому смертельно скучно.

Военнопленный это тот, кто пытался вас убить и не смог, а теперь просит вас не убивать его.

Хороший коньяк подобен женщине. Не пытайтесь взять его штурмом. Понежьте, согрейте его в своих руках прежде, чем приложить к нему губы.

Мы с женой за последние годы дважды или трижды пытались позавтракать вместе, но это было столь тягостно, что пришлось прекратить.

Гитлер сказал, что мы совершаем преступление. Не стану вступать в спор с экспертом.

Я человек спортивного азарта, я всегда даю поездам и самолетам хороший шанс уйти.

Собеседник: Беда с немцами в том, что они, как стадо овец: они пойдут за любым вожаком.

Черчилль: О, все гораздо хуже, это плотоядные овцы. (1943)

В больших сложностях рождаются большие упрощения.

Мало найдется достоинств, которых бы не имели поляки, и мало найдется ошибок, которых бы они не совершили.

Я всегда избегаю пророчествовать о будущем, гораздо лучше пророчествовать о прошлом.

Апатия, сытость, хворь, болтовня или безразличие часто бывают провинностью. В день выборов они становятся преступлением.

Ложь успевает обойти полмира, пока правда одевает штаны.

Если я принес какую-то пользу людям, это никогда не было через самопринуждение, но всегда через самовыражение.

Не нужно много беспокоиться о чем-либо, кроме того, чтобы делать все, на что мы способны.

Стать лучше – значит измениться; быть совершенным – значит меняться постоянно.

Пессимист видит трудность в каждой возможности; оптимист видит возможность в каждой трудности.

У вас есть враги? Прекрасно. Значит, вы в своей жизни за что-то постояли.

Часто беды приходят к нам одновременно с силами, которые мы может противопоставить им.

Никогда не скажешь, не обернется ли злоключение в конце концов удачей.

Нет лучшей инвестиции, чем инвестиция молока в младенцев.

Университет – это казна, где хранятся будущие сокровища нации.

Сегодня я намерен произнести долгую речь. У меня не было времени приготовить краткую.

Максима «Ничто не годится, кроме совершенства» приводит к параличу.

Показывая нам самый злобный оскал, Фортуна порой готовит нам самые роскошные подарки.

Кажущиеся издалека непреодолимыми трудности очень часто без остатка сметаются с дороги.

Глупо, быть может, но я играю по-крупному. Ставки мои высоки и, при наличии зрителя, нет поступка слишком дерзкого или слишком благородного.

Нам пришлось преминуть непременное.

Походив по свету, вы обнаружите, что он делится главным образом на два вида людей: тех, кто говорит: «Почему же никто не делает этого?», и тех, кто говорит: «Посмотрим, кто сможет помешать мне это сделать».

Я никогда не тревожусь по поводу своих действий, я беспокоюсь лишь из-за бездействия.

Одни меняют партию ради принципов, другие – принципы ради партии.

Я взял от алкоголя больше, чем он взял от меня.

Будучи помоложе, я взял себе за правило никогда не выпивать крепко до ленча. Теперь у меня есть правило не делать этого до завтрака.

Никто не может сказать, что я хоть раз пропустил возможность оценить достоинства алкоголя.

Есть два вида успеха – первоначальный и окончательный.

Не нужно думать, что выходные проходят в праздности. Для меня они часто более плодотворны, чем рабочие дни.

Великие раздоры иногда происходят из мелких случайностей, но очень редко из мелких идей.

«Все люди сотворены равными», – гласит американская Декларация независимости. «Всех людей будут удерживать равными», – говорят социалисты.

Если бы меня спросили, какая разница между социалистом и коммунистом, я мог бы ответить лишь одно: социалист пытается глупыми разговорами вести нас к бедствию, коммунист может попытаться сделать это насильственными действиями.

Социализм противоречит природе человека.

Мы должны уметь зарабатывать на жизнь, но мы должны и уметь жить.

Жизнь человека должна быть прибита к кресту Мысли или Действия.

Не ищите совершенных решений в несовершенном мире.

Высокая вера в совершенство человека уместна в любителе приодеться, но не в премьер-министре.

Моя совесть – хорошая девочка. Я наладил с ней отношения.

Имеем надежду регулировать немыслимое.

Если уж это будет мир порока и скорби, то я возьму себе порок, а вы берите скорбь.

Дешевая популярность может оказаться дорого купленной.

Великие события и великие личности становятся малыми, проходя через малый рассудок.

Много лучше попаниковать заранее и встретить события довольно спокойным, чем быть крайне спокойным накануне и впасть в панику с началом событий.

У нас много тревог, и иногда одна гасит другую.

Возраст женщины – ее внешность, возраст мужчины – его чувства, возраст мальчика – отношение к нему.

Хорошее знание истории подобно колчану, полному стрел для стрельбы в дебатах.

Установить и собрать факты – мало. Проверить, уточнить, прокомментировать с помощью экспертов – мало. Более важно то, как вы их представите.

Британии и Франции пришлось выбирать – война или бесчестье. Они выбрали бесчестье. Они получат войну.

Раньше война была жестокой и величественной. Теперь она стала жестокой и убогой.

Когда судьба призывает нас к великому служению, она дает нам великую силу.

Толщина этого документа защищает его от риска быть прочитанным.

Смысл не должен быть принесен в жертву звуку. (Тезис против того, чтобы избегать тавтологии.)

Кавалерийская атака очень схожа с обычной жизнью. Пока вы крепко сидите в седле, крепко держите поводья и оружие, многие враги предпочитают уйти с вашей дороги.

Плохой политик – тот, с которым вы не согласны.

О политическом деятеле судите по вражде, которую он возбуждает в противниках.

Мы живем в эпоху больших событий и маленьких людей.

Мы обойдемся без нашей роскоши, но не без наших удовольствий.

Жизнь – загадка; разгадку мы узнаем после смерти.

Из опыта больших дел я вынес, что пытаться уладить все сразу часто является ошибкой.

Люди, не готовые делать непопулярные вещи и противостоять реву толпы, не годятся быть министрами в трудные времена.

По обе стороны вас – прорва. Тут бездна излишней осторожности, а там пропасть чрезмерной дерзости.

То, что большинство людей называют непониманием, это понимание, отличное от их собственного.

Бокал шампанского придает веселость. Нервы успокоены, воображение приятно возбуждено, ум становится более резвым. Бутылка производит обратный эффект.

Человечность, а не законность, должна быть нашим поводырем.

Очень мило отказаться от приглашения, а еще хорошо сначала его дождаться.

Как по мне, вы не сможете иметь дело с наиболее серьезными вещами, если не понимаете наиболее забавных.

В два прыжка пропасть не перепрыгнуть.

Нужно стремиться сочетать добродетели мудрости и дерзости.

Сражения выигрываются убиением и маневром. Чем лучше генерал, тем больше добивается он маневром и меньше требует убиения.

Уничтожив свободный рынок, вы создаете рынок черный.

Слабость – не предательство, хотя может быть столь же гибельной.

Социализм плох, джингоизм {2} еще хуже, сочетание же двух дает фашизм – наихудшее вероучение, придуманное человеком.

Вы же не станете просить нас вступить в спор с арифметикой.

Вы должны посмотреть на факты, ибо они смотрят на вас.

Ошибка думать, будто бережливость происходит лишь от страха. Бережливость может происходить из надежды.

Проблемы победы более приятны, чем проблемы поражения, однако столь же важны.

Вы никогда не дойдете до места назначения, если будете швырять камни в каждую собаку, что лает.

Идя по неправильной дороге, трудно знать, где остановиться.

Никогда не доверяйте человеку, у которого нет ни одного искупительного порока.

У Британии одна конституция – здравый смысл.

Единственные по-настоящему счастливые люди на земле – те, чья работа приносит им удовольствие.

Я не возражаю против подобающего использования сильных выражений, но некоторая доля искусства необходима, чтобы достичь эффекта.

Отправляясь неведомо куда, прицепите вагон-ресторан к вашему поезду.

Меня многое связывает с Шотландией… Во-первых, я решил родиться в день Св. Андрея[1].

Как мало можем мы предвидеть плоды и добрых дел, и злых.

Ваши наибольшие упущения и ошибки могут принести вам пользу; ваши лучшие достижения могут принести вам вред.

Я незыблемо верю в гений Британии. Я верю в инстинктивную мудрость нашей многажды испытанной демократии.

На сколь тонкой нити могут повиснуть величайшие дела.

Мое первое впечатление, когда я был назначен министром и посмотрел на нашу обороноспособность, было впечатление полной наготы… Я будто оказался на нудистском пляже.

Люди совершают много ошибок и учатся на них. Людей преследует невезение, и это может измениться.

Во времена кризисов мифы обретают историческую важность.

Когда государство рушится, хаос воспроизводится в каждом микрокосме.

Из пучины страдания мы вынесем вдохновение и силу выжить.

Варьируйте позы, варьируйте тон и не забывайте о паузе. (Об ораторстве.)

Вам придется сунуть голову в пасть льву, если вы хотите успешного представления.

Слишком часто сильный молчаливый мужчина лишь потому молчит, что не знает, что сказать, и считается сильным лишь потому, что молчит.

Мы ждем давно обещанного вторжения. Рыбы тоже. (1940-й, о немецких планах вторжения в Британию.)

Я не думаю, что Советская Россия хочет войны. Чего она хочет, так это плодов войны.

Имея дело с союзниками, иногда замечаешь, что они обзавелись собственным мнением.

В финансах все, что вкусно, – неполезно, и все, что полезно, – невкусно.

В раю все будут на попечении правительства.

Я готов встретить своего Творца. Готов ли Творец мой к мучительной напасти общения со мной – это другое дело.

Он понесет с собой кусок моей кожи, нечто вроде разведывательной экспедиции в мир иной. (О смерти Ричарда Молинэ, сослуживца Черчилля в Судане, который в 1898 году был ранен в битве при Омдурмане и получил трансплантат кожи Черчилля.)

Спокойно, ребята! Я все это прекрасно опишу в газете. (Во время нападения буров на английский бронепоезд в Южной Африке, 1899.)

На войне Фортуна сбрасывает все вуали и предстает перед вами в наготе. Вы можете пройти с правой стороны какого-то дерева или с левой, и от этого зависит, назначат ли вас командующим армейским корпусом или отошлют домой покалеченным и парализованным на всю жизнь. (О командовании батальоном в Первой мировой войне; Черчилль много раз оказывался под артиллерийским огнем.)

Ничто на войне не случается так, как надо, кроме разве что случайно или по ошибке.

У простейших объектов есть своя красота.

Нос бульдога был вдавлен назад, чтобы он мог дышать, не выпуская врага из челюстей.

Насколько же легче заиметь плохих компаньонов, нежели стряхнуть их с себя.

Амбиция – не столько плебейских удовольствий, сколько славы, – мерцает в каждой душе.

Нехорошо идти к избирателю исключительно на платформе ошибок ваших оппонентов.

Хуже, чем идти на войну с союзниками, лишь одно – идти на войну без них.

Только вера в жизнь после смерти, посмертную жизнь в лучшем мире, где дорогие друг другу люди встретятся снова, лишь это и долгое утомительное течение времени могут принести утешение. (1942)

У Бога работа еще хуже, чем у меня, и, увы, он даже не может уйти в отставку.

То, что люди называют честью, порой противоречит христианской этике.

Искусство для красоты – то же, что честь для честности.

Цена величия – ответственность.

Это феноменальное предприятие, появление детей на свет таким вот способом. Не знаю, как Бог додумался до этого.

Удачная аналогия – одно из грозных оружий ритора.

Я в своей жизни больше сконцентрировался на самовыражении, чем на самоотказе.

Он создал паутину, но забыл о пауке.

В каждый свой год в палате общин я говорил себе одну вещь – «Не перебивай», но никогда не мог исполнить этой установки.

Пытаться повсюду иметь безопасность – значит нигде не иметь силу.

Мне нравятся люди, которые усмехаются в драке.

Когда наши короли в противоречии с нашей конституцией, мы меняем наших королей.

Когда заходишь далеко, более смелый курс может оказаться более безопасным.

Усталость похода, насекомые, неудобства – все было забыто. Мы «вошли в соприкосновение» с врагом, а это славное состояние бытия, ибо оно покрывает все черты жизни ярким, живящим возбуждением, которое превосходит все удовольствия искусства, интеллекта или любви. (О начале битвы при Омдурмане (Судан, 1898), в которой Черчилль участвовал в качестве кавалериста.)

Уважение к жизни других людей и к законам человечности даже во время великих борений, угрожающих вашей собственной жизни, не остаются совершенно невознагражденными.

Сколь немногие достаточно сильны, чтобы противостоять господствующему течению мнений.

Табак плох для дел любовных, но возраст хуже.

Генерал Монтгомери: Я не пью и не курю, и я на 100 % здоров.

Черчилль: Я курю и пью, и здоров на 200 %.

Иногда непонимание возникает из того, что кто-то посылает сообщение и слишком долго ждет ответа.

Невозможно всегда предохраниться от всех наихудших сценариев, это лишает возможности распорядиться ограниченными силами наилучшим образом.

Нужно примириться с таинственным ритмом наших судеб, иного и быть не может в этом мире времени и пространства.

ООН была создана не затем, чтобы привести нас в рай, а затем, чтобы спасти нас от ада.

Адекватность – это не стандарт.

Шанс на славу и почет приходит то там то здесь, но приходит к каждому.

Народы, павшие с оружием в руках, поднимались снова. Но с теми, которые сдались кротко, все кончено.

Как тщетны расчеты людей о собственной выгоде.

Наихудшим злоключением русских было рождение Ленина. Вторым их наихудшим злоключением была его смерть.

Каждый пророк выходит из цивилизации, но каждый пророк уходит в пустыню. Он проникается множеством впечатлений и погружается на время в изоляцию и медитацию. Так создается психический динамит.

Оптимистический склад характера – недостаточный повод быть пророком.

Нет такой вещи, как хороший налог.

Диктаторы ездят верхом на тиграх, а тигры тем временем становятся голодны.

Порой мы натыкаемся на истину, но обычно приходим в себя и спешим дальше по делам как ни в чем не бывало.

Врожденный порок капитализма – неравное распределение благ; врожденное достоинство социализма – равное распределение лишений.

Люди с хорошим воображением видят гораздо больше опасностей, чем существует.

Иногда события делают людей мудрее, но иногда мудрые люди не могут предотвратить событий.

Некоторые целятся в частного предпринимателя, как в хищника, другие смотрят на него, как на дойную корову, и лишь немногие видят в нем выносливую лошадь, что тянет телегу.

Обществу загнать себя налогами в процветание – как человеку поднять себя за ручку ведра, в котором стоит.

Умиротворитель кормит крокодила, надеясь, что тот съест его последним.

Если вам нужно пройти сквозь ад, проходите не останавливаясь.

Наилучший довод против демократии – пятиминутная беседа с рядовым избирателем.

Дипломат – это человек, который дважды подумает, прежде чем ничего не сказать.

Демократия – наихудшая форма правления, кроме всех остальных, когда-либо испробованных.

Преимущество у того, кто достаточно рано сделал поучительные ошибки.

У него были все ненавистные мне добродетели и ни одного восхищающего меня порока.

В моем возрасте я уже не могу позволить себе плохо себя чувствовать.

При всей красоте стратегии, посматривайте иногда на результаты.

Нужна смелость, чтобы встать и говорить; нужна смелость, чтобы сесть и слушать.

Величайший урок жизни в том, что и дураки бывают правы.

Он смотрит на международные отношения через неправильный конец муниципальной канализационной трубы.

Он скромный человек, и у него есть на то все основания. (О Клементе Эттли.)

Черчилль у писсуара в туалете палаты общин; входит Клемент Эттли, и Черчилль поворачивается к нему спиной.

Эттли: Дорогой Уинстон, я надеюсь, что вопреки нашим противоречиям в парламенте мы можем быть друзьями за его пределами.

Черчилль: Дорогой Клемент, я с вами не враждую. Я просто опасаюсь вашей привычки: когда вы видите что-то большое, вы пытаетесь национализировать его.

Все помнят слова старика, сказавшего на смертном одре: «Моя жизнь была полна бед, и большинство из них так и не случились».

Все мы насекомые. И я, мне кажется, – светлячок.

Заглядывать слишком далеко вперед – недальновидно.

Я люблю свиней. Собаки смотрят на нас снизу вверх, кошки – сверху вниз. Лишь свинья смотрят на нас как на равных.

Великое и доброе – редкое сочетание.

Историю пишут победители.

Часто случается, что в ждущем скорой смерти человеке желание достоинства перевешивает все остальные чувства.

Он похож на самку ламы, которую застали во время купания. (О Шарле де Голле.)

Он рискует впасть в старческий маразм еще до наступления старости.

Во время войны правда столь ценна, что должна сопровождаться телохранителем лжи.

Война – слишком серьезное дело, чтобы доверять ее генералам.

Лучше всего я чувствую себя в XVIII веке.

Новости лучше делать, а не слушать.

Если бы я уважал мнение достопочтенного члена парламента, я бы рассердился.

Всегда готовый к мученичеству, я предпочитал, чтобы его отсрочили.

Проглотив свои слова, я никогда не страдал несварением желудка.

Критика в политическом организме – как боль в организме человека. Приятного в ней нет, но где бы мы были без нее?

Я всегда готов учиться, хотя не всегда люблю быть поучаем.

Когда ноты жизни фальшивят, их следует настраивать на камертон смерти.

Порой те, кто впечатлил вас меньше всех, повлиял на вас больше всего.

Вот момент забыть многое, запомнить великое. (Из выступления перед членами французского Сопротивления, 1944.)

Говорит Уинстон Черчилль. Если вы спрятали микрофон в моей комнате, это потеря времени. Я не разговариваю во сне. (Реакция на сообщение, что германская разведка, возможно, спрятала прослушивающее устройство в комнате Черчилля.)

Троцкий поднял бедных против богатых. Он поднял нищих против бедных. Он поднял преступников против нищих… Он дошел до самого твердого дна. Ниже коммуниствующего криминала ничего не нашлось. Тщетно смотрел он на диких животных. Обезьяны не сумели оценить его красноречия. Троцкий не смог мобилизировать волков.

Это не конец. Это даже не начало конца. Быть может, это конец начала. (О ходе военных действий во Второй мировой войне.)

Физзарядкой я занимаюсь, участвуя в процедурах выноса гроба своих знакомых сторонников здорового образа жизни, увлекавшихся бегом и гимнастикой.

Помните историю об испанском узнике. Много лет он сидел в темнице… Однажды ему пришло в голову толкнуть дверь своей тюрьмы. Она отворилась. Дверь его тюрьмы никогда не была замкнута.

Расходы всегда популярны; непопулярен лишь сбор денег для их обеспечения.

Реформа – это тот же результат за меньшую цену, либо больший результат за ту же цену.

Демократия более мстительна, чем кабинеты министров. Народные войны будут куда ужаснее, чем войны королей. (1901)

Лорд Керзон цитирует великого французского агностика: «Всякая цивилизация есть плод трудов аристократии». Думаю, куда правдивей было бы сказать: «Обслуживание аристократии есть неплодотворный труд всякой цивилизации».

Тысячи людей, никогда не голосовавших за либералов, клянутся больше никогда за них не голосовать.

Социалисты хотят перестроить мир и начинают с того, что выбрасывают из него суть человека.

Перетасовывать кабинет министров – как решать калейдоскопичную мозаичную загадку.

Мои стрелы всегда остры, но никогда не отравлены. (Об обвинительных остротах.)

У меня есть склонность плавать против течения.

Собеседник: Возможно, в этом есть скрытая польза.

Черчилль: И она скрыта очень хорошо.

Будь я итальянцем, я, конечно же, был бы всецело с вами от начала и до конца вашей победной борьбы против звериных страстей и аппетитов ленинизма… Ваше движение оказало услугу всему миру. (Обращено к Бенито Муссолини, пресс-конференция в Риме, 1927.)

Давайте запомним свои уроки… Никогда не думайте, что война будет спокойной и легкой, и что те, кто пускается в этот странный вояж, могут измерить приливы и ураганы, с которыми столкнутся. Государственный муж, впадающий в военную лихорадку, должен осознавать: как только дан сигнал к началу, он более уже не господин политических, но раб непредвиденных событий, некомпетентных или самонадеянных генералов, ненадежных союзников, враждебных нейтралов, зловредной фортуны, мерзких сюрпризов, ужасных просчетов… При всей своей уверенности в легкой победе помните, что в мире не случилось бы ни одной войны, если бы другая сторона не думала, что у нее тоже есть шанс.

Любопытно, что британские островитяне, которые ненавидят муштру и не знали иноземного вторжения почти тысячу лет, при приближении и возрастании опасности нервничают все меньше. Когда угроза критична, они неистовы, когда она смертельна, они неустрашимы.

Возможно, досточтимые члены парламента, съеживаясь от ужаса подвергнуть кого-либо смертной казни, недооценивают муку пожизненного заключения.

В Блэкхайме я принял два очень важных решения – родиться и жениться. Я вполне доволен ими обоими.

Нет более верного способа сэкономить, чем уменьшить количество чиновников.

Прежде всего, носите с собой усмешку, или, как они говорят, улыбку. С этим ничто не сравнится. Также будьте естественны и имейте ту легкость, с которой беседуете в тихом месте о чем-то интересном. В-третьих, культивируйте открытое чувство отчужденности от шума и гама вокруг вас.

Что лучше, иметь равенство за счет бедности или достаток за счет неравенства?

Преодоленные трудности суть использованные возможности.

Давайте не будем говорить о мрачных временах, а говорить о временах суровых. (1941)

Защищайте Чан Кайши щитом, но не мечом. (Из письма Эйзенхауэру, 1955), где Черчилль советует избегать вторжения в Китай.)

Рождество – время не только радости, но и осмысления.

Курение сигары подобно любви. Сначала вас влечет форма, потом держит вкус. И вы должны всегда помнить: никогда, никогда не позволяйте огню загаснуть.

Цивилизация есть такое состояние общества, где моральная сила отделена от силы физической.

Упадок цивилизации – это когда прежней морали уже нет, но прежние максимы еще остались.

Фундамент всей демократии это избирательное право.

Мы не приемлем классового правления в любой форме, будь то правление аристократии, плутократии, правление военных, священников или профсоюзов.

Если не можете улыбаться – ухмыляйтесь. Не можете ухмыляться – не показывайтесь солдатам, пока не сможете. Война это игра, в которую играют с улыбкой.

Участвуя на полставки, лидерами великих движений не станете.

Не стану притворяться, доведись мне выбирать между коммунизмом и нацизмом, я бы выбрал коммунизм. Надеюсь, мне не придется ощутить на себе ни того ни другого.

Когда коммунист открывает рот, вам приходится гадать, пытается ли он улыбнуться или намеревается проглотить вас.

Большевизм – это не политика. Большевизм – это болезнь.

Придет день, когда цивилизованный мир осознает без тени сомнения, что удушение большевизма в корне было бы огромным благом для всего человечества.

Собеседник: Если бы большевизм был задушен в колыбели, мы бы проиграли войну 1939–1945 годов.

Черчилль: Нет, этой войны не случилось бы.

Единственный поводырь человеку – его совесть; единственный щит его памяти – честность и искренность его поступков.

Не позволяйте высоким планам о новом мире помешать спасти то, что осталось от старого.

Единственный путь к безопасности лежит в освобождении энергий и гения нации, в том, чтобы позволить им работать в полную силу.

Мы не можем принять принципа равного вознаграждения для тех, кто прилагает усилия, и тех, кто избегает работы, для тех, кто добивается успеха, и тех, кто терпит неудачу.

Нужно остерегаться создавать общество, где никто, кроме политиков и чиновников, ничего не решает.

Единственный способ оставаться последовательным среди меняющихся обстоятельств это меняться вместе с ними, сохраняя при этом свою главенствующую цель.

Лидеры, которые ведут свои партии, принимая изо дня в день популярные решения, откладывая трудности, избегая насущных проблем до тех пор, когда уже поздно, не могут пожаловаться, что, когда неудачи превращаются в катастрофу, некоторые из их последователей не желают разделить бесславие капитуляции.

Можно проконсультироваться с человеком на предмет его желания быть обезглавленным, вопрошая: «Не хотите ли, чтобы вам завтра отрубили голову?», и после того, как он ответит: «Не хотелось бы», взять и обезглавить его. «Консультация» – смутный и эластичный термин.

Возникновение нескольких кризисов в одно и то же время вовсе не обязательно усложняет их преодоление. Одно сплетение неблагоприятных обстоятельств может стать противовесом другому и даже нейтрализовать его.

Мы должны подняться над своими горькими ранами (1948).

Оставить всю горечь, всю жажду мести (1948).

Недоступно спокойному прохожему сделаться беспристрастным судьей событий, которые не случились бы, протяни он руку помощи вовремя.

Мысль, рожденная опытом факта, может быть уздой и может быть шпорой.

Как характерно для нашего народа – выбрасывать одною рукой то, что было с трудом собрано второю.

Я всегда удивлялся, став свидетелем окончания этих двух войн, как трудно людям понять римскую мудрость: «Щади побежденных, завоевывай гордых»… Современная практика слишком часто была – «Карай побитых, ублажай сильных».

Лучше поставить себе цель, даже если она вне пределов досягаемости…

Всякий предводитель партии должен иметь мозг больший, чем собственный. Он должен уметь оперировать через многих людей.

Если я сегодня популярен среди моих сограждан, то это уж точно не потому, что я соглашался с общественным мнением в недавние годы. Есть лишь один путь – пытаться знать правду и говорить правду (1941).

Жизнь предстает нам как простой выбор между правдой и неправдой. Подчиняясь этому закону, вы обнаружите, что он в долгосрочной перспективе гораздо безопасней, чем любые расчеты, которые можно сделать (1948).

Нет оправдания для вышестоящего, если он не выбирает для исполнения заданий наиболее подходящих и не удаляет неподходящих.

Странные методы, громадные силы, большие комбинации – титанический мир вздымается вокруг нас… Стоять на месте будет значить упасть; упасть будет значить погибнуть.

Я вижу огромные перемены в ныне мирном свете. Великие потрясения, ужасные противоборства и войны – такие, какие сейчас невозможно представить. И я скажу тебе: Лондон будет в опасности, Лондон будет атакован, и я сыграю очень важную роль в его защите… Эта страна станет объектом некоего вторжения, не знаю, какими средствами, и я буду во главе защиты Лондона… Будущее размыто, но главная цель видна. Я повторяю, Лондон будет под ударом, и мне выпадет спасти его, спасти столицу и спасти империю. (Из воспоминаний друга Черчилля Мюирланда Эванса, который относит эти слова Черчилля к беседе с ним в 1891 г.)

Прежде, чем соберут урожай, мы будем в состоянии войны (23 августа 1939 г.).

Она сияла мне, как Вечерняя звезда. Я любил ее нежно – но на расстоянии. (О матери.)

Там, где мое мышление, воображение или интерес не были затронуты, я был не в настроении или не в состоянии учиться. (О детских годах.)

Я задаюсь вопросом, было ли какое иное поколение свидетелем столь поразительных революций информации и ценностей, как те, которые пережили мы? Едва ли хоть что-то материальное или установившееся, в чью вечность и необходимость я был воспитан верить, сохранилось. Все вещи, в невозможности которых я был уверен, случились.

После этого у меня было с ним три или четыре длинных задушевных разговора, и это все, чем я могу похвалиться. (Об отце {3}.)

У меня нет сомнений, что римляне планировали свой распорядок дня куда лучше нас. В любое время года они вставали раньше солнца. Мы же, кроме как во время войн, никогда не видим рассвет. Порой мы наблюдаем заход солнца. Послание заката – печаль; послание восхода – надежда. Отдых и сон в середине дня освежают человеческое тело куда лучше, чем долгая ночь. Мы не были сотворены Природой работать, или даже играть, с восьми утра до полуночи. Мы несправедливо и непредусмотрительно перенапрягаем свою систему. Для каждого дела и для каждого удовольствия, умственного или физического, нам следует разделять наши дни и усилия надвое.

Я с облегчением схожу с колышущегося моря Причины и Теории на твердую землю Результата и Факта.

В чем прок от жизни, если не в том, чтобы сделать этот запущенный мир лучше, – для тех, кто будет жить в нем, когда нас уже нет? Как еще можем мы найти гармонию с великими истинами и утешениями вечного и бесконечного? Я заявляю свою веру в то, что мы шагаем к лучшим временам.

Правда неоспорима. Паника может не терпеть ее, невежество может осмеять ее, злой умысел может исказить ее, но, ба, она по-прежнему здесь.

Источник: fictionbook.ru


You May Also Like

About the Author: admind

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.