Любящая дочь


Содержание:

  • Что вы думали о себе — и может быть, думаете и сейчас
  • Какие черты характера мешают жить тем, кого не любили в детстве

Плохие отношения с матерью у взрослых дочерей — не редкость. Желание держаться от матери подальше и общаться как можно реже обычно вызывает осуждение окружающих: ты должна, она же твоя мать. «Нет, не должна», — считает автор книги «Нелюбимая дочь». Если вас не любили в детстве, вы несете во взрослую жизнь столько разрушительных моделей поведения, что надо сначала разобраться со своим психологическим состоянием.

Неуверенность в себе, низкая самооценка

Что вы думали о себе — и может быть, думаете и сейчас

В детстве нелюбимая дочь обычно приходит к определенным выводам, неверным, но влияющим на ее самовосприятие и переживания. Какие из этих мыслей и чувств присутствовали у вас в детские и последующие годы?


Я не заслуживаю любви. Нелюбимая дочь безуспешно пытается найти способы завоевать материнскую любовь, с одной стороны, и объяснить ее отсутствие, с другой. Первое объяснение, к которому приходит большинство детей, — что они не достойны любви — приводит их в ужас и лишает веры в себя. Избавиться от этой мысли — одна из главных задач на пути к исцелению, поскольку она глубоко укоренилась в личности и лежит в основе страхов и сомнений даже во взрослые годы.

Я одинока. Почти каждая несчастная дочь считает — и не только в детстве, что она единственная нелюбимая девочка на свете. Ребенком она боится кому-нибудь в этом признаться: ей кажется, что она испорчена, ужасна и чем меньше людей будет знать об этом, тем лучше. В подростковые годы потребность поделиться проблемой блокируется стремлением быть как все; она хочет казаться одной из тех счастливиц, которых мамы берут с собой за покупками и осыпают воздушными поцелуями из окна машины.

Во взрослой жизни лишь немногие поймут ее историю в силу культурного мифа о безусловности материнской любви. Ее ждут отклики вроде «теперь-то у тебя все в порядке» или «ты преувеличиваешь», что лишь усугубляет ее одиночество. Размер семьи, судя по всему, не имеет значения: единственный ребенок не более одинок, чем тот, кто имеет братьев и сестер, к которым мать относится иначе.


Я сама виновата. Перекладывание вины — это форма злоупотребления властью, характерная для сверхкритичных и враждебных нелюбящих матерей («Ты невозможная, с тобой нет никакого сладу, неудивительно, что я видеть тебя не могу!»), причем дочери трансформируют эту вину в чрезмерную самокритичность. Усвоение перекладывающих вину утверждений («Ты гадкая девчонка, никто не станет с тобой дружить») или экстраполяция действий и языка тела («Мамочка кричит на меня, потому что я плохая») оказываются тяжким грузом для юной личности и в большинстве случаев источником неверия в себя и даже ненависти к себе.

Я, наверное, ненормальная. В позднем детском и подростковом возрасте дочь может более отчетливо воспринимать и понимать характер отношений с матерью. Но любая попытка усомниться в матери отбрасывается, отрицается или высмеивается, и часто девочка — как и я в семь или восемь лет — приходит к выводу, что они с матерью стоят на кардинально разных позициях и что кто-то из них двоих не прав — хуже того, «спятил».

Я ничья, и у меня нет своего места в этом мире. Нелюбящая мать отнимает у дочери чувство сопричастности. Если вы не любимы человеком, который привел вас в этот мир, и не являетесь частью семьи в подлинном смысле слова, с кем вы вообще связаны и к чему принадлежите? Самоощущение «лишней», аутсайдера преследует многих нелюбимых дочерей, особенно тех, кто становится «козлом отпущения» или объектом травли со стороны других детей в семье.


Многие дочери, воспитанные агрессивными матерями — воинственными или сверхкритичными, считают, что цена принадлежности слишком высока и, возможно, дело того не стоит.

Жертвы отвергающей или ненадежной матери могут вообще нигде не чувствовать себя в безопасности. Многие нелюбимые дочери тратят всю жизнь на то, чтобы обрести чувство сопричастности.

Отношения с матерью

Какие черты характера мешают жить тем, кого не любили в детстве

Возможно, вашим сегодняшним взаимоотношениям с людьми вредят свойства личности, которые вы приобрели, будучи нелюбимым ребенком. Что из этого списка актуально для вас?

Неуверенность. Нелюбимая дочь не знает, что заслуживает любви и внимания; она выросла в среде, где ее игнорировали, не слышали или критиковали по малейшему поводу. В ее голове звучит голос матери, сообщающий, какой она не является — умной, красивой, доброй, любящей, дельной. Этот голос так и будет отравлять ей радость от достижений и мешать раскрываться талантам, если не заставить его умолкнуть.

Недоверчивость. Восприимчивая и любящая мать учит свое дитя, что мир безопасен, что это место, где его нужды удовлетворяются, вопросы не остаются без ответов и кто-нибудь поддержит в случае неприятностей или трудностей. Дочери с надежной привязанностью нетрудно положиться на людей, она не чувствует себя уязвимой, доверяя другим в силу своего мировосприятия и уверенности в собственных суждениях.


Перед нелюбимой дочерью мир предстает совершенно иным — полным угроз и населенным людьми, способными ранить или подвести. «Я всегда удивлялась, — признается одна женщина, — почему кто-то хочет со мной дружить. Я не могла избавиться от мысли, нет ли здесь подвоха, а во время психотерапии узнала, что все это идет из детства». Проблема с доверием проистекает из чувства фундаментальной ненадежности отношений с матерью и распространяется как на дружеские, так и на любовные связи.

Сложности с установлением границ. Восприимчивые матери с младенчества учат детей здоровой мере зависимости и независимости, уважая их эмоциональное и физическое личное пространство, в которое не вторгаются. Это подкрепляет как самостоятельное «я» ребенка («ты это ты, и это хорошо»), так и ощущение надежной связи («если ты упадешь, мамочка будет рядом и поможет тебе»).

Напротив, нелюбимой дочери, которую игнорировали, сложно почувствовать себя независимой личностью, поскольку она слишком сосредоточена на том, чтобы добиться внимания матери. Ту же роль она зачастую играет во взрослой жизни, самозабвенно ублажая других и страдая от неспособности сказать «нет». Она буквально растворяется в отношениях, потому что не понимает, как функционируют границы между людьми.


Неадекватная самооценка. Мы узнаем, кто мы, наблюдая, с каким выражением лица смотрят на нас другие люди, особенно матери, и как они реагируют на нас, наши слова и поступки. Один за другим эти сигналы с самого раннего детства формируют самовосприятие. Любящая и чуткая мать помогает ребенку не только составить позитивное представление о самом себе, но и принять себя. Принятие позволяет видеть себя как целостную личность со всеми достоинствами и недостатками. Главное, вы можете очень многого добиться, не будучи совершенством, потому что знаете, что вас в любом случае будут любить и принимать.

К сожалению, ничего этого не происходит, если мать не любит свою дочь. Поскольку поведение матери непосредственно влияет на самовосприятие ребенка, всем нелюбимым дочерям сложно взглянуть на себя объективно. Многие впитали материнское пренебрежение и уничижение, став чрезмерно самокритичными — привыкнув объяснять любую неудачу или проблему не обстоятельствами, а особенностями своей личности и чертами характера, и считая себя ничтожествами или неудачницами.

Гиперчувствительность. Для многих дочерей слова и жесты являются эмоциональными триггерами, заставляющими вспомнить, как с ними обращались в детстве. Чувствительность к пренебрежительному отношению, реальному и воображаемому, и острая реакция на любую критику чрезвычайно непродуктивны и сильно осложняют жизнь. Женщина может воспринимать добродушное подшучивание как критику, одержимо прокручивать в уме случайно брошенную фразу. В силу своего детского опыта она склонна видеть тайный смысл в ничего не значащих ситуациях и ошибочно трактовать намерения и мотивы других людей.


Повторение связи с матерью во взрослых отношениях. Поиск зоны комфорта, в которой нет ничего комфортного, вынуждает нелюбимую дочь стремиться к связям, в которых она чувствует себя так же, как в детстве. «Честно говоря, я вышла замуж за свою мать, — говорит одна женщина. — Он казался полной противоположностью моей матери, но в конце концов стал обращаться со мной так же, с той же непоследовательностью, и снова я не знала, как со мной обойдутся. Как и моя мать, он был то равнодушным, то чутким, беспощадно критичным или неопределенно-одобряющим». Многие из вас согласятся, что не только эта женщина выбрала партнера по образцу матери.

Источник: www.7ya.ru

Я давно хотела рассказать о том, что отцы своих дочерей любят больше, чем сыновей, хотя и мечтают о том, чтобы родился сын, а не дочь. Я так же знаю мужчин, которые, узнав, что родится дочь, расстраиваются, переживают, что их будут обзывать "ювелирами" или "бракоделами", а некоторые даже пить начинают.


Эта тема меня интересует давно и я на протяжении многих лет, имея своих четырех дочерей, а так же наблюдая за подругами и друзьями могу с уверенностью сказать, что многие мужчины просто подвержены давним стереотипам.

Как только мужчина берет на руки этот плаксивый комочек, который совсем скоро превратится в само божество, он превращается в отца.
Один мой знакомый как-то сказал: "Знаешь, я, пока не взял свою Юльку на руки, и мужиком-то не был. Да, был любовником, хозяином, добытчиком, да кем угодно, но не мужиком. В одно мгновение я понял, что обязан жить ради того, чтобы защищать свою кровинушку. Жена? Так она и до меня жила, разводятся же люди… А вот дочь!!! Да она не сможет без меня, ты понимаешь? Теперь я и жену в сто крат сильнее люблю и никогда не дам повода подумать о разводе. Ты представь только, мы разведемся жена замуж пойдет, а Юлька? Это ее кто-то чужой станет воспитывать? Да никогда в жизни! Да мысли такой быть не должно".

11-12-2014_21·22·57

Эх, подумала я… Все бы отцы так думали…
Годы шли, дети наши росли, его Юлька превращалась в девушку, а Дашка, Настя и Маришка подрастали… У знакомого четыре дочери и сын.
Этим летом мы пересеклись с ним в парке. Он с женой пришли с детьми на качели-карусели. Пока Ирина детей на теплоходе катать поехала, мы с Андреем решили посидеть в кафе и пообщаться.
Он мне стал рассказывать о том, сколько счастья ему доставляют дочери, как он их любит и сколько нового узнает, целый мир для себя открывает каждую минуту. Сына он тоже любит, но по-другому. С сыном они много мастерят, делают всего по дому, ремонтами и домом занимаются. Сыну нужно отцовское плечо, опора, а девочкам нужна любовь, забота.


"Знаешь, что я для себя открыл? Девочкам нужна отцовская любовь. И нельзя ее скрывать. Даже старшей, которой скоро замуж можно выходить уже, моя любовь нужна больше всяких подарков. Никто и никогда не даст дочери такое чувство уверенности и защиты, как отец. Она делает и ошибки, иногда огорчает своими поступками, может даже резко иногда ответить, это крайне редко, но бывает, но она никогда не может усомниться в родительской любви.
Мы на эту тему много и с женой разговаривали, и книг читали, и с психологами общались и пришли к выводу, что дочь должна знать, что отец ее любит невзирая ни на что".

Я не могла не согласиться.
Это правда…

Я даже заметила то, что девочки часто выбирают себе в мужья парней, которые так или иначе похожи на отцов. Если у девочки был заботливый отец, любящий и искренний, она такого же и мужа себе искать будет. Ее грубияны не заинтересуют.
А еще дочки очень ревностно воспринимают то, как отец относится к матери. Мать — для любого ребенка самое дорогое. Если отец ругает мать, хамит, орет на нее, дочь будет так же себя вести и с отцом, а если отец ударил мать, то дочь ему это никогда в жизни не простит.


Многим мужчинам крайне сложно пережить подростковый возраст детей. С сыновьями им проще, ибо если что-то хорошо, то это заслуга его, а если плохо, то жена так воспитала. С дочками этот вариант не проходит. Тут отцы понимают, что где-то "перелюбили", а в чем-то "недолюбили". Это неправильно. Нужно знать, что переходный возраст очень сложно дается не только родителям, но и детям. Именно в 13-15 лет дети пытаются утвердиться в этой жизни и занять определенные позиции в семье. Им надо помочь. В это время нужно проводить много времени вместе. Мы ходили в походы, ездили с ночевками на озера и реки, рыбачили, вечерами вместе готовили еду. Это все здорово сближает, сдруживает, увлекает. Дома было множество настольных игр и мы вечерами, после того, как выучены все уроки, и сделаны домашние дела, вместе играли, пили чай, обсуждали какие-то интересные темы. Дети не искали компании, не бежали куда зря. Им хватало школы, спортивных секций, танцевальных кружков и семьи. Для них и сегодня лучшие друзья — это братья и сестры.

Когда-то общаясь с психологом, она рассказала, что именно отец должен объяснить дочери, что внешний вид — это не вся красота. Должен быть еще красив и богат внутренний мир. У девушки должен быть твердый характер, доброта, сострадание. Отец прекрасно понимает, какой должна быть девушка, чтобы не стать гламурной блондинкой.

А еще у меня к отцам есть просьба и совет.
Не стесняйтесь своих дочерей, говорите, насколько они прекрасны. Жизнь так быстро летит, так мчится, что вы не успеете оглянуться, как из-за рутинных дел и проблем проморгаете детство ребенка. А потом пожалеете тысячу раз, что не остановились, не заметили, не уделили каких-то пару часов в день, но будет поздно.


Деньги? Это отмазка. Чем больше вы заработаете денег, тем больше появится потребностей и их все равно не хватит…
Компьютер? Он и через 5 лет будет стоять на этом же месте, только вы не не услышите "Папочка, я тебя сильно люблю!" А знаете почему? Вы не сказали о своей любви ребенку сегодня!

Воспитание детей:
Раннее развитие ребенка или родительская лень.
О чем говорить с младенцем?
Приучение ребенка к горшку.
Прививаем любовь к чтению

Источник: anonimusi.livejournal.com

Томмазо Ландольфи

Любящая дочь

Один юноша (подробное представление которого здесь необязательно) вышел как-то из дому во второй половине дня, не имея на то какой-либо определенной цели. Было душно; знойный, противный ветер гнал по небу темные облака; тротуары сверкали, словно зеркала; был тот час дня, который обычно более всего отмечен леностью и беззаботным течением, хотя ничто прямо и не говорило в пользу такого ощущения; было этак часов пять-шесть вечера. Люди, мелькавшие вокруг, походили на призраков. Вечерело. В магазинах начинали зажигаться огни.

Юноша, как об этом уже было сказано, беспечно прогуливался по одной из оживленных улиц города; и начал уже было подумывать над тем, чтобы вернуться к себе домой, как неожиданно его внимание привлекла хрупкая женская фигурка, скользившая в толпе, и всем своим видом напоминавшая рыбку, энергично работавшую хвостом и плавниками. То была брюнетка, полностью поглощенная своими мыслями, так, по крайней мере, могло показаться. Она была в шляпке с заломленными полями и в костюмчике, сшитом по последней моде, в котором ее исключительно пластичное тело ходило буквально ходуном, словно тело молодого щенка в собственной шкуре; всего этого было достаточно, чтобы юноша решил преследовать незнакомку. Преследовать просто так, без особых намерений — хотелось только проследить, куда она направляется.

Наивный, он совершенно не учел особой чувствительности, присущей только женской натуре! Уже через каких-либо сто шагов женщина со всей определенностью знала, что ее преследуют, и, он, в свою очередь, знал, что она это знает. Они продолжали заигрывать самым различным образом еще порядочное расстояние. Между тем, юноша все более подавался провоцирующему очарованию незнакомки, в то время как та, благосклонно принимая знаки внимания, все более удалялась в сторону от оживленных улиц, уходя в лабиринты улочек, а то и переулков. Порой она резко оборачивалась назад, и, бросив молниеносный взгляд краешком глаза, тут же устремлялась вперед; он уже не мог поступить иначе и все время следовал за ней.

Наконец, они очутились на одной особенно загадочной улочке, и женщина тут же неожиданно скрылась в каком-то подъезде; юноша на какое-то мгновенье заколебался, но, будучи втянутым в игру, уже не был в состоянии отказаться от участия в ней; и, в свою очередь, переступил порог подъезда, ничуть не задумываясь над тем, каким будет его следующий шаг… Впрочем, куда могло пропасть столь божественное создание? Внутри подъезда проходил длинный, сырой коридор, от которого во все стороны лучами расходились многочисленные проходы, ведущие, по всей видимости, во двор и на лестницы. В каком же из этих проходов могла исчезнуть женщина? Неожиданно он заметил ее внизу, как раз в тот момент, когда та пересекала угол двора; кстати, и в этот раз незнакомка не упустила случая бросить в его сторону еще один едва уловимый взгляд. Не был ли тот взгляд красноречивее любого приглашения?! Юноша не стал долго раздумывать и тут же бросился ей вдогонку. Вскоре ему представилась возможность увидеть, куда пыталась скрыться красавица. Она быстро поднималась по лестнице, шаркая ногами. Через какое-то мгновение он снова был у нее за спиной. Еще через мгновение он услышал, как на верхней площадке она открыла и тут же закрыла за собой дверь, отыскать которую уже не представляло никакого труда.

Но вот загвоздка — как поступить в такой ситуации дальше? Впрочем, разве, ему воспрещалось просто взять и постучать в дверь? Да и тот многозначительный взгляд разве был только плодом его фантазии? Но, если все же постучать, то зачем, с какой целью? Подобные колебания не только не остудили пыла юноши, но, наоборот, возымели обратное действие. Он решительно постучал в дверь. В конце концов, если вместо девушки дверь откроет кто-либо другой, всегда можно будет что-нибудь придумать в оправдание.

Дверь открыл старый человек, даже весьма старый, в короткой бархатной тунике, наброшенной на худое тело, словно на вешалку, в берете на манер Рафаэля, в войлочных домашних тапочках, с дрожащей козлиной бородкой, и в очках, висящих на кончике носа.

Этот, отдающий дань традициям, прямо-таки опереточный персонаж, поглядел немного на совершенно оторопевшего юношу, и, не ожидая, когда тот придет в себя и заговорит, сразу же обратился к нему с риторическим вопросом:

— Наверняка, вы ищете мою дочь? Проходите. Смелее! Заходите же, черт подери! Заходите, и, давайте подождем ее пока где-нибудь тут у меня, — предложил он в следующий момент, расступаясь, и, пропуская юношу вперед по крайне захламленному коридору. — Встретиться с хорошим человеком всегда приятно, и двери нашего дома для таких всегда открыты.

И, прежде чем осознать что-либо, юноша очутился в просторном, запыленном помещении студии художника, едва освещаемом светом. Правильнее сказать, его освещал всего лишь один единственным светильник желтоватого цвета, установленный непосредственно на мольберте. Стены студии были хаотично усеяны различными зарисовками, сделанными на скорую руку, полотнами, вывешенными прямо без рам, и полками, буквально ломившимися от предметов неживой природы. Старик сел в то самое кресло, из которого он только что встал, чтобы встретить гостя, и, приглашая жестом юношу присесть в кожаное кресло, продолжил:

— Послушайте, не исключено, что моя дочь задержится. Не вам мне объяснять, что у женщин хватает дел по дому. А, что, если тем временем я покажу вам что-нибудь из моих работ? Вы как на это смотрите? Просто, чтобы убить немного время… Дело в том, что я — художник. Впрочем, видимо, вы итак уже об этом догадались. И к тому же, вы производите впечатление весьма живого, интересующегося жизнью, юноши; не в пример нашей нынешней молодежи… Ну что, идет? — закончил он свою просьбу с мольбой в голосе.

Попробуй отказать кому-то в просьбе, когда у тебя нет иного выбора! Юноша вымолвил что-то нечленораздельно в знак согласия, и старик тут же, не мешкая, начал передавать ему некоторые свои работы.

Это были рисунки, выполненные гуашью, темперой, лишенные какой-либо оригинальности, т. е. страдающие явной академичностью. Обнаженные фигуры казались точной копией безликих и дешевых гипсовых фигур, которыми буквально забиты все художественные училища, и, с которых они, по всей видимости, и были списаны. Пейзажи были либо густо усеяны всевозможными предметами, либо представали в своих застывших, плоских формах. Женские головки украшали волнистые, уложенные по всем правилам парикмахерского искусства, пряди волос. Они обрамляли буквально пышущие здоровьем лица с пурпурными губами.

Одним словом во всех его трудах чётко прослеживалась жуткая меланхолия. И во всём ощущалось какое-то издевательство над здравым смыслом. Тем не менее, почти каждое из этих творений содержало в себе какой-нибудь неожиданный, оригинальный элемент, дававший повод для беспокойства. Иногда это было едва уловимое очарование, но и оно, как правило, не вписывалось в контекст сюжета, и, тем более, не было в состоянии выразить ход его мыслей. Так, например, в одной из работ на фоне открытой двери, ведущей в цветущий сад, отчетливо просматривалось, словно филигрань, весьма неопределенное существо в капюшоне.

— А это, что будет? — осмелился спросить юноша, совершенно не зная с чего начать разговор.

— Призраки на пороге дома — так называется эскиз, который вы сейчас рассматриваете… Это — чтобы вы лучше ориентировались.

Вы улавливаете смысл?

В углу одного из пейзажей, застывшего и весьма банального (со злаковыми полями, крестьянским домиком с кипарисом и извивающейся тропкой) была изображена маленькая черная фигурка, с развевающимися на ветру волосами.

— А тут, что у вас?

— Черт подери, да это же «знойный демон»! — воскликнул старик не то с изумлением, не то с сожалением по поводу недостаточной фантазии собеседника.

Короче говоря, через весь этот художественный хлам четкой нитью проходило (если так можно выразиться) одно единственное состояние: одиночество. Оно являлось результатом несбывшихся иллюзий, как осознанных так и не осознанных, многочисленных измен и разбитых надежд, не поддающихся какой-либо оценке.

Источник: www.litmir.me

Любящая дочь (часть 2)

Инцест

Утром я проснулся рано. Юля все еще спала закрутившись в одеяло. Двигаясь как можно тише, сто бы не разбудить ее, я собрался и ушел на работу. «Если она и проспит школу это ни чего…» думал я.

Весь день был как в тумане. Сотворить такое с собственной дочерью, называть ее шлюхой… Просто не укладывалась в голове, но картинки вчерашнего вечера, когда она сама шла на встречу не выходили из головы. Это было не реально. Так грязно обращаться с девочкой… Но постепенно я стал ловить себя на мысли, что чем больше я думаю о происшедшем, тем больше я возбуждаюсь. Не хватка женщины в доме, которая могла погасить мои извращенные порывы, сделало свое дело. Я помнил ее губы, так откровенно сосущие мой член, попу, которую я открыл, не подумав о том, что она испытала боль.

В результате я ушел с работы после обеда сказавшись простуженным. Мой вид подходил к этому.

Слава богу она еще была в школе. Я долго ходил по квартире, осматривая места вчерашнего грехопадения.

Но щелкнул замок и Юля вошла в прихожею. Я вышел на встречу. Она покраснела, не поднимала глаз на меня. Не торопясь сняла ботинки. Наступила весна и легкая одежда на ней только подчеркивала ее фигуру. Мы молчали, и так же не говоря ни слова прошли на кухню. Я уже приготовил ужин и ей оставалось только полакомиться всякой вкуснятиной, на которую я не пожалел денег.

— Нам надо поговорить — я решил нарушить молчание первым. — Как ты себя чувствуешь?

— Нормально… — она задумалась. — Только в попе всю зудит…

— Тебе больно — я немного испугался. Ведь я ее мог и порвать в таком порыве, а это уже серьезно.

— Да нет Па… — она улыбнулась. — Просто… Как бы чешется. Больно было, немного, когда утром в туалет сходила.

Она виновато посмотрела на меня…

— Я этим сегодня не занималась…

— Ты понимаешь, о том, что случилось лучше ни кому не знать… — она оборвала мою речь.

— Я что дура…

— Но пойми это неправильно… между нами…

— Па, о то что ты из-за меня так и не нашел себе подругу это правильно?

На этот вопрос я не знал, что ответить, к там уже она продолжила…

— И дрочить себе в твоем возрасте… Это наши ребята в школе дрочат… Я не дура, не кому не скажу, что ты меня… ну трахать будишь.

— Ты серьезно… ? — от такой заявочки я просто выпал в осадок.

— Я люблю тебя папа… — ее глаза были полны нежности и смятения, голос задрожал. — Да я ненормальная.

Она заплакала я убежала в комнату.

Я был в шоке. Дочь призналась в любви к отцу как к мужчине. Немного поразмыслив я пошел к ней в комнату.

Юля лежала лицом в низ и всхлипывала. Я сель на кровать рядом и погладил по голове. Она резко развернулась…

— Я смотрела кассеты, где ты с мамой… Ты держишь ключ от письменного стала в шкафу.

И тут я просто был ошарашен. Я снимал свою жену на видео. Мы развлекались в месте позволяя себе забавляться безобидными извращения. Юля залезла ко мне на колени и спросила…

— Это было здорово?

— Да. — большего сказать не мог.

Юля посмотрела на меня совершенно ошалелыми глазами…

— Со мной не будет проблем. — с этими словами она быстро расстегнула мне брюки и ее губы коснулись члена. Она сделала это на столько нежно, что я не мог контролировать себя. Сделав движение, что бы оттолкнуть ее я наоборот положил руки на ее голову. Она уже впустила мой член себе в рот и жадно обсасывала головку. Из меня вырвался тихий стон и она попыталась взять еще глубже, но у нее не получилась. Все поплыло перед глазами. Сперма хлынула в рот Юля. Еще через пару минут она выпустила член и посмотрела на меня преданными глазами…

— Па я не глупенькая, как наши девки в школе. Ты меня вчера наверное хотел напугать, что б я одумалась. Но ты видел меня в ванной… Я уже год такая. Я честно люблю тебя. — ее голос опять задрожал. — А то, что ты сказал… ну что сделаешь со мной…

— Все таки напугал. — я надеялся на ответ, что мои слова глупости и что она знает, что я такого не буду делать, но..

— Для такого я наверное маленькая… Но зато я смогу привыкнуть… Ну говорят, что женщину мужчина должен приучать к своим желаниям.

— И кто же это тебе сказал.

— Да с девчонками в школе… Та книжку одна принесла…

— И ты хочешь это со своим отцом. — я чувствовал, что киплю как чайник.

Она задумалась…

— Вчера было больно, но мне очень было приятно, что это ты Па меня… Тем более, что ты на меня… Покакал… — она покраснела — Если тебе это не нравиться, то я больше так не буду в ванной делать.

Я ни чего не ответил. Мыслей просто не было. На какие темя мы говорит. Я просто маньяк.

Она прервала мою тяжелую задумчивость…

— Па, а шлюхи и бляди — это те которые со многими мужчинами это делают.

— Да. — невозмутимо ответил я.

— Ты вчера сказал, что меня такой сделаешь… Значит я буду со многими…

— Ты точно чокнутая. — я разозлился скорее от самого себя чем от слов Юли.

Как на автопилоте в вытащил из брюк ремень. Юля испуганно посмотрела на меня.

— Я щас тебе всыплю, что из мозгов дурь вышла. Задницу подставляй. — я встал над кроватью.

Юля на удивление покорно легла задрав халат и спустив трусы. Порол ее второй раз в жизни. После пятого удара захлюпала носом. Ягодицы покраснели. Она скулила, вцепившись в подушку, а в моей голове летали маниакальные идеи. Мне в руки попалась девочка с которой я могу сделать все что угодно, любой изврат беспредела и она наверняка примет все.

После 15 удара мой член опять встал и я понят что не могу удержаться. Отбросив ремень я скомандовал…

— Ноги раздвинь.

Она послушалась. Я разделся. Как и вчера я крепко прижал ее к кровати. На мгновение я замешкался. Передо мной лежала собственная дочь, мой член лежал в ложбинке между ягодиц. Мое греховное желание взяло верх. Мой член которым хотел взять Юлю по сухому предательски деревенел. Резким движением член вошел в задний проход. Юля закричала. Отверстие было все таки слишком узким для моего члена, тем более без смазки.

— Что больно сучка? — спросил я.

— Да пап.

Я Притормозил…

— А теперь скажи папе, что хочешь что б он тебе попку разъбал.

Она обернулась и почти шепотом…

— Па больно…

— Не слышу ответа. Иначе больше ни чем…

Договорить не успел, она перебила…

— Папочка разъеби мне попку.

— И ты хочешь, чтоб тебе больно было?

— Но па…

— Не слышу…

Она уткнулась лицом в подушку…

— И что бы больно было.

— А теперь все полностью — не утихал я.

Она вцепилась в подушку обеими руками…

— папочка разъеби мне попку и что больно было.

Я зажал ей рот рукой. Она мычала вцепившись в мою руки своими двумя, а мой член расширял ее задницу. В начале я чувствовал сильное трение, но по немного двигаться стало легче. Наконец я вздрогнул и сперма вспрыснулась в ее отверстие.

Я вытянулся на кровати, поднял ее голову руками с подушки, куда она уткнулась. Юля плакала, я же был на вершине оргазма. Потом я поднялся и осторожно раздвинул ее ягодицы. Как и полагал ореол ануса был покрыт трещинками, но слава богу без разрывов.

— Теперь слушай. Ты всегда была послушной девочкой, а теперь станешь еще послушнее. — схватив ее голову обеими …

руками я поцеловал ее в губы — Ты не представляешь что я хочу делать с тобой.

— Па, я буду такой…

*****

Так пошлел месяц до Юлиных летних каникул. Отношения стали постоянны. Ее рот и анус стали моим сексуальным прибежищем. Дома она послушна ходила в коротеньком халатике на голое тело. В школу она ходила обыкновенно, только пару раз я отправлял ее без белья и каждый раз она приходила слишком возбужденной. Поэтому я решил, что ей лучше ходить как все, что бы не привлекать внимание. Выходные мы просто не вылезали из постели, а если ходили в кино или парк, она шла без белья, а один раз, когда стало совсем тепло, она была к коротеньком темном платье под которым ни чего не было. Мы оба возбудились на столько, что я просто не выдержав завел ее в первый попавшийся подъезд дома и овладел ее через уже хорошо поддающуюся попку. После я посадил ее на подоконник и своим ртом впился в ее девственное влагалище. Юля испытав оргазм просто теряла сознание и твердила только одно…

— Папа, трахни меня сюда, ну пожалуйста…

Но на следующий день у нее начались месячные и мне пришлось разрешить ей надеть трусы, что бы она воспользоваться прокладками. Но при этом Юля возбуждала меня не меньше и три дня утром и вечером она провела сидя у меня между ног с членом во рту.

Ее извращенную привязанность, хотя она мне и не очень нравилась, я то же не забывал. Пору раз в ванной я испражнялся на ее грудь и наблюдал за процессом самоудовлетворения дочери. После она хорошенько мылась шла в комнату и я довольно жестко порол ее. После этих экзекуций замечал в ней сильное возбуждение при котором она кончала от анального секса.

*****

1 июля к нам пришли гости. Юля впервые за последние три не дели была одета полностью. Но длинную юбку я все равно не разрешил ей одеть. Родственники ни о чем не подозревали. Она вела себя как обычно. Только когда я зашел в ванную, она прошмыгнула за мной за мной. Ее глаза горели.

— Па, я больше не могу терпеть. У меня задница зудит просто…

Ее галаза были выпрашающие. Я же был в замешательстве, ведь в комнате были гости. Прислушавшись и заключив, что все уже слишком пьяны, что бы обратить внимание на наше отсутствие, закрыл дверь на защелку.

— Ну что ж, Юля, спускай трусишки.

Юля радостно выполнила приказ и развернувшись ко мне спиной уперлась руками в край ванной. Мой член скользнул в нее. Рукой я скользнул в ее девственные губки внизу. Она стонала сжав губы, что бы не было слишком громко. Увидев как ее тело содрогнулась в оргазме, я решил, что пора начать ее трахать по настоящему.

На следующее утро я отправился к своему знакомому врачу. Он был немного удивлен, что я интересуюсь противозачаточными средствами. Но объяснения, что дочь уже взрослая и я должен знать за ранее, что ей в ближайшем бедующем советовать, были вполне логичными.

На работе я оформил отпуск. И домой пришел уже в 4 часа. Юля выбежала на встречу. Ее щечки горели.

— Опять порнуху смотрела. — спросил я, глядя на ее возбуждение.

— Да — ответила она заискивающе. — А что нельзя…

Как будто она теперь не знала моего ответа, но я добавил…

— Разденься.

Она немного удивилась, ведь таких приказав я ей еще не выдавал, но быстро сняла свой миниатюрных халат, оставшись в одних домашних тапочках. На кухни пока готовили ужин, я наблюдал как она медленно доходит до кондиции. Блеск в ее глазах нарастал. Она сидела голой за столом. Ее соски на груди оттопырились и она изредка сама касалась их.

— Пососать хочешь. — я спросил ее пытаясь поймать максимальный пик возбуждения.

— Па… — она просто сорвалась с места и встав на колени расстегнула брюки втянув мой член на столько, что закашлялась.

— Ну — ну, так сразу не надо. — я поднял ее голову — Иди в комнату.

Она послушно ушла. Я же взял тазик с водой, бритву и крем для бритья. Увидев меня с таким оснащением, она удивленно стала наблюдать за моими манипуляциями. Усадив ее на край кровати с раздвинутыми ногами, я медленно намылил ее промежность и начал брить. Она девственное отверстие непроизвольно подавалось вперед и намокало прямо на глазах.

Закончив процедуру и не торопясь рассказал ей о противозачаточных средствах, которыми ей предстоит пользоваться. Она слушала молча. Ее руки намного дрожали. По всей видимости она прекрасно поняла, что произойдет сегодня. Рассказав все рекомендации, я посмотрел на нее с ног до головы. Она чуть дышала от пере возбуждения. Тогда я не стал продолжать эту процедуру теоретически и перешел к делу.

Она несколько раз вскрикнула, когда я сделал первый несколько толчков прорывая ее девственность. Затем член ушел на глубину и я уже только различал ее стоны сквозь сладкий сон. Я чувствовал как член упирается при полном погружении и радовался, что он достаточно велик, что бы заполнять ее полностью. Пробуждение наступило, только когда моя отцовская сперма стала заполнять влагалище дочери.

Я отнес ее в по душ. Она стояла пошатываясь…

— Па, а ты теперь туда будешь меня…

— А ты что не хочешь? — спросил я.

— Хочу-у-у. — протянула она. — Я теперь вообще трусы носить не буду ни когда.

— Никогда ни когда. — уточнил я.

Она не ответила, а нагнулась и взяла мой член ртом.

Через день мы были даче. Дом был довольно запущен, как весь огород. Времени заниматься всем хозяйством просто не было, да и появлялись мы здесь ни часто.

Первый день мы не вылизали из дома. Юля целый день провела голой, а я переходил из ее одного отверстия в другое.

Только на следующий день утром я решил пойти на пляж. Юля сидела на берегу озираясь по сторонам. Несколько ребят стали увиваться рядом с ней и я отошел подальше дав им пространство. Юля сначала испуганно попятилась за мной…

— Они пялятся на меня.

— Ну и хорошо, ты же уже не девочка — целочка. — ответил я — Поболтай с ними. Захотят по попки хлопнуть не откажи…

Моя маниакальная мечта сбылась. Моя дочь пришла к точки развращения. Я наблюдал за ребятами. Они не отличались смелостью. Только один из них рискнул обнять ее слегка за талию. Да и то быстро убрал руку.

Вечером я долго расспрашивал ее как ей ребята. Она рассказывала, но не уверенна с запинками и недоговорками. Пришло долго беседовать, но все же удалось выяснить кто ей понравился больше кто меньше. После я овладел ее влагалищем и уже в процессе продолжил беседу…

— И так девочка. — начал я медленно погружаясь в ее влагалище. — Теперь мы займемся тобой серьезно.

— Это-о как-к. — она прошептала.

— Это так. — я придал голосу строгости. — Завтра ты пригласишь того, что понравился тебе меньше всего.

— Зачем. — она открыла глаза.

— Зачем. — я выдержал паузу. — Скажешь что одна дома. Маленькая комната хорошо просматривается через щель со второго этажа.

— Я что… — она прервала мои мысли.

— Ты что… — перехватил я. — Ты с ним будешь любезна. Будет лапать — разрешай. Захочет трахнуть — раздвинешь ноги.

— Но папа..

— Ты обещала стать блядью. — напомнил я и в это момент кончил.

Мой член выскользнул из нее, но я продолжил другим способом. Взяв бутылку из-под пива, стоящую на столе и ввел Юле во влагалище. Она ойкнула.

— Становиться блядью не обязательно приятно. — продолжил я. — Но мне это надо и ты должна попросить меня об этом.

Юля смотрела на меня уже более спокойными глазами…

— Па, я прошу тебя, сделай меня блядью.

Стало ясно, что приказ, именно мой приказ, был для нее важен. И не просто приказ, а цель доставить мне удовольствие.

Когда возвращается юность
Лето было жарким…
В ICQ
Новый взгляд на личную жизнь героев Толкина
ТВ-ТРАХ. Тина Канделаки
Замужняя Олечка. Часть 2
Странник
Катин любовник
Деловая партнерша
Служебный роман
Весенний поцелуй
Тимур и его команда I. Часть 2. Разоблачение
Неожиданный e-mail
Виртуальная близость. продолжение
Наши друзья
Встреча в гостинице
Моя новая любовь
Хрупкая девочка и семь мужиков
У доктора
Быль

Источник: admtg.livejournal.com


You May Also Like

About the Author: admind

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.