Достоевский цитаты из произведений


Журнал «Фома» продолжает рублику «Мысли великих», где публикуются изречения и афоризмы святых отцов, писателей, философов. Сборники изречений – древняя традиция, восходящая к античности и раннему христианству. Один из самых известных патериков назывался «алфавитным» или «азбучным», поскольку содержал афоризмы и назидательные истории из жизни подвижников, сгруппированные в алфавитном порядке.
Предлагаем нашим читателям подборку изречений Федора Михайловича Достоевского.

Вера:

…сколько я ни встречался с неверующими и сколько ни читал таких книг, всё мне казалось, что и говорят они и в книгах пишут совсем будто не про то, хотя с виду и кажется, что про то… сущность религиозного чувства ни под какие рассуждения, ни под какие проступки и преступления и ни под какие атеизмы не подходит; тут что-то не то, и вечно будет не то; тут что-то такое, обо что вечно будут скользить атеизмы и вечно будут не про то говорить.

Идея о бессмертии — это сама жизнь, живая жизнь, ее окончательная формула и главный источник истины и правильного сознания для человечества.

… человек ищет не столько Бога, сколько чудес.

Человек:


Люди, люди — самое главное. Люди дороже даже денег.

Без зачатков положительного и прекрасного нельзя выходить человеку в жизнь из детства, без зачатков положительного и прекрасного нельзя пускать поколение в путь.

Дьявол с Богом борется, а поле битвы – сердца людей.

Знание не перерождает человека: оно только изменяет его, но изменяет не в одну всеобщую, казенную форму, а сообразно натуре этого человека.

Ко всему-то подлец человек привыкает!

Потеряв цель и надежду, человек с тоски обращается нередко в чудовище.

Человек в стыде обыкновенно начинает сердиться и наклонен к цинизму.

В самом деле, выражаются иногда про “зверскую” жестокость человека, но это страшно несправедливо и обидно для зверей: зверь никогда не может быть так жесток, как человек, так артистически, так художественно жесток.

Я не хочу и не могу верить, чтобы зло было нормальным состоянием людей.

…очень часто только так кажется, что нет точек общих, а они очень есть… это от лености людской происходит, что люди так промеж собой на глаз сортируются и ничего не могут найти…

Человек он умный, но чтоб умно поступать — одного ума мало.

Дурак, признавший, что он дурак, уже не дурак.

Жизнь общества, народ, свобода:


Мерило народа не то, каков он есть, а то, что он считает прекрасным и истинным.

Высшая и самая характерная черта нашего народа — это чувство справедливости и жажда ее.

Разум, наука и реализм могут создать лишь муравейник, а не социальную гармонию, в которой бы можно было ужиться человеку.
Даром никогда ничего не достанется. Будем трудиться, будем и свое мнение иметь. А так как мы никогда не будем трудиться, то и мнение за нас будут иметь те, кто вместо нас до сих пор работал, то есть все та же Европа, все те же немцы – двухсотлетние учителя наши.

– Как это взглянуть не умею? Есть глаза, и гляди. Не умеешь здесь взглянуть, так и за границей не выучишься.

Если хочешь победить весь мир, победи себя.

В отвлеченной любви к человечеству любишь почти всегда одного себя.

Овладей собою сначала, и увидишь рай… Не безграничная личность, а смирись, подчини себя себе, овладей собою, – что, впрочем, и есть самое сильное проявление личности, и не требуй прав человечества, не то первый позовешь на помощь закон. Да, тем и кончишь. Когда ты первый их не достоин и первый в этом идеальном обществе производишь диссонанс своей злобой и жадностью наслаждений даром, за которые ничем нравственно не хочешь платить.

…общественных гражданских идеалов,.. не связанных органически с идеалами нравственными,.. не существовало никогда, да и не может существовать!

Добро и зло:


Оправдайте, не карайте, но назовите зло злом.

Добрые дела не остаются без награды, и добродетель всегда будет увенчана венцом справедливости Божией, рано ли, поздно ли.

Искренность:

Главное, самому себе не лгите.

Честный человек ничего не должен бояться!

Что ложью началось, то ложью и должно было кончиться; это закон природы.

Сколько зла можно устранить откровенностью!

Нет ничего в мире труднее прямодушия и нет ничего легче лести.

Можно ошибиться в идее, но нельзя ошибиться сердцем и ошибкой стать бессовестным, то есть против своего убеждения.

Страдания и милосердие:

Так, когда мы несчастны, мы сильнее чувствуем несчастие других; чувство не разбивается, а сосредотачивается.

Сострадание есть главнейший и, может быть, единственный закон бытия всего человечества.

Мужество:

Трус тот, кто боится и бежит; а кто боится и не бежит, тот еще не трус.

Все в руках человека, и все-то он мимо носу проносит, единственно от одной трусости. Это уж аксиома. Любопытно, чего люди больше боятся? Нового шага, нового собственного слова они всего больше боятся.

Дети:

Родивший не есть еще отец, а отец есть – родивший и заслуживший.

Знайте же, что ничего нет выше и сильнее, и здоровее, и полезнее впредь для жизни, как хорошее какое-нибудь воспоминание, и особенно вынесенное ещё из детства, из родительского дома… Если много набрать таких воспоминаний с собою в жизнь, то спасён человек на всю жизнь.

Дети в школах народ безжалостный: порознь ангелы Божии, а вместе, особенно в школах, весьма часто безжалостны.

Биография Федора Михайловича Достоевского


Фёдор Михайлович Достоевский родился 30 октября 1821 года в семье главного врача московской Мариинской больницы.
В мае 1837 г. семья будущего писателя переехала в Санкт-Петербург, где с 1838 по 1843 гг. Достоевский учился в Инженерном училище, окончив его в чине подпоручика.
По окончании училища Достоевский решил оставить службу и посвятить себя литературной деятельности.
Первый роман «Бедные люди» (1844—45) принёс писателю успех после публикации в 1846 году.
Тогда же Достоевский вошел в круг литераторов «натуральной школы», где подружился с Н. А. Некрасовым и В. Г. Белинским – идейным вдохновителем движения.
Две последующие повести – «Двойник» (1846) и «Хозяйка» (1847) – вызвали критику Белинского, после чего Достоевский порвал со всем литературным кружком, объединившимся в это время вокруг журнала «Современник».
В последующие два года он создал ряд рассказов и повестей, из которых самыми яркими являются «Белые ночи» (1848) и «Неточка Незванова» (1849).
Тогда же Достоевский вошёл в революционный кружок М. В. Буташевича-Петрашевского и увлёкся социалистическими теориями Фурье. После внезапного ареста петрашевцев Достоевский был приговорён, в числе остальных участников кружка, сначала к «смертной казни расстрелянием», а затем, по «высочайшей амнистии» Николая I, к четырём годам каторжных работ, с последующей отдачей в солдаты.
1850 по 1854 г. Достоевский пробыл на каторге, после чего был зачислен рядовым в пехотный полк, размещённый в Семипалатинске. В 1857 г. его произвели в офицеры и возвратили потомственное дворянство, вместе с правом печататься.
Вернувшись к литературным трудам Достоевский работал сперва в комическом роде, чтобы избежать цензурных нареканий. Так в 1859 году им были созданы две комические «провинциальные» повести – «Дядюшкин сон» и «Село Степанчиково и его обитатели».
За время пребывания в Сибири Достоевский пересмотрел свои взгляды, отказавшись от социалистических идей. В Тобольске, следуя по этапу, Достоевский встретился с жёнами декабристов, которые подарили ему Новый Завет. Это была единственная книга, разрешённая на каторге. С той поры главным жизненным идеалом для Достоевского стал Христос. На каторге, общаясь с народом, Достоевский не только не озлобился, но, наоборот, убедился в необходимости «возврата к народному корню, к узнанию русской души, к признанию духа народного» для всей дворянской интеллигенции.
В 1859 г. Достоевский получил разрешение вернуться в Петербург, где снова занялся литературным творчеством.
Для издаваемого им совместно с братом Михаилом журнала «Время» (1861—63) Достоевский написал роман «Униженные и оскорблённые» (1861) и произведение «Записки из мёртвого дома» (1860—61), где он художественно осмыслил всё увиденное и пережитое на каторге.
В 1864 г.
сле смерти жены и брата Достоевский был вынужден прекратить издание еще журнала «Эпоха», который он издавал также совместно с братом. Тогда же он написал повесть «Записки из подполья», в которой отразил переживание личной трагедии. В этой повести писатель нашел свой стиль и своего героя, характер которого станет затем психологической основой для героев всех его поздних романов.
В 1866 году Достоевский создал два романа – «Игрок» и «Преступление и наказание». После романа «Преступление и наказание» Достоевский стал в первый ряд руских романистов наравне с Л. Н. Толстым, И. А. Гончаровым и И. С. Тургеневым. Вопреки духу эпохи 1860-х гг. Достоевский в своем романе доказывал необходимость веры в Бога через изображение в лице главного героя типичного представителя молодёжи того времени, который, будучи охваченным разрушительными идеями нигилизма, дошел в них до логического конца – отрицания понятий добра и зла, разрешая себе пролитие чужой крови. Но жизнь и христианская природа души привели героя к признанию Божией правды, как ни старался его разум ее отрицать. Этим романом Достоевский утвердил религиозно-философское направление в русской литературе, которое избрали для себя также Л. Н. Толстой, Н. С. Лесков, Ф. И. Тютчев.
В том же году Достоевский познакомился с будущей второй женой – А. Г. Сниткиной, с которой тогда же в 1866 году и обвенчался.
В 1867 г.
стоевский вместе с женой уехал за границу, где в Женеве написал роман «Идиот» (1868—69), изобразив в нем трагедию «положительно прекрасного человека» в условиях современной действительности.
В 1871 г. им был создан антинигилистический роман-памфлет «Бесы» в ответ на нашумевшее преступление, совершённое группой революционеров-анархистов под руководством С. Г. Нечаева. Достоевский увидел в этом злодеянии знамение времени и предвестие надвигающихся социальных катаклизмов. За этот роман Достоевский был назван позже «пророком русской революции».
В 1875 г. Достоевским был написан роман «Подросток», изданный в «Отечественных записках» Н. А. Некрасова.
В 1879-1880 гг. был создан роман «Братья Карамазовы», завершающий великое романное «пятикнижие» Достоевского и отразивший приход писателя к глубокой вере.
В 1880 году на Пушкинских празднествах, проходивших в Москве, Достоевский произнес свою знаменитую речь о Пушкине, которая стала своеобразным завещанием писателя, в котором он говорит о «всечеловечности, всепримиримости» русской души и о великой исторической миссии России – объединении во Христе всех народов Европы.
Умер писатель 28 января (9 февраля) 1881 в Санкт-Петербурге и был погребен на Тихвинском кладбище Александро-Невской лавры.

Читайте также:

Достоевский в “канонизации” не нуждается

Достоевский. Перезагрузка

Источник: foma.ru


Цитата сообщения Полковник_Баранец Философия Достоевского (цитаты и афоризмы)

 

Цитаты и Афоризмы / Фёдор Михайлович Достоевский
Фёдор Михайлович Достоевский (30 октября (11 ноября) 1821, Москва, Российская империя — 28 января (9 февраля) 1881, Санкт-Петербург, Российская империя) — один из самых значительных русских писателей и мыслителей. Отец, Михаил Андреевич, работал в госпитале для бедных. Мать, Мария Фёдоровна (в девичестве Нечаева), происходила из купеческого рода. В России сложилась давняя традиция того, что философия по-настоящему была представлена только в литературных произведениях наших писателей — Лермонтова, Гоголя, Чехова, Толстого и, конечно, Достоевского. Философию Достоевского нельзя сводить только к православным рассуждениям о Боге, «слезе ребенка», рассуждениям «все позволено» и др. Как показал Ноговицын О. М. в своей работе, Достоевский является самым ярким представителем «онтологической», «рефлексивной» поэтики, которая в отличие от традиционной, описательной поэтики, оставляет персонаж в некотором смысле свободным в своих отношениях с текстом, который его описывает (то есть для него миром), что проявляется в том, что он осознает свое с ним отношение и действует исходя из него. Отсюда вся парадоксальность, противоречивость и непоследовательность персонажей Достоевского.
ли в традиционной поэтике персонаж остается всегда во власти автора, всегда захвачен происходящими с ним событиями (захвачен текстом), то есть остается всецело описательным, всецело включенным в текст, всецело понятным, подчиненным причинам и следствиям, движению повествования, то в онтологической поэтике мы впервые сталкиваемся с персонажем, который пытается сопротивляться текстуальным стихиям, своей подвластности тексту, пытаясь его «переписать». При таком подходе писательство есть не описание персонажа в многообразных ситуациях и положениях его в мире, а сопереживание его трагедии — его своевольном нежелания принять текст (мир), в его неизбывной избыточности по отношению к нему, потенциальной бесконечности. Впервые на такое особое отношение Достоевского к своим персонажам обратил внимание Бахтин М. М..

Цитаты и aфоризмы

А между тем, мне иногда входила в голову фантазия: ну что, если б это не евреев было в России три миллиона, а русских; а евреев было бы 80 миллионов ну, во что обратились бы у них русские и как бы они их третировали? Дали бы они им сравняться с собою в правах? Дали бы им молиться среди них свободно? Не обратили ли бы прямо в рабов? Хуже того: не содрали ли бы кожу совсем! Не избили ли бы до тла, до окончательного истребления, как делывали они с чужими народностями в старину, в древнюю свою историю? Нет-с, уверяю вас, что в русском народе нет предвзятой ненависти к еврею, а есть, может быть, несимпатия к нему, особенно по местам и даже может быть, очень сильная. О, без этого нельзя, это есть, но происходит это вовсе не от того, что он еврей, не из племенной, не из религиозной какой-нибудь ненависти, а происходит это от иных причин, в которых виноват уже не коренной народ, а сам еврей.


Атеист не может быть русским, атеист тотчас же перестаёт быть русским.

Бедность — не порок.

Без великодушных идей человечество жить не может.

Без детей нельзя было бы так любить человечество.

Без идеалов, то есть без определенных хоть сколько-нибудь желаний лучшего, никогда не может получиться никакой хорошей действительности.

Богатство, грубость наслаждений порождают лень, а лень порождает рабов.

Был ведь человек умнейший и даровитейший, человек, так сказать, даже науки, хотя, впрочем, в науке… ну, одним словом, в науке он сделал не так много, и, кажется, совсем ничего. Но ведь с людьми науки у нас на Руси это сплошь да рядом случается.

Бытие есть только тогда, когда ему грозит небытие, бытие только тогда и начинает быть, когда ему грозит небытие.

В Америку собираться, да дождя бояться?!

В истинно любящем сердце или ревность убивает любовь, или любовь убивает ревность. Совершенно противоположное бывает со страстью.

В отвлеченной любви к человечеству любишь почти всегда одного себя.

В том-то и признак настоящего искусства, что оно всегда современно, насущно-полезно.

Великодушное сердце может полюбить из жалости….

Веселость человека — это выдающаяся черта человека.

Вино скотинит и зверит человека, ожесточает его и отвлекает от светлых мыслей, тупит его.

Влюбиться, еще не значит любить… Влюбиться можно и ненавидя.

Возбуждение сострадания к осмеянному и не знающему себе цены прекрасному и есть тайна юмора.

Волшебство занимательности должно помогать, а не мешать.

Вопрос не в том, являются приведения или нет, а в том, есть ли они вообще.

Время есть отношение бытия к небытию.

Вся вторая половина человеческой жизни составляется обыкновенно из одних только накопленных в первую половину привычек.

Вся эта заграница — только одна фантазия. И все мы за границей — только фантазия.

Высшая и самая характерная черта нашего народа — это чувство справедливости и жажда ее.

Высшая идея на земле лишь одна, и именно идея о бессмертии души человеческой, ибо все остальные "высшие" идеи жизни, которыми может быть жив человек, лишь из одной её вытекают.

Главное в человеке — это не ум, а то, что им управляет: характер, сердце, добрые чувства, передовые идеи.

Главное, самому себе не лгите.

Гуманность есть только привычка, плод цивилизации. Она может совершенно исчезнуть.

Да будут прокляты эти интересы цивилизации, и даже самая цивилизация, если для сохранения ее необходимо сдирать с людей кожу.

Деньги — это чеканная свобода.

Для настоящего русского Европа и удел всего великого арийского племени так же дороги, как и сама Россия, как и удел своей родной земли.

Друг мой, любить людей так, как они есть, невозможно. И, однако же, должно. И поэтому делай им добро, скрипя свои чувства, зажимая нос и закрывая глаза.

Дурак, сознавшийся, что он дурак, есть уже не дурак.

Дурной признак, когда перестают понимать иронию, аллегорию, шутку.

Если кто погубит Россию, то это будут не коммунисты, не анархисты, а проклятые либералы.

Если принимать все чужое так к сердцу и если так сильно всему сочувствовать, то право, есть от чего быть несчастнейшим человеком.

Если ты направляешься к цели и станешь дорогою останавливаться, чтобы швырять камнями во всякую лающую на тебя собаку, то никогда не дойдешь до цели.

Если хочешь победить весь мир, победи самого себя.

Есть минуты, когда люди любят преступления.

Есть три рода подлецов на свете: подлецы наивные, то есть убежденные, что их подлость есть высочайшее благородство, подлецы, стыдящиеся собственной подлости при непременном намерении все-таки ее докончить, и, наконец, просто подлецы, чистокровные подлецы.

Есть три силы, единственные три силы на земле, могущие навеки победить и пленить совесть людей, этих слабосильных бунтовщиков, для их счастья, — эти силы: чудо, тайна и авторитет. Ты отверг и то, и другое, и третье и сам подал пример тому. Или Ты забыл, что спокойствие и даже смерть человеку дороже свободного выбора в познании добра и зла? Но овладевает свободой людей лишь тот, кто обольстит их совесть. Ты возжелал свободной любви человека — свободным сердцем должен был человек решать впредь сам, что добро и что зло, имея лишь в руководстве Твой образ перед собою, — но неужели Ты не подумал, что он отвергнет и оспорит даже Твой образ и Твою правду, если его угнетут таким страшным бременем, как свобода выбора?

Женщины — наша большая надежда, может быть, послужат всей России в самую роковую минуту.

Жизнь задыхается без цели.

Знание не перерождает человека: оно только изменяет его, но изменяет не в одну всеобщую, казенную форму, а сообразно натуре этого человека.

И почему вы так твёрдо, так торжественно уверены, что только одно благоденствие человеку выгодно? Ведь, может быть, он ровно настолько же любит страдание?.. Человек любит созидать и дороги прокладывать. Но отчего же он до страсти любит тоже разрушение и хаос? Вот это скажите-ка!.. А между тем я уверен, что человек от настоящего страдания, то есть от разрушения и хаоса, никогда не откажется.

Идея о бессмертии — это сама жизнь, живая жизнь, ее окончательная формула и главный источник истины я правильного сознания для человечества.

Иного выгоднее иметь в числе врагов, чем в числе друзей.

Искусство есть такая потребность для человека, как есть и пить. Потребность красоты и творчества, воплощающего ее, — неразлучна с человеком, и без нее человек, может быть, не захотел бы жить на свете.

Исчезает честь — остается формула чести, что равносильно смерти чести.

К сожалению, правда почти всегда бывает не остроумна.

Каждый человек несет ответственность перед всеми людьми за всех людей и за все.

Как бы ни была груба лесть, в ней непременно по крайней мере половина кажется правдою.

Как хороша жизнь, когда что-нибудь сделаешь хорошее и правдивое.

Ко всему-то подлец-человек привыкает!

Красота спасет мир.

Кто легко склонен терять уважение к другим, тот прежде всего не уважает себя.

Кто не любит природы, тот не любит человека, тот не гражданин.

Кто победит боль и страх, тот сам станет Бог.

Кто хочет приносить пользу, тот и с буквально связанными руками может сделать бездну добра.

Лгут только одни негодяи.

Лишь трудом и борьбой достигается самобытность и чувство собственного достоинства.

Лишь усвоив в возможном совершенстве первоначальный материал, то есть родной язык, мы в состоянии будем в возможном же совершенстве усвоить и язык иностранный, но не прежде.

Любовь немыслима без самопожертвования.

Любовь столь всесильна, что перерождает и нас самих.

Люди, люди — самое главное. Люди дороже даже денег.

Мерило народа не то, каков он есть, а то, что считает прекрасным и истинным, по чем воздыхает.

Милостыня развращает и подающего и берущего, и сверх того не достигает цели, потому что только усиливает нищенство.

Мистические идеи любят преследование, они им создаются.

Много людей честных благодаря тому, что дураки.

Может быть, что вся-то цель на земле, к которой человечество стремится, только и заключается в одной только беспрерывности процесса достижения, иначе сказать, самой жизни.

Мы не должны превозноситься над детьми, мы их хуже. И если мы их учим чему-нибудь, чтоб сделать их лучше, то и они нас делают лучше нашим соприкосновением с ними.

На то и ум, чтобы достичь того, чего хочешь.

Надо быть действительно великим человеком, чтобы суметь устоять даже против здравого смысла.

Надо любить жизнь больше, чем смысл жизни.

Настоящая правда всегда неправдоподобна… Чтобы сделать правду правдоподобнее, нужно непременно подмешать к ней лжи. Люди всегда так и поступали.

Не вы съели идею, а вас съела идея.

Не сильные лучшие, а честные. Честь и собственное достоинство — сильнее всего.

Нельзя любить то, чего не знаешь!

Неправдой свет пройдешь, да назад не воротишься.

Несчастье — заразительная болезнь. Несчастным и бедным нужно сторониться друг друга, чтобы еще более не заразиться.

Нет выше идеи, как пожертвовать собственной жизнью, отстаивая своих братьев и свое отечество…

Нет ничего в мире труднее прямодушия и нет ничего легче лести.

Нет счастья в бездействии.

Нет счастья в комфорте, покупается счастье страданием.

Нет такой идеи, такого факта, которого бы нельзя было опошлить и представить в смешном виде.

Неужели и тут не дадут и не позволят русскому организму развиться национально, своей органической силой, а непременно безлично, лакейски подражая Европе? Да куда же девать тогда русский-то организм? Понимают ли эти господа, что такое организм? Отрыв, «отщепенство» от своей страны приводит к ненависти, эти люди ненавидят Россию, так сказать, натурально, физически: за климат, за поля, за леса, за порядки, за освобождение мужика, за русскую историю, одним словом, за всё, за всё ненавидят.

Ничему не удивляться есть, разумеется, признак глупости, а не ума.

Но что же мне делать, если я наверное знаю, что в основании всех человеческих добродетелей лежит глубочайший эгоизм. И чем добродетельнее дело — тем более тут эгоизма. Люби самого себя — вот одно правило, которое я признаю. Жизнь — коммерческая сделка…

Нужно быть поистине великим человеком, чтобы суметь устоять даже против здравого смысла.

Ограниченному обыкновенному человеку нет, например, ничего легче, как вообразить себя человеком необыкновенным и оригинальным и усладиться тем без всяких колебаний.

Он был ласков с теми, которым делал добро, и особенно с теми, кому делал добрее.

Описание цветка с любовью к природе гораздо более заключает в себе гражданского чувства, чем обличение взяточников, ибо тут соприкосновение с природой, с любовью к природе.

Оправдайте, не карайте, но назовите зло злом.

Основная идея всегда должна быть недосягаемо выше, чем возможность ее исполнения.

Писатель, произведения которого не имели успеха, легко становится желчным критиком: так слабое и безвкусное вино может стать превосходным уксусом.

Подозревать дурное прежде хорошего — черта несчастная, свойственная сухому сердцу.

Похвала всегда целомудренна.

При неудаче все кажется глупо!

Пробить сердце. Вот глубокое рассуждение: ибо что такое "пробить сердце"? — Привить нравственность, жажду нравственности.

Родивший не есть ещё отец, а отец есть — родивший и заслуживший.

Россия есть игра природы, а не ума.

Русскому Европа так же драгоценна, как Россия; каждый камень в ней мил и дорог… О, русским дороги эти старые чужие камни, эти чудеса старого божьего мира, эти осколки святых чудес; и даже это нам дороже, чем им самим!

Самые серьезные проблемы современного человека происходят от того, что он утратил чувство осмысленного сотрудничества с Богом в Его намерении относительно человечества.

Самый забитый, последний человек есть тоже человек и называется брат мой.

Свобода не в том, чтоб не сдерживать себя, а в том, чтоб владеть собой.

Сила не нуждается в ругательствах.

Сострадание есть высочайшая форма человеческого существования.

Старое всегда лучше кажется.

Стоило некоторым из наших барышень остричь себе волосы, надеть синие очки и наименоваться нигилистками, чтобы тотчас же удивиться, что, надев очки, они неприменно стали иметь свои собственные «убеждения».

Страдание и боль всегда обязательны для широкого сознания и глубокого сердца. Истинно великие люди… должны ощущать на свете великую грусть.

Страданием своим русский народ как бы наслаждается.

Счастье не в счастье, а лишь в его достижении.

Тем-то и сильна великая нравственная мысль, тем-то и единит она людей в крепчайший союз, что измеряется она не немедленной пользой, а стремит их в будущее, к целям вековечным, к радости…

Тот, кто желает увидеть живого Бога, пусть ищет его не на пустом небосводе собственного разума, но в человеческой любви.

У женщины, например, бывает иногда потребность чувствовать себя несчастною, обиженною, хотя бы не было ни обид, ни несчастий.

У нас, у русских, две Родины — наша Россия и Европа.

Умная жена и ревнивая жена — два предмета разные.

Учитесь и читайте. Читайте книги серьезные. Жизнь сделает остальное.

Фантазия есть природная сила в человеке… Не давая ей утоления, или умертвишь ее, или, обратно, — дашь ей развиться, именно чрезмерно (что и вредно)…

Фантастическое составляет сущность действительности.

Хорошо смеется человек — значит, хороший человек.

Человек — целый мир, было бы только основное побуждение в нем благородно.

Человек — это тайна. Ее нужно отгадать. Я занимаюсь этой тайной, потому что хочу быть человеком.

Человек в стыде обыкновенно начинает сердиться и наклонен к цинизму.

Человек всю жизнь не живет, а сочиняет себя, самосочиняется.

Человек есть существо, ко всему привыкающее, и, я думаю, это самое лучшее определение человека.

Человек любит считать свои беды, но не считает радостей.

Человек наиболее живет в то время, когда он чего-нибудь ищет.

Человеку кроме счастья так же точно и совершенно во столько же необходимо и несчастье!

Чем более мы будем национальны, тем более мы будем европейцами (всечеловеками).

Чем соедините вы людей для достижения ваших гражданских целей, если нет у вас основы в первоначальной великой идее нравственной?

Честный и чувствительный человек откровенничает, а деловой человек слушает да ест, а потом и съест.

Что уму представляется позором, то сердцу сплошь красотой.

Чтобы любить в простоте, надо знать, как проявить любовь.

Чтобы умно поступать, одного ума — мало.

Эгоисты капризны и трусливы перед долгом: в них вечное трусливое отвращение связать себя каким-нибудь долгом.

Юмор есть остроумие глубокого чувства.

Я крепко убежден, что не только очень много сознания , но даже и всякое сознание — болезнь.

Я не хочу и не могу верить, чтобы зло было нормальным состоянием людей.

Я перед ним виноват, следовательно, я должен ему отомстить.

Я представить не могу положения, чтоб когда-нибудь было нечего делать.

Источник: www.liveinternet.ru

 

el26

Всемирно известные цитаты Федора Достоевского

 

Преступление и наказание


Истинно великие люди, мне кажется, должны ощущать на свете великую грусть.
Родион Раскольников

При неудаче всё кажется глупо!
Родион Раскольников

Смогу ли я переступить или не смогу! Осмелюсь ли нагнуться и взять или нет? Тварь ли я дрожащая или право имею!
Родион Раскольников

У всякого свои шаги.
Родион Раскольников

Станьте солнцем, вас все и увидят.
Порфирий Петрович

Знаете ли, до какой степени одурманения может иногда полюбить женщина?
Аркадий Иванович Свидригайлов

Бывают иные встречи, совершенно даже с незнакомыми нам людьми, которыми мы начинаем интересоваться с первого взгляда, как-то вдруг, внезапно, прежде чем скажем слово.
Родион Раскольников

Изо ста кроликов никогда не составится лошадь, изо ста подозрений никогда не составится доказательства.
Порфирий Петрович

Ко всему-то подлец-человек привыкает!
Родион Раскольников

Если б возможно было уйти куда-нибудь в эту минуту и остаться совсем одному, хотя бы на всю жизнь. То он почёл бы себя счастливым.
Родион Раскольников

А знаешь ли… что низкие потолки и тесные комнаты душу и ум теснят.
Родион Раскольников

Нет ничего в мире труднее прямодушия, и нет ничего легче лести.

Человек он умный, но чтоб умно поступать — одного ума мало.

Русские люди вообще широкие люди.. широкие, как их земля, и чрезвычайно склонны к фантастическому, к беспорядочному; но беда быть широким без особенной гениальности.
Аркадий Иванович Свидригайлов

Во всем есть черта, за которую перейти опасно; ибо, раз переступив, воротиться назад невозможно.
Петр Петрович Лужин

 

Подросток


— Друг мой, вспомни, что молчать хорошо, безопасно и красиво.
— Красиво?
— Конечно. Молчание всегда красиво, а молчаливый всегда красивее говорящего.
Андрей Петрович Версилов

Мысль не пошла в слова. Это благородное страдание, мой друг, и дается лишь избранным; дурак всегда доволен тем, что сказал, и к тому же всегда выскажет больше, чем нужно; про запас они любят.
Андрей Петрович Версилов

Общие принципы только в головах, а в жизни одни только частные случаи.
Аркадий Макарович Долгорукий

Было то, что всегда бывает: кого больше любишь, того первого и оскорбляешь.
Аркадий Макарович Долгорукий

Пусть я не достигну ничего, пусть расчёт неверен, пусть лопну и провалюсь, все равно — я иду. Иду потому, что так хочу.
Аркадий Макарович Долгорукий

… Я с товарищами был на ты, но ни с кем почти не был товарищем, я сделал себе угол и жил в углу.
Аркадий Макарович Долгорукий

…Русские женщины дурнеют быстро, красота их только мелькнет, и, право, это не от одних только этнографических особенностей типа, а и оттого еще, что они умеют любить беззаветно. Русская женщина все разом отдает, коль полюбит, — и мгновенье, и судьбу, и настоящее, и будущее: экономничать не умеют, про запас не прячут, и красота их быстро уходит в того, кого любят.
Андрей Петрович Версилов

Вообще же, ничего не делать всего лучше; по крайней мере спокоен совестью, что ни в чем не участвовал.
Андрей Петрович Версилов

Как могло случиться, что в такое короткое время вышло такое ужасное расстояние!
Аркадий Макарович Долгорукий

Исключения, беспрерывно повторяющиеся, обращаются в общее правило.
Стебельков

Деньги, конечно, есть деспотическое могущество, но в то же время и высочайшее равенство, и в этом вся главная их сила: Деньги сравнивают все неравенства.
… Деньги — это единственный путь, который приводит на первое место даже ничтожество.
Аркадий Макарович Долгорукий

— Ну, cher enfant, не от всякого можно обидеться. Я ценю больше всего в людях остроумие, которое видимо исчезает, а что там Александра Петровна скажет — разве может считаться?
— Как, как вы сказали? — привязался я, — не от всякого можно… именно так! Не всякий стоит, чтобы на него обращать внимание, — превосходное правило! Именно я в нем нуждаюсь. Я это запишу.
Аркадий Макарович Долгорукий князь Сокольский

Поверь, жизнь всякой женщины, что бы она там ни проповедовала, это — вечное искание, кому бы подчиниться… так сказать, жажда подчиниться. И заметь себе — без единого исключения.
князь Сокольский

…Женщины небольшие мастерицы в оценке мужских умов, если человек им нравится, и парадоксы с удовольствием принимают за строгие выводы, если те согласны с их собственными желаниями.
Аркадий Макарович Долгорукий

 

Братья Карамазовы


…Человек ищет не столько бога, сколько чудес.

Другой никогда не может узнать, до какой степени я страдаю, потому что он другой, а не я.

Русский весьма часто смеется там, где надо плакать.

Влюбиться — не значит любить: влюбиться можно и ненавидя.
Дмитрий Федорович Карамазов

А ты ни за что люби.

Может быть, ты будешь её вечно любить, но, может быть, не будешь с нею всегда счастлив…
Алексей Федорович Карамазов

Ужасно то, что красота есть не только страшная, но и таинственная вещь. Тут дьявол с Богом борется, а поле битвы — сердца людей.

Все настоящие русские люди — философы…
Дмитрий Федорович Карамазов

Любовью все покупается, все спасается… Любовь такое бесценное сокровище, что на нее весь мир купить можешь, и не только свои, но и чужие еще грехи выкупишь.

Взять ли силою или смиренною любовью? Всегда решай — возьму смиренною любовью. Решишься так раз и навсегда и весь мир покорить возможешь.
старец Зосима

 

Идиот


Пройдите мимо нас и простите нам наше счастье.

В последнее время и он меня мучил: всё это было натурально, люди и созданы, чтобы друг друга мучить.
Ипполит

Вы краснеете, это черта прекрасного сердца

Закон саморазрушения и закон самосохранения одинаково сильны в человечестве!

Красота спасет мир.

Заметьте себе, милый князь, что нет ничего обиднее человеку нашего времени и племени, как сказать ему, что он не оригинален, слаб характером, без особых талантов и человек обыкновенный.
Гаврила Ардалионович Иволгин

Трус тот, кто боится и бежит; а кто боится и не бежит, тот ещё не трус.
князь Мышкин

Дура с сердцем и без ума такая же несчастная дура, как и дура с умом и без сердца.
Лизавета Прокофьевна Епанчина

А ведь главная, самая сильная боль, может, не в ранах.
князь Мышкин

Я хочу хоть с одним человеком обо всём говорить как с собой.
Аглая Ивановна Епанчина

Он и не ожидал, что у него с такою болью будет биться сердце.
князь Мышкин

Знаешь ли, что женщина способна замучить человека жестокостями и насмешками и ни разу угрызения совести не почувствует, потому что про себя каждый раз будет думать, смотря на тебя: «Вот теперь я его измучаю до смерти, да зато потом ему любовью моей наверстаю…»
князь Мышкин

… Что ложью началось, то ложью и должно было кончиться; это закон природы.
Евгений Павлович

Совершенство нельзя ведь любить; на совершенство можно только смотреть как на совершенство, не так ли?

… Есть люди, которых почему-то приятно видеть подле себя в иную тяжелую минуту.

Большие не знают, что ребенок даже в самом трудном деле может дать чрезвычайно важный совет.
князь Мышкин

Подлецы любят честных людей…
Гаврила Ардалионович Иволгин

Есть женщины, которые годятся только в любовницы и больше ни во что.
Гаврила Ардалионович Иволгин

Сострадание есть главный и, может быть, единственный закон бытия всего человечества.

Если б я имел власть не родиться, то наверно не принял бы существования на таких насмешливых условиях.
Ипполит Терентьев

 

Бесы


Человек несчастлив потому, что не знает, что он счастлив; только потому. Это все, все! Кто узнает, тотчас сейчас станет счастлив, сию минуту.
Кириллов

Россия есть игра природы, а не ума.

…Не вы съели идею, а вас съела идея.
Петр Степанович Верховенский

Молчать — большой талант.
Петр Степанович Верховенский

Есть вещи, о которых не только нельзя умно говорить, но о которых и начинать-то говорить неумно.
Петр Степанович Верховенский

…Вся вторая половина человеческой жизни составляется обыкновенно из одних только накопленных в первую половину привычек.
Николай Всеволодович Ставрогин

Мысль великая, но исповедующие не всегда великаны.
Степан Трофимович Верховенский

Нельзя любить то, чего не знаешь!
Иван Павлович Шатов

 

Униженные и оскорблённые


Ты не понял всего. Будь счастлив с кем хочешь. Не могу же я требовать у твоего сердца больше, чем оно может мне дать…
Наташа

…Как будто на душе прояснеет, как будто вздрогнешь или кто-то подтолкнет тебя локтем. Новый взгляд, новые мысли… Удивительно, что может сделать один луч солнца с душой человека!
Иван Петрович

Коли ты хочешь, чтобы тебя уважали, во-первых и главное — уважай сам себя.
Алёша

… В тесной квартире даже и мыслям тесно.
Иван Петрович

В основании всех человеческих добродетелей лежит глубочайший эгоизм.
Князь

 

Записки из Мёртвого дома


Высшая и самая характерная черта нашего народа — это чувство справедливости и жажда ее.

Может быть, я ошибаюсь, но мне кажется, что по смеху можно узнать человека, и если вам с первой встречи приятен смех кого-нибудь из совершенно незнакомых людей, то смело говорите, что это человек хороший.
Александр Петрович Горянчиков

 

Село Степанчиково и его обитатели


Хорошее время не с неба падает, а мы его делаем…
Фома Фомич Опискин

Низкая душа, выйдя из-под гнёта, сама гнетёт.

Я верю, что науки, искусства… ваяние, например… ну, словом, все эти высокие идеи имеют, так сказать, свою о-ба-я-тельную сторону, но они не заменят дам!.. Женщины, женщины, молодой человек, формируют вас, и потому без них невозможно, невозможно, молодой человек, не-воз-можно!
Анфиса Петровна

 

Разное


В том-то и признак настоящего искусства, что оно всегда современно.

Надо любить жизнь больше, чем смысл жизни.

Очень немного требуется, чтобы уничтожить человека: стоит лишь убедить его в том, что дело, которым он занимается, никому не нужно.

Кто хочет приносить пользу, тот даже со связанными руками может сделать много добра.

Никто не сделает первый шаг, потому что каждый думает, что это не взаимно.

В истинно любящем сердце или ревность убивает любовь, или любовь убивает ревность.

Счастье не в счастье, а лишь в его достижении.

 

 

Источник: intelife.ru

Если же злодейство людей возмутит тебя негодованием и скорбью уже необоримою, даже до желания отомщения злодеям, то более всего страшись сего чувства; тотчас же иди и ищи себе мук так, как бы сам был виновен в сем злодействе людей. Приими сии муки и вытерпи, и утолится сердце твое, и поймешь, что и сам виновен, ибо мог светить злодеям даже как единый безгрешный и не светил. Если бы светил, то светом своим озарил бы и другим путь, и тот, который совершил злодейство, может быть, не совершил бы его при свете твоем. И даже если ты и светил, но увидишь, что не спасаются люди даже и при свете твоем, то пребудь тверд и не усомнись в силе света небесного; верь тому, что если теперь не спаслись, то потом спасутся. А не спасутся и потом, то сыны их спасутся, ибо не умрет свет твой, хотя бы и ты уже умер. Праведник отходит, а свет его остается. Спасаются же и всегда по смерти спасающего. Не принимает род людской пророков своих и избивает их, но любят люди мучеников своих и чтят тех, коих замучили. Ты же для целого работаешь, для грядущего делаешь. Награды же никогда не ищи, ибо и без того уже велика тебе награда на сей земле: духовная радость твоя, которую лишь праведный обретает. Не бойся ни знатных, ни сильных, но будь премудр и всегда благолепен. Знай меру, знай сроки, научись сему. В уединении же оставаясь, молись. Люби повергаться на землю и лобызать ее. Землю целуй и неустанно, ненасытимо люби, всех люби, все люби, ищи восторга и исступления сего. Омочи землю слезами радости твоея и люби сии слезы твои. Исступления же сего не стыдись, дорожи им, ибо есть дар Божий, великий, да и не многим дается, а избранным.

Отцы и учители, мыслю: «Что есть ад?» Рассуждаю так: «Страдание о том, что нельзя уже более любить».

Горе самим истребившим себя на земле, горе самоубийцам! Мыслю, что уже несчастнее сих и не может быть никого.

Единому от иноков стала сниться, а под конец и наяву представляться нечистая сила. Когда же он, в величайшем страхе, открыл сие старцу, тот посоветовал ему непрерывную молитву и усиленный пост.

Я против Бога моего не бунтуюсь, я только «мира его не принимаю.

А ты ни за что люби.

Кто любит людей, тот и радость их любит… Без радости жить нельзя.

Все, что истинно и прекрасно, всегда полно всепрощения.

Господа присяжные заседатели, – начал обвинитель, – настоящее дело прогремело по всей России. Но чему бы, кажется, удивляться, чего так особенно ужасаться? Нам-то, нам-то особенно? Ведь мы такие привычные ко всему этому люди! В том и ужас наш, что такие мрачные дела почти перестали для нас быть ужасными! Вот чему надо ужасаться, привычке нашей, а не единичному злодеянию того или другого индивидуума. Где же причины нашего равнодушия, нашего чуть тепленького отношения к таким делам, к таким знамениям времени, пророчествующим нам незавидную будущность? В цинизме ли нашем, в раннем ли истощении ума и воображения столь молодого еще нашего общества, но столь безвременно одряхлевшего? В расшатанных ли до основания нравственных началах наших или в том, наконец, что этих нравственных начал, может быть, у нас совсем даже и не имеется? Не разрешаю эти вопросы, тем не менее они мучительны, и всякий гражданин не то что должен, а обязан страдать ими.

О, и мы бываем хороши и прекрасны, но только тогда, когда нам самим хорошо и прекрасно. Напротив, мы даже обуреваемы – именно обуреваемы – благороднейшими идеалами, но только с тем условием, чтоб они достигались сами собою, упадали бы к нам на стол с неба и, главное, чтобы даром, даром, чтобы за них ничего не платить. Платить мы ужасно не любим, зато получать очень любим, и это во всем. О, дайте, дайте нам всевозможные блага жизни (именно всевозможные, дешевле не помиримся) и особенно не препятствуйте нашему нраву ни в чем, и тогда и мы докажем, что можем быть хороши и прекрасны. Мы не жадны, нет, но, однако же, подавайте нам денег, больше, больше, как можно больше денег, и вы увидите, как великодушно, с каким презрением к презренному металлу мы разбросаем их в одну ночь в безудержном кутеже.

Но ведь психология, господа, хоть и глубокая вещь, а все-таки похожа на палку о двух концах (смешок в публике). … Вот, стало быть, другая уж психология. Я ведь нарочно, господа присяжные, прибегнул теперь сам к психологии, чтобы наглядно показать, что из нее можно вывесть все что угодно. Все дело, в каких она руках.

«Отцы, не огорчайте детей своих!» Да исполним прежде сами завет Христов и тогда только разрешим себе спрашивать и с детей наших. Иначе мы не отцы, а враги детям нашим, а они не дети наши, а враги нам, и мы сами себе сделали их врагами! «В ню же меру мерите, возмерится и вам» – это не я уже говорю, это Евангелие предписывает: мерить в ту меру, в которую и вам меряют. Как же винить детей, если они нам меряют в нашу меру? … Пусть сын станет пред отцом своим и осмысленно спросит его самого: „Отец, скажи мне: для чего я должен любить тебя? Отец, докажи мне, что я должен любить тебя?“ – и если этот отец в силах и в состоянии будет ответить и доказать ему, – то вот и настоящая нормальная семья, не на предрассудке лишь мистическом утверждающаяся, а на основаниях разумных, самоотчетных и строго гуманных. В противном случае, если не докажет отец, – конец тотчас же этой семье: он не отец ему, а сын получает свободу и право впредь считать отца своего за чужого себе и даже врагом своим.

Есть души, которые в ограниченности своей обвиняют весь свет. Но подавите эту душу милосердием, окажите ей любовь, и она проклянет свое дело, ибо в ней столько добрых зачатков. Душа расширится и узрит, как Бог милосерд и как люди прекрасны и справедливы.

Лучше отпустить десять виновных, чем наказать одного невинного.

Знайте же, что ничего нет выше, и сильнее, и здоровее, и полезнее впредь для жизни, как хорошее какое-нибудь воспоминание, и особенно вынесенное еще из детства, из родительского дома. Вам много говорят про воспитание ваше, а вот какое-нибудь этакое прекрасное, святое воспоминание, сохраненное с детства, может быть, самое лучшее воспитание и есть. Если много набрать таких воспоминаний с собою в жизнь, то спасен человек на всю жизнь. И даже если и одно только хорошее воспоминание при нас останется в нашем сердце, то и то может послужить когда-нибудь нам во спасение.

Ах, деточки, ах, милые друзья, не бойтесь жизни! Как хороша жизнь, когда что-нибудь сделаешь хорошее и правдивое!

Источник: anchiktigra.livejournal.com


You May Also Like

About the Author: admind

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.